Слушать новости
Телеграм: @gazetaru

Невыносимый

Георгий Бовт о том, почему хоронить Ленина уже бесполезно

Когда надо чуток разбавить информационную картину – отвлечь внимание от «бесконечно отравленного» Навального или не привлекать его к навечно убиенному Тесаку – надо в очередной раз начать выносить из Мавзолея тело Ленина. Надо признать, вынос всякий раз подается все креативнее.

Вот архитекторы придумали конкурс-фантазию на тему обустройства Мавзолея, когда его обитатель, наконец, съедет. Все прикольнее, чем фантазировать на тему, скажем, «обустройства России после 2024 года». И тем более после 2036-го. И тем более – архитекторам.

Но в то же время можно констатировать, что здоровая фронда жива еще (ну хоть так) среди части творческой интеллигенции и не вся она продалась за госзаказ беззаветно. А некоторые даже и с госзаказом позволяют себе пошалить. Живы и присущие ей аполитизм и бесчувствие к текущему политическому моменту. Хотя раньше, конечно, таких криэйторов бы за такие экзерсисы по отношению к вечно живому Ильичу просто расстреляли бы. А теперь лишь позвонили откуда надо и вежливо поинтересовались, не поехали ли они часом умом, объявляя такой конкурс. Даже уголовное дело не завели, вот же благословенно вегетарианские времена. После чего конкурс тут же, совершенно добровольно, рассосался во влажном осеннем московском воздухе.

А вообще мумия Ленина чем дальше, тем больше народу «по барабану». Начать с того, что нет уж к ней таких километровых очередей, как в советские годы. А кончить тем, что нынче не всякий школьник расскажет, кто был сей человек и за какие такие велики заслуги его определили лежать на обочине трассы прохождения военных парадов.

И уж тем более мало кто даст вам вразумительный ответ, почему во время этих парадов раньше вожди влезали на гробницу на «обзорную площадку», а теперь, предварительно стыдливо задрапировав, стоят в сторонке на трибунах, что, конечно, ухудшает обзор. Да и селфи получаются оттуда не такие клевые, как если бы с Мавзолея.

В народных массах по поводу мумии – разброд и шатания. Разные опросы выдают разные данные насчет ее выноса на погост. Скажем, три года назад ВЦИОМ насчитал таких «захоронителей» 60%, а в этом году SuperJob лишь 40%. В два раза различается и число тех, кто предлагает погодить, пока уйдет поколение тех, кому он дорог.

На что я вам так скажу: годить – это не аргумент, поскольку таковые люди будут всегда. Но дорог он им будет по-новому. Потому что, с одной стороны, Ленин перестал быть скрепоносной легендой в советском духе, как столп ее идеологии и часть идеологической религии. С другой, он в виде мумии, лежащей на главной площади страны, не перестал провоцировать разные смыслы. Наиболее очевидный: он фетиш для нынешних коммунистов. Не у всех партий есть такой, им повезло. Это вам не выхухоль и даже не медведь какие-то. Вне зависимости от того, что их фетиш-кумир был агрессивным атеистом, а они теперь, презрев прежние табу, сплошь повалили в церковь. Которая, заметим, давно выступает за вынос тела на погост. Вот так теперь наших политиков колбасит. И не только в этом.

Другой новейший миф, связанный с телом бывшего вождя, касается его «завещания» похоронить себя на Волковом кладбище в Петербурге. Легенда эта родилась в годы перестройки, на излете советских времен и казалась высшим проявлением политической смелости.

В том числе подхватил ее и Анатолий Собчак. Авторы этого мифа ссылались кто на Владимира Бонч-Бруевича (один из немногих прилично образованных лидеров большевиков, а также один из инициаторов внедрения в Советской России «прогрессивной технологии» кремации как способа утилизации трупов), кто на вдову Ленина Надежду Крупскую. На деле последняя вскоре после смерти мужа написала, что хотела бы, чтобы он как раз был помещен в Мавзолей, а тело его сохранено. Потом она не раз приходила туда, когда не было посетителей, чтобы побыть с покойным супругом.

Что касается Бонч-Бруевича, то он входил в комиссию по организации похорон Ленина, поначалу действительно возражал против сохранения тела, но потом смирился. Кстати, Сталин, вопреки распространенному представлению, не был ни инициатором, ни даже участником принятия решения о сохранении тела. Он даже не был членом комиссии по похоронам во главе с Дзержинским, а его тогдашний верный политический союзник Клим Ворошилов, который был ее членом, против мумификации резко возражал.

А дальше произошло то, что усилия медиков Владимира Воробьева и Бориса Збарского по бальзамированию тела усопшего (а также лютый мороз, не давший ему разложиться в первые дни) оказались очень успешными. Это, видимо, и решило окончательно судьбу проекта. К тому же мумией успели восхититься – уже весной — делегаты XIII съезда партии, а затем делегаты V конгресса Коминтерна. До той поры широкой публике забальзамированного Ленина не показывали. Коммунистам же он предстал как живой. Что впоследствии могло натолкнуть идеологов большевизма на тезис о том, что Ленин – вообще всегда живой. Это был по тем временам удачный маркетинговый ход.

Так в конце концов в причудливой форме (вот же гримасы истории) воплотилась идея одного из ранних идеологов большевизма, какое-то время бывшего даже фактически вторым человеком в партии, пока Ильич отсиживался за границей, Александра Богданова и примкнувшего тогда к нему Анатолия Луначарского.

Богданов позже был исключен из РСДРП по настоянию как раз Ленина, а затем отошел от активной революционной работы. До большого террора не дожил, а то непременно был бы репрессирован. Они в рамках течения «богостроительства» предлагали интегрировать социалистическое учение (марксизм) и религию. Богданов в ранние советские годы стал одним из главных идеологов Пролеткульта, в рамках которого его ранние идеи нашли-таки определенное воплощение, хотя и в довольно вульгарной и примитивной форме. Но это уже можно списать на издержки исполнителей.

Как смогли, так и построили «новую религию». В рамках которой, если относиться к телу Ленина как к мощам (каковых других что в православных, что в католических храмах по всему миру раскидано немало), все вполне гармонично получается.

Что касается завещания, ни одного документального свидетельства того, что Ульянов-Ленин допускал или тем более выражал прямое пожелание быть похороненным рядом с матерью, нет. Он вообще никакого завещания в привычном смысле не оставил. Фанатик, умерