Слушать новости
Телеграм: @gazetaru

Школа после пандемии

Андрей Десницкий о том, как может измениться наше образование

Прослушать новость
Остановить прослушивание

Волга впадает в Каспийское море, а дважды два четыре. Школа учит нас жизни, а жизнь после пандемии не будет прежней. Какой будет школа? Причем как средняя, так и высшая? Первое сентября, между прочим, довольно скоро, в супермаркетах школьные товары уже выложены как сезонные.

Наверное, одно из самых кошмарных переживаний этих месяцев (для тех, конечно, кто избежал тяжелой болезни или гибели близких) – это внезапный переход всей системы обучения в онлайн. Типичная картина: тесная квартира, в которой сидят за компьютером и пытаются работать родители. А вокруг них прыгают подрастающие дети: младшей надо слепить поделку и спеть песенку, притом записать в прямом режиме то и другое и прислать видео учительнице по электронной почте. Среднему надо прослушать урок в системе МЭШ (Московская электронная школа), но ее сайт прочно висит и не открывается. А у старшей, уже студентки, проходят вебинар за вебинаром, только преподаватели толком не понимают, как пользоваться всей этой техникой, поэтому половина времени уходит на выяснение, как и на что нажимать и чей именно компьютер тормозит.

Зато в период пандемии многие ведущие университеты мира открыли доступ к своим лекциям, и оказалось, что можно посещать не только родную школу или институт, но заодно Кембридж или Стэнфорд.

А если в семье выпускник, то ему и всей семье до последнего непонятно, как и когда сдавать ЕГЭ и поступать в выбранный институт, но уже ясно, что нормального выпускного просто не будет. Можно тихо рыдать в подушку, а можно не тихо – выбор невелик. В любом случае, компьютеров в семье меньше, чем учеников и работников вместе взятых.

Так что, похоже, сам факт возвращения школы в офлайн станет большим праздником для родителей и соскучившихся школьников и студентов.

Ну, а как учителя и школьные администраторы, на которых теперь ляжет абсолютно неразрешимая задача: организовать учебный процесс, соблюдая все санитарные требования вроде дистанции в полтора метра и постоянного ношения масок в закрытых помещениях? Как, простите, не заразиться самим? Учителя, к сожалению, становятся в нашем государстве расходным материалом, и в среднесрочной перспективе это грозит нам настоящей деградацией.

Но я сейчас о другом… Как нередко бывает, внешняя катастрофа заставляет задуматься о том, что существующие конструкции не вполне адекватны времени. Ломать их точно не стоит, но, возможно, стоит перестроить? И некоторые родители, как я знаю, уже задумались о том, чтобы перевести ребенка на домашнее обучение. А некоторые студенты – о том, чтобы отказаться от формального высшего образования. Те и другие – не самые ленивые и глупые, поверьте. Почему им пришло это в голову?

В месяцы вынужденного онлайна стало яснее видно, что нынешняя система образования довольно архаична. Это, наверное, полезное свойство, было бы странно менять ее каждые десять лет. Но теперь, когда стали видны слабые места, стоит задуматься о разумной перестройке.

Во-первых, стало очевидно, что конкуренция полезна. Система МЭШ, повторю, в общем и целом не выдержала нагрузки. И оказалось, что для разных школ и институтов, разных преподавателей и, главное, разных целей подходят разные программы. Зум хорош как место встречи, Гугл-класс – как организатор учебного процесса, а я так предпочитаю проводить занятия в системе Мираполис, которая немного архаична по дизайну, но очень функциональна. Может быть, и с едиными учебниками не стоит спешить?

Во-вторых, стало ясно, что обучение онлайн – это не просто способ преодолеть вынужденную изоляцию и заодно сэкономить на аренде и уборке помещений.

Это принципиально иной процесс. Мне это очевидно достаточно давно, потому что уже пять лет мы с женой занимаемся собственным образовательным проектом для подростков и взрослых. Я бы сказал, что различие подобно разнице между телевизором (онлайн) и театром (очное обучение). Онлайн позволяет преодолевать расстояние и время: в одном и том же классе оказываются дети из разных городов и деревень, в том числе, такие, которые никогда не смогут выбраться на личную встречу с преподавателем.

