Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Свобода «болтать»

14.10.2014, 08:27

Александр Братерский о роли гламурных СМИ в большой политике

Интервью с бывшими и нынешними женами влиятельных политиков и бизнесменов в журнале Tatler возбудили «неглянцевое» сообщество. Даже донельзя приглаженные как в текстах, так и на фото публикации смотрятся сегодня чуть ли не «фрондой». Кто-то даже увидел в них насмешку над миром «околокремлевских жен», ведь «Tatler» в переводе с английского «Сплетник» или «Болтун», который, как известно, находка для шпиона.

Кстати, из оригинального британского Tatler вышел когда-то литературно-политический журнал The Spectator – по сегодняшним временам тут и до «Искры» недалеко.

Видимо, поэтому вслед за ограничением иностранного участия в общественно-политических СМИ отдельные депутаты решили приглядеться и к неполитическим. Один из них считает необходимым вовсе запретить журналистам писать в отраслевых СМИ на «непрофильные темы». Логика простая: если ты глянец, то пиши про любовь-морковь, а про все остальное партия и правительство разъяснят по телевизору. Идет информационная война, и от тематики отклоняться нельзя. Шаг влево или вправо должен быть сигналом «вон из профессии».

Отчасти депутат, конечно, прав: глянец действительно много себе позволяет. Все потому, что в эпоху наступления на прессу дает приют определенному свободомыслию. В конце концов, писать для качественного глянцевого журнала на ироническо-политические темы гораздо честнее, чем славословить вождей или в очередной раз писать о том, как «Путин проводил съезд».

Скажете, фрондерство, а как без него в наше время? Именно поэтому глянцевые журналы становятся своего рода отдушиной для живого слова, как в советское время для журналистов отдушиной были издания детские или научные, как, к примеру, «Юный натуралист».

Не хочешь восхвалять партию – восхваляй птиц или жуков.

Правда, и восхваляя жуков, можно иной раз написать что-нибудь между строк, но это от таланта зависит. Читал, например, какую-нибудь сказку в «Мурзилке» советский чиновник и узнавал себя. А теперь читает российский чиновник в Tatler про очередных «светских львиц», и стон его раздается по всей Старой площади. Все понятно про страну становится без всяких «Ведомостей» с «Коммерсантами».

Кстати, в странах, где на качественную прессу не оказывают сильного давления, глянцевые журналы тоже не только несут светскую мишуру, но и сеют «разумное, доброе, вечное». В Cosmo и Glamour, не говоря уж о Vanity Fair, всегда можно прочесть одну-две статьи на общественно-политические темы, которые заставляют задуматься о временах и нравах. Как правило, их пишут хорошо знающие предмет авторы.

В мае этого года редактором международного женского журнала Elle стала известная журналистка Ребекка Трайстер, которая многие годы посвятила написанию репортажей о социальной и политической роли женщин. В пресс-релизе сообщалось, что Трайстер намерена написать несколько репортажей о роли женщин в политической жизни США к президентским выборам 2016 года.

Традиция писать в глянце на «непрофильные» темы родилась в эпоху Великой депрессии. Когда мейнстрим-пресса впала в уныние, именно глянцевые журналы пытались не только развлекать, но и информировать, давая ценные жизненные советы между рекламой пылесосов и рецептами, как из одной курицы приготовить пять блюд. Для них писали известные писатели и журналисты, привлеченные большими гонорарами.

Расцвет развлекательного глянца с политическим оттенком в США пришелся на безумные 1960-е, когда был основан журнал Penthouse – «журнал секса, политики и протеста», гремучая смесь из политической журналистики и обнаженных девушек.

В то же время был основан и не менее знаменитый Rolling Stone – тоже условно «музыкальный» журнал, немыслимый без политической журналистики. Именно он дал имя много лет прожившему в Москве Мэтту Тайби как разоблачителю создателей американского финансового кризиса.

Esquire на своих страницах публиковал военные репортажи из Вьетнама одного из пионеров «нового журнализма» Джона Сака, который впоследствии также работал редактором Playboy. Кстати, тот же Playboy в эпоху своего рассвета писал и о большой политике Вашингтона, антивоенном движении, борьбе за легализацию оружия, а также публиковал знаменитые политические интервью.

В 1976 году именно здесь было опубликовано интервью с кандидатом в президенты США Джимми Картером, в котором тот признавался, что, бывало, «похотливо смотрел на женщин». Интервью, анонс которого был вынесен на обложку «Джимми Картер о политике, религии, прессе и сексе», было довольно скандальным, что не помешало Картеру стать президентом. А может, даже и помогло – это интервью прочитали сотни тысяч избирателей.

И хотя былая слава журнала, как говорится, уже за холмом, открыв украдкой Playboy в амстердамском аэропорту, я с интересом прочитал в нем статью Лукаса Альперта о дружбе и политических связях вице-премьера Дмитрия Рогозина и Стивена Сигала. К слову сказать, таким вот острым, хоть и с неизменными девушками топлес, видел русский Playboy его редактор-основатель Артем Троицкий, ныне «национал-предатель». Будь он сегодня у руля журнала, там наверняка появлялись бы расследования из жизни политиков или хотя бы девушек политиков.

Сегодня в российских версиях гламурных журналов «политических» тем мало – фотки девушек перебивают лишь статьи про нижнее белье и эпиляцию. Хотя не исключено, что завтра отдельные мастера слова, потеряв работу в качественных СМИ, будут писать об эпиляции так, что каждый поймет: пишут они не об искоренении «волосяных луковиц» на женских ногах, а об уничтожении последних основ демократического общества.

А если еще и интернет перекроют, придется, крадучись, привозить из зарубежных служебных поездок (других не будет) Playboy с критической статьей про кремлевские нравы, а обнаружившему журнал пограничнику говорить: «Я купил его исключительно ради картинок».

И пограничник понимающе улыбнется.