Бумажный тигр, грозящий дракон

О том, возможна ли война Китая по возвращению Тайваня

Политолог

Китай ответил на визит на Тайвань спикера палаты представителей конгресса США Пелоси эскападой грозных заявлений, начав вокруг острова самые масштабные за последнее время военные учения. Однако для сторонних наблюдателей все это пока «слова, слова» или «бряцание оружием». Тогда как некоторые у нас предсказывали чуть ли не начало Третьей мировой войны из-за той оплеухи, которую решительная 82-летняя женщина нанесла Председателю Си. Впрочем, она и Байдену тоже подсуропила. Он же говорил накануне, что ее визит в данный момент – не очень хорошая идея. Но спикер, получается, ослушалась президента. Да еще и однопартийца. А что, оказывается, так можно было?

Пока грозный Китай выглядит как «бумажный тигр – грозящий дракон» (в свое время Председатель Мао любил повторять: «Не надо бояться империализма, империализм ― это бумажный тигр»). И вместо того чтобы открыть второй фронт против все того же «империализма» (коллективного Запада), чему многие у нас будут только рады, пока предпочитает действовать против Тайваня методами экономической блокады и санкций.

Ну и «бряцает» потихоньку. Хотя китайские лидеры не устают повторять (говоря о давлении на РФ), что санкции неэффективны и контрпродуктивны.

Но вдруг все-таки Пекин отважится предпринять попытку силой вернуть Тайвань в «родную гавань»? Или оно вдруг само так получится – иногда ведь и «бряцание оружием» ненароком перерастает в настоящую войну. Как могла бы выглядеть эта китайско-китайская война?

Начать надо с того, что бывший остров Формоза – это хорошо укрепленная крепость. Ее надо будет брать, форсировав Тайваньский пролив, который в самом узком месте составляет около 130 км шириной. Сейчас, конечно, китайские войска вплотную приблизились к острову, проводя учения. Однако задействованных в них сил все же недостаточно ни для полномасштабного вторжения, ни тем более для осуществления захвата всей территории. Надо будет осуществлять переброску через пролив огромного количества живой силы и техники. К тому же вокруг Тайваня (в проливе, отделяющем его от основного Китая) разбросаны десятки мелких островов, каждый из которых может стать пунктом сопротивления.

По сравнению с такой операций высадка западных союзников СССР в Нормандии в июне 1944 года – маломощная военная «спецоперация». Тогда во Франции, преодолев относительно узкий Ла-Манш (в самом узком месте – 32 км) высадились около 400 тысяч солдат, в операции «Оверлорд» было задействовано около 4 тысяч кораблей.

А тайваньское побережье – это вам не бескрайние песчаные пляжи Нормандии, там много скал, поросших лесом. А пляжей, куда можно было бы десантироваться, – около дюжины всего. Даже если удастся высадить многочисленный десант, надо будет потом пробиваться к столице Тайбэю сквозь густонаселенную местность, ведя кровопролитные городские бои. При населении острова в 24 млн человек его плотность превышает 660 на квадратный километр. Для сравнения, плотность населения Украины, где сейчас идут активные военные действия со значительными потерями среди мирного населения, составляет 73 человека на кв. км.

Соотношение военных сил, казалось бы, однозначно в пользу Китая. У КНР под ружьем около 2 млн человек, только в армии 965 тысяч. Военные эксперты считают, что в случае войны Тайвань может выставить быстро 400-450 тысяч человек. На текущий момент у Тайваня вооруженные силы насчитывают 165 тысяч, общая численность резервистов 1,6 млн.

Оценки размеров «десанта», который Китаю надо будет бросить на захват острова, сильно разнятся: от 400 тысяч до 2 млн. «Оптимальная» сила вторжения – 1,2 млн человек. Это даст, как считается, необходимый для успешного наступления перевес в живой силе над обороняющимися в 3 раза.