Более того, можно записать «золотой фонд» лучших лекторов, которые, к сожалению, не вечны, и тогда он будет доступен для следующих поколений. К тому же, интернет дает гораздо больше возможностей, чем просто просмотр занятий: существуют тесты, игры, даже совместное творчество, когда в формате гугл-документа группа учеников вместе создает некий текст или виртуальный проект.

Но это не может заменить личного общения. Одно дело – смотреть по телевизору классический мхатовский спектакль, а совсем другое – играть самому в школьном драмкружке.

В вузах у нас, в общем и целом, используется схема, которая сложилась в доинтернетную эру: существует учебник, по нему старший преподаватель читает курс лекций (и обычно он мало отходит от учебника, тем более, что лектор часто и есть его автор), а на семинарах младшие преподаватели проверяют, как студенты усвоили материал. Так вот, теперь можно все это развести: пусть будет в сети идеально прочитанный курс классических лекций вместе с таким же классическим учебником, а одновременно – свободные семинары (возможно, в виде вебинаров для тех, кто далеко), к этому курсу особенно не привязанные. Зато на таких семинарах можно идти за интересами студентов, можно учитывать все новейшие открытия и последние события, которые просто не успели попасть в классические книги и курсы. Можно учиться взаимодействовать, это ведь самое важное умение.

И это подводит нас к третьему выводу: слишком быстро все меняется в нашем мире, и не только в связи с пандемией. Типичный школьный учитель закончил свой институт 10-20 лет назад. Значит, его обучали по учебникам, написанным примерно полвека назад. И обучали люди, которые сами полвека назад учились. Какая наука не развилась за такое время? А уж практическое применение наук изменилось во многих случаях до неузнаваемости, особенно с распространением интернета.

Учебникам за ним уже не угнаться, да и не нужно – пусть они остаются столпами учености. А вот интернет-проекты возникают и могут отзываться на любые значимые новости и открытия почти мгновенно. Прекрасный пример – портал «Антропогенез». Вообще нынешняя эпоха сделала возможной действительно массовую популяризацию научных знаний для взрослых и детей, и характерно, что мода на качественный научпоп все возрастает. Это актуально и это интересно, это сделано профессионалами своего дела на понятном для нас языке – значит, это и есть качественное образование, даже если в учебных планах такого не найдешь.

И вот тут четвертое неизбежное новшество, я его уже упоминал, когда сказал, что родители все чаще глядят в сторону семейного обучения, а студенты все меньше озабочены официальными дипломами.

Нынешние учебные программы гораздо гибче тех, по которым учился я сам в советские времена, там не было вообще никакой вариативности. Но сейчас гибкости по-прежнему не хватает.

Я бы сказал, что учебные курсы во многом нацелены на то, чтобы дать человеку максимум знаний по тому или иному предмету и сделать его специалистом в данной сфере знаний… какой она была несколько десятилетий назад. Так что когда наш выпускник выйдет на работу, ему неизбежно придется переучиваться. При этом цениться будет не столько набор информации в его памяти (найти ее сегодня можно в собственном смартфоне), сколько умение эту информацию искать, отбирать, оценивать и обрабатывать.

А вот этому уже каждый учится по-своему, в соответствии со складом ума, интересами и потребностями. Так что да, больше гибкости и индивидуализма.

Когда мы с женой создавали свой образовательный проект, задумались о названии. И выбрали слово «Ваганты»: в позднем Средневековье так назывались бродячие школяры и даже преподаватели, которые переходили из одного университета в другой, изучая то, что было им больше по душе, в чем они сейчас ощущали потребность. Потом пришла эпоха стандартизации… Думаю, средневековая по масштабам своим эпидемия может отчасти помочь нам вернуться в эти вольные и веселые времена – но уже с применением современных технологий.