Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Был как-то случай в Красногорске

26.10.2015, 11:04

Георгий Бовт о том, почему дело Георгадзе не станет причиной для антикоррупционных проверок

Никто — ни обыватели, ни посвященные эксперты — и не верил, что красногорского стрелка Амирана Георгадзе возьмут живым.

Просмотр сериалов про нашу и не нашу мафию не проходит даром: такие люди, согласно типичному сценарию, живыми никому не нужны. Ни свидетелям, ни пострадавшим, если бы кто-то из них вдруг выжил, ни следствию, ни, прости Господи, руководству.

Если употребить в дело более продвинутый сценарий, то можно бы, конечно, развить такую сюжетную линию: Георгадзе, должным образом подготовившись, спрятал где-нибудь в банковской ячейке (нет, не у нас в стране, не у нас, конечно) с инструкцией «вскрыть и опубликовать после моей смерти» обильный компромат на своих многочисленных чиновников-подельников. Адреса, пароли, явки... Ведь взял же он с собой «на дело» загранпаспорт зачем-то. Значит, были планы отхода?

Впрочем, человек он, по всему видать, эмоциональный. Так что «продвинутый сценарий» тут может и не подойти. А многие документы из учрежденных им фирм, говорят, уже таинственным образом исчезли. Пока полиция четыре дня прочесывала Красногорский район, а потом совершенно случайно обнаружила застрелившегося стрелка в коттедже, что в деревне Тимошкино, рядом с домом главы Красногорского района, которому, надо сказать, в этой истории сильно везет.

Теперь, разумеется, будет проведена самая тщательная экспертиза и проверка всего и вся. По поводу экспертизы (на предмет самоубийства) процитирую для обогащения красок нашего «кино» пост одного известного адвоката в фейсбуке:

«Обычно судмедэксперты в таких случаях сначала спрашивают, какой результат надо получить».

Раскрутится ли теперь дело красногорского стрелка до областных масштабов? С акцентом на принятый, но отнюдь не уникальный для России порядок выделения земель и разрешений на строительство, на предмет выявления конфликта интересов бюрократов, раздающих подряды застройщикам (Георгадзе состоял, оказывается, — вот небывалая в нашей деревне сенсация! — в одних и тех же фирмах с убитыми чиновниками), на предмет анализа эффективности работы с сигналами от населения и т.д.

Касательно последних в социальных сетях можно найти богатые свидетельства подмосковных активистов о царящем в области якобы «беспределе» с застройкой и землеотводом. В частности, лесов, столь удачно и вовремя пораженных жуком-короедом. Жалобы эти в том числе поступали и к главе района, и к главе области, и, наверное, в местное управление ФСБ, которое сидело лишь этажом выше места преступления. Слава богу, там никто не пострадал.

Теперь-то уж точно разберутся, как так вышло, что целые многоэтажные (более 20 этажей) здания вводились в строй без подключения к канализации и центральному водоснабжению. О том в тех же соцсетях писано-переписано.

Но разве у начальства есть время читать всякие глупости в соцсетях? А канал с вертолетами и модными прибамбасами «360 градусов» (бывшее «Подмосковье») по сему поводу, насколько помнится, ничего вопиющего не сообщал. Теперь, конечно, начальство во всем строго разберется. Оно ведь не знало, как там внизу подчиненные крысятничают. А для того чтобы узнать, и взяло ведение вопросами землеотвода от главы Красногорского района к себе. Отчего местное начальство и не смогло, по одной из версий, выполнить «по понятиям» свои данные Георгадзе обещания. И вернуть «20 лямов» тоже не смогло. Форс-мажор ведь, ясен пень: «Мы-то че, братан, мы старались».

Кстати, по-своему примечателен масштаб, которым оперировали участники разыгравшейся драмы. Недавно один бедолага убил двух своих детей и чуть не убил супругу, помешавшись на почве неспособности вернуть долг в «жалкие» $10 тыс. У Георгадзе кредитов в банках, взятых явно под обещанные местными чиновниками новые подряды, на $50 млн.

Требуемая им сумма «сатисфакции» от чиновников, по всему видать, отнюдь не представлялась ему неподъемной для них.

Уточним — для замглавы (всего лишь) района и начальника (районных же) электросетей. Как говорится, два мира — два Шапиро. Страшно одни «шапиро» при этом далеки от народа. А итог один.

В голливудских фильмах «про мафию» обычно в финале подобных movies идет Happy End, когда доблестные фэбээровцы хватают пачками зарвавшихся клептократов, вплоть до какого-нибудь «сенатора» (сенатор даже в Голливуде — это вершина разоблачений).

На нашем материале можно бы представить, как следователи изучают сложившиеся в области смычки бизнеса с прикормленными чиновниками — по землеотводам, разрешениям на строительство, подключениям к электросетям (это вечно нерешаемая проблема, которая эволюционирует в лучшую сторону разве что в виртуальных рейтингах Doing Business, но не на грешной русской земле). Как налоговики усердно копают под всех подряд на предмет соответствия их расходов задекларированным доходам. Как опрашивают и активистов, поднимают заново все вскрытые ими в последние годы, но неизменно успешно замятые скандалы. Как идут по подписям и, соответственно, адресам тех, кто принимал и разрешал заселять дома без канализации. А группа товарищей в штатском «поднимает веки» ничего ни про что не ведавшему губернатору. Дух захватывает от сценарных фантазий.

Но ничего этого не будет.

Максимум, что будет, — это снятие с работы десятилетиями сидевшего на своем месте главы района, чудом избежавшего смерти от рук бизнесмена. Мол, раз засветился в неприятном контексте, уйди и не светись более.

Так не стали копать «дело подмосковных прокуроров», один из упоминавшихся в связи с которым деятель недавно как раз был назначен главой одного подмосковного района.

Система, воздадим ей должное, научилась эффективно купировать «нестандартные ситуации», когда всего лишь один эксцесс способен открыть такие зияющие глубины коррупции, в которые лучше не заглядывать,

чтобы не вскричать «Все прогнило насквозь!», потеряв веру в то, что мы когда-нибудь из этого вообще вырулим как страна. Такие дела успешно разваливают на отдельные части-эпизоды, когда никакая, так сказать, проекция наверх попросту невозможна. Все будет сведено к разборке убийцы с двумя конкретными его жертвами.

Тем самым система работает на самосохранение. Альтернатива в виде безжалостной «борьбы за самоочищение» могла бы вылиться в такую межклановую свару внутри элит, которую система просто не переживет. Уж сколько таких было примеров «самоочищений», когда какая-нибудь вполне себе смирная под управлением вороватого короля Хайле Селассие Эфиопия, едва начиналась там бескомпромиссная борьба с коррупцией, делалась полем перманентной гражданской войны и failed state.

Особенно если к этим разоблачениям будут вовсю подключены всякие внесистемные блогеры. Они ж неуправляемы, значит, по-нашему, «политически безответственны».

Антикоррупционного джина в этом смысле лучше не выпускать из бутылки, поскольку никогда нельзя быть уверенным, сколько «очистительных» бед он натворит. Вселив в зомбированные мозги обывателя опасную идею, что власти предержащие могут быть не только нечисты на руку (это как раз не новость, и к этому привыкли), но и подлежат принесению в жертву плебсу на основании всего лишь этих шалостей, а не по воле Правителя. И не за воровство само по себе, вскрытое, скажем, прессой, а либо за сопряженную с ним нелояльность, либо потому что «так надо» в сфере борьбы хозяйствующих субъектов (под ковром, только под ковром!) за оскудевающие финансовые потолки.

Отдельную эпитафию надо бы произнести и над могилкой почившей в Бозе прессы. Всей, а не только подмосковной, где серия убийств и избиений не в меру любопытных журналистов, конечно, не прошла даром, а выработала нужный инстинкт самосохранения. Чтобы инстинкт был приятнее на вкус, цвет и ощупь, а также после длинной серии приемов на удушение послушных неплохо прикармливают и будут прикармливать, сколько бы ОНФ ни ставил резонных вопросов о раздутых пиар-бюджетах областных администраций. Сокращение этих бюджетов может произойти лишь по одной причине. Сформулируем ее так: «Потому что вы не стоите уже почти ни копейки, довольствуйтесь тем, что дают. А не нравится — вон очередь длинная на ваше место».

И уже почти никто не только не хочет ничего «копать» и «расследовать», разве что сольют и прикажут сверху, а и разучились это делать.

Посему общероссийское явление «Кущевка» будет оставаться пусть и вопиющей, но всегда частностью.

А Георгадзе вообще застрелился всего лишь оттого, что не снес исключения из «Единой России», в районную головку которой входил. Так сказать, разоружился перед партией. А она, в свою очередь, в результате удачно самоочистилась, еще теснее сплотилась и готова к новым электоральным победам. Которые, будьте уверены, не замедлят.