В последние годы китайская армия проходит этап масштабной модернизации. Сторонние эксперты оценивают военный бюджет КНР (цифра засекречены) примерно в 290 млрд долларов (у США 800 млрд). КНР удалось создать современный флот, который по численности уже перегнал американский (у КНР 360 боевых кораблей, у США 300, недавно в КНР был спущен на воду новый авианосец). Имеется оснащенный парк боевых самолетов, в том числе есть созданные по технологии «Стелс». Всего у КНР около 1600 боевых машин. Есть и российские. Американские оценки наличия у КНР ракет средней и меньшей дальности колеблются вокруг 2 тыс. Дальнобойная артиллерия КНР может, теоретически, расстреливать Тайвань через пролив.

Однако благодаря США и другим западным странам армия Тайваня очень хорошо оснащена, имея в том числе современные средства ПВО, а также неплохую группировку ВВС: из 411 боевых самолетов примерно половину представляют модернизированные американские F-16 и французские «Миражи». При этом самолеты размещены на подземных аэродромах, вырытых в горах, непосредственно оттуда осуществляя взлет по специальным тоннелям. Вообще система подземных береговых укреплений тянется на десятки километров.

На первых порах Тайвань, в случае вторжения, получит, как минимум, разведывательную и прочую электронную поддержку от США и НАТО. Нынешний американо-тайваньский договор о безопасности не подразумевает автоматического вмешательства Америки на стороне Тайваня в случае войны (а раньше предусматривал) – все будет решать президент. Есть ощущение, что США постараются до последнего воздержаться от прямого столкновения с КНР. Однако в случае такого столкновения их перевес (в том числе по стратегическим вооружениям) был бы велик. Ближайшие базы США находятся на японском острове Окинава, в японском порту Йокосука – место базирования 7-го флота США, плюс база на острове Гуам в Индийском океане. До баз ВВС на Филиппинах 800 км. Также близ Тайваня сейчас находится одна авианесущая группа.

Если воевать придется в полную силу, Америке нужно будет задействовать практически весь свой военно-морской флот.

Впрочем, до войны вряд ли дело дойдет. Китай, не имеющий с 1979 года опыта масштабных боевых действий (была короткая война с Вьетнамом), постарается «показать крутизну» с помощью блокады или жестких санкций. Война не нужна Пекину по экономическим соображениям. Китай сильно зависим от тайваньских и американских технологий, в том числе по чипам и процессорам. Война может уничтожить тайваньскую электронную промышленность, и это будет невосполнимой потерей для Китая. Зависимость от американских технологий еще выше, «суверенитета» тут достичь не удастся к намеченному сроку, к 2025 году, похоже. Именно поэтому китайские компании столь щепетильны в соблюдении американских санкций против России. Одно лишь слово «делистинг» (с американских бирж) вгоняет в ужас многомиллиардные гиганты типа «Алибабы», не говоря уже о вторичных санкциях, опасаясь которых, похоже, на днях окончательно сбежала из РФ компания Huawei (она и так под санкциями США).

Для Китая Америка по-прежнему остается важнейшим рынком сбыта. Не будь Америки, китайская промышленность просто встанет: в прошлом году КНР продала товаров в США на 506 млрд долл. (купив на 151 млрд). В американских казначейских бумагах Пекин держит не менее триллиона долларов. Других американских бумаг – еще примерно на столько же. Это все, как горячий каштан, быстро с рук не сбросишь. Некому.

Китай предпочел бы потихоньку «обволакивать» Тайвань экономической интеграцией, добиваясь мирного возвращения острова в «родную гавань». Скорее всего, через формулу «Одна страна – две системы» (как Гонконг). Решив эту задачу примерно к середине века, Поднебесной торопиться некуда. Там считают, что впереди у них – вечность, и суета тут ни к чему. Если считать, что война есть продолжение политики иными средствами, то Китай традиционно предпочитает купить, нежели брать военной силой. Это всегда получается дешевле.

Автор выражает личное мнение, которое может не совпадать с позицией редакции.

Поделиться:
Загрузка
Найдена ошибка?
Закрыть