Слушать новости

Миграции в соцсетях

О том, стоит ли из Facebook уходить в Telegram

Когда я был юным пионером, была такая мода: писать зарубежным друзьям (в основном таким же пионерам из стран социализма). Я тоже пару раз пробовал это делать, было так интересно запечатывать конверт, наклеивать марку и думать, что всего-то через неделю-другую этот конверт распечатают в далеком каком-нибудь Брно или Карл-Маркс-Штадте, а через месяц, может быть, придет даже ответ. Мне так и не пришел.

Потом появились интернет и электронная почта. А интерес к общению поверх барьеров никуда не исчез. На излете девяностых я писал в Фидо и разные списки рассылки (наверное, сегодня уже мало кто помнит, как это выглядело).

В новом тысячелетии появился «Живой журнал» и я в нем завис. Но ЖЖ постепенно стал портиться, набежали какие-то мутные тролли, дискуссии превращались в бесконечные свары ни о чем… Я попробовал Facebook, и он мне понравился. Преимуществ было ровно два: ЖЖ был про тексты, а ФБ – про людей с их лицами и именами. И второе – можно было не видеть мутных троллей, кнопка «бан» сильно экономила силы и время.

Мигрировал я не сразу. Сначала проверил: когда мне нужны были поддержка или подсказка, просил о них и там и там. Получал их в ФБ и почти не получал в ЖЖ – и скоро перестал туда писать. При этом я согласен, что для развернутых дискуссий, для подборок текстов по темам ЖЖ лучше. Просто мне это уже было не интересно.

Теперь стал портиться ФБ, как и все мы не молодеем и не здоровеем. Те же мутные тролли, а в последнее время – неожиданные баны буквально ни за что. Одного моего знакомого в ФБ забанили за фото руки с ножом, занесенной над осетинским пирогом, якобы то была «пропаганда насилия». О фото собственных детей в трусиках на пляже я уж и не говорю, это давно уже считается там детской порнографией.

По моим наблюдениям, банят исключительно по жалобам (потому что остаются нетронутыми куда более спорные посты) и решение принимают либо роботы, либо условные коллежские регистраторы, с интеллектом все тех же роботов. Все бы ничего, совсем не трудно не постить фото истекающих соком пирогов и пляжных детишек, но вот иронии я избегать не умею. Роботы и регистраторы ее не считывают принципиально, совсем, никак, и банят, банят, банят за любую фразу вроде «напалмом такое выжигать» как за призывы к геноциду.

Похоже, за достаточно популярными авторами следят некие жалобщики (но может быть и личная кого-то к кому-то неприязнь) и бомбардируют ботов-регистраторов своей продукцией. Срабатывает прежде всего то, что болит у американцев. Говорить о Гитлере и СС можно сколько угодно (да и какая же дискуссия обойдется без ссылок на Гитлера?), но слово «негр», в русском языке вполне приемлемое и нейтральное, писать категорически нельзя. Можно сколько угодно обсуждать каноны «преподобновеликомученику Иоанну Грозному», написанные совершенно всерьез, но когда в ответ был сочинен шуточный акафист движению «Талибан» (запрещенная в РФ террористическая организация и наши партнеры по переговорам), бан прилетел сразу же.

Обжалование предусмотрено, но совсем не работает – да нас ли этим удивишь! Ответ прилетает через полминуты: жалобу оставить без удовлетворения, вы там все нарушили и все уронили. В случае острой неприязни находят повод банить раз за разом целый аккаунт – случай Полины Жеребцовой, автора прекрасной книги «Муравей в стеклянной банке».

Почему так? Провластные платные блогеры, а точнее, их кураторы, видимо, осознали, насколько уныла их продукция. И теперь они переключились в режим глушилок, знакомые еще с советских времен: строчат жалобы на тех, кто им не нравится.

И это очень гармонично сочетается со второй причиной, которую можно назвать первой поправкой к первой поправке к Конституции США. С одной стороны, Конгресс не должен издавать ни одного закона, который ограничивает свободу слова, но с другой – ФБ есть частная компания и может на своей территории кого угодно в чем угодно ограничивать. Вы же подписали пользовательское соглашение! Свобода слова есть, она неприкосновенна, но лишь пока слово написано на заборе, а не в популярной соцсети. Дальше, по-видимому, роботы и регистраторы начнут по формальным признакам банить за сексизм (слова вроде «деваха, бабенка»), эйджизм («старик со своею старухой») и т.д.

Что с этим делать? Пытаться объяснить, что ирония – самое страшное для диктатуры оружие, что Чарли Чаплин за своего «Великого Диктатора» в нынешнем ФБ был бы забанен навечно и сразу? Его, кстати, и в реальности выгнали из США в период маккартизма. Только… Обучить роботов распознавать иронию – очень сложное искусство, для каждого языка и каждой культуры алгоритмы настраивать придется вручную и долго, а русский сегмент… ну, с точки зрения рынка, это процента полтора. Если полтора процента от полутора процентов (то есть мы с вами) мигрирует из ФБ куда-то еще, вряд ли кто-то в руководстве ФБ это вообще заметит. Проще не роботов обучать, а нас банить.

Так все-таки, куда мигрировать? Обычно советуют Telegram. Я пока присматриваюсь, пробую. Как сказал один мой друг, ФБ похож на коммунальную квартиру, где все ходят друг к другу в гости и ругаются на общей кухне. А Telegram, сказал он, – это много-много маленьких табуреточек, на которые встают маленькие проповеднички и вещают ко всему человечеству. Пока не знаю, соглашаться ли с ним, но похоже на правду. Мы движемся в сторону все большей приватности, строим маленькие уютные мирки для себя самих и не волнуемся, что они так мало пересекаются между собой. Да только и в Telegram, как мы совсем недавно узнали, тоже есть, оказывается цензура. Что делать?

Придется, пожалуй, доставать из кармана пионерский галстук и помятый конверт… простите, опыт советских времен, когда обо всем принято было говорить иносказательно. Ведь боты и регистраторы туповаты, их совсем нетрудно обходить. Включать внутреннего цензора и формулировать аккуратней. В конце-то концов, воздерживаться от ответа, если в третьем часу ночи в интернете опять кто-то не прав.

Поделиться:
Новости и материалы
Все новости
Найдена ошибка?
Закрыть