Поголовье прихожан

30.05.2019, 08:10

Андрей Десницкий о том, почему не убеждают проповеди о повышении рождаемости

Все чаще доводится слышать в последнее время с церковных амвонов и в церковных СМИ проповедь многодетности. Иной раз звучит что-то вроде «рожайте, россиянки, по миллиону в год, а не то придут китайцы и все у нас отнимут». Но, кажется, эти проповеди мало кого убеждают и вызывают скорее раздражение. А почему?

Прежде всего, отталкивает стиль разговора – о людях рассуждают как о поголовье скота (не мое определение, услышал его в частной беседе, но вполне согласен). Дескать, наш колхоз соревнуется с китайским, так мы отстаем по показателям. Впрочем, китайцев нам по численности населения в любом случае не обогнать, а учитывая нашу историю, в том числе и новейшую, тут ясно слышится призыв «бабы, нарожайте нам солдат», даже если говорящий этого и не имеет в виду.

А кто, собственно, говорящие? Я знаю, в том числе лично и хорошо, многодетных священников, у которых все хорошо и с семейной жизнью, и с церковным служением. Но они молчат на эту тему. Выступает пожилой протоиерей, у которого по официальным сведениями есть всего одна дочь, и епископы, которым детей вообще иметь не положено. К молодым обращаются люди, для которых в любом случае вопросы, как родить, прокормить и воспитать – чисто теоретические.

Их опыт, если он вообще был, остался в далеком прошлом, а поэтому их призывы – чистая абстракция.

И вот тут начинается самое печальное. Сколько было, сколько есть сейчас таких примеров… Молодой парень приходит к вере, становится после семинарии священником, с ним матушка – такая же молодая и трепетная девушка. Нет у них ни опыта жизни, ни профессии, но им вложили в голову, что нужно родить побольше деточек, не задаваясь посторонними вопросами, что даже предохраняться во время близости – это грех. Дескать, или воздерживайтесь, или рожайте, сколько Бог пошлет. Наверное, в семьдесят лет этот совет легко исполнить, но вот в двадцать-тридцать…

И что в результате? Бывает очень по-разному, но типичная картина, увы, такая. К тридцати пяти – сорока годам это смертельно уставшая, замордованная семья: батюшка, матушка и дети, на которых не хватает ни сил, ни времени, ни денег. А если еще епископ загнал на дальний и бедный приход и выжимает все соки, если нет богатого спонсора или понимающих родственников… Тогда семья не вылезает из нищеты и ничего уже не может изменить, потому что профессию приобретать поздно, да и некогда. Дети в такой семье не всегда вырастают убежденными атеистами (хотя и это нередко), но почти всегда проблемными. Я это видел, и не раз.

А родители... Алкоголизм, фактически распавшиеся семьи – это еще не самое страшное. Я лично в середине девяностых встречал пламенного юного священника (школа – армия – алтарь, даже без семинарии) из глухого села Тверской области. Поднимал, как мог, храм в депрессивном районе, спорил с односельчанами насчет пьянства и воровства… А потом вышло так, что сгорел в собственном доме вместе со всей семьей, и о выводах следствия так никто из нас никогда ничего и не узнал. Версий много, я не знаю, какая из них верна. Но несомненно одно: он и его жена не были готовы к тому, что на них свалилось, и им в этом никто не помог.

И у меня есть предложение к тем, кто от имени РПЦ проповедует многодетность: утверждайте ее не словами, а делами. Начните со своих, со священников. Введите пособия от епархии для многодетных священнических семей, по крайней мере в небогатых приходах – не раз в год на праздник никому не нужный сувенир, за которым еще и на епархиальное какое-нибудь собрание надо съездить, а твердая сумма на карточку ежемесячно. Откуда взять денег? Откажитесь, пожалуйста, ваши преосвященства, от покупки еще одной митры, если у вас уже несколько есть, от шикарного приема в честь губернатора, спонсорские средства по-другому распределите. Вложения в людей – они в дальней перспективе самые верные, лучше всего окупаются.

Но и не только в деньгах дело. Нужна психологическая помощь, да и просто административная поддержка – ввести, к примеру, строгое правило, что семьи многодетных священников имеют право на отпуск месяц в году в удобное для них время, что у них должны быть еженедельные выходные, что «по семейным обстоятельствам» – не отговорка, а самая веская причина. Заодно и от «выгорания» поможет – от той самой проблемы, которую все чаще обсуждают в духовном сословии.

Кто будет служить в деревне, пока местный священник в отпуске? Да вот отправьте кого-нибудь из административного епархиального аппарата, поближе к земле, к реальности приходской.

Мне, когда я начал обсуждать всё это в своем блоге, тут же ответили, что это совершенно нереально. А собственно, так ли много я предлагаю? Оплачиваемый отпуск, пособия многодетным – этими благами пользуются простые граждане нашей страны. А в тех корпорациях, где к людям относятся не как к расходному материалу, есть у них и другие бонусы, притом не сувенирные. Это если сотрудники для тебя – не поголовье, а люди, личности, говоря церковным языком – братья и сестры.

И если это будет среди своих, проще будет разговаривать и с внешними, нецерковными людьми. Аборт есть тяжкий грех – с этим согласятся практически все православные (а заодно католики и заметная часть протестантов). Но какова альтернатива? Знаю лично одного священника, которому в лихие девяностые на исповеди молодая бездомная девушка (из детдомовских) сказала, что беременна и хочет сделать аборт. Он не просто ее отговорил, он нашел ей жилье, поддерживал материально, пока не выносила, родила и выкормила своего малыша, а потом помог устроиться в техникум с общежитием, получать профессию для дальнейшей жизни. Вот это борьба с абортами!

Да, такой подвиг (в прямом смысле слова) не всякому по плечу и по кошельку. Но можно начать с малого. Со смены риторики хотя бы. Сегодня молодежь слишком часто слышит с церковных амвонов «вы обязаны, вам запрещено, вы вообще не такие, как мы хотим». Да, не такие. Но у христиан есть мощный повод отнестись к этому по-другому. Мы все не совсем такие, какими хочет видеть нас Бог, и единственный способ это исправить – помогать другому нести его груз, его бремя. Спросите их: «чего вы хотите, как вам помочь?»

Помогать нести, а не наваливать сверху свою добавку. Огромная все-таки разница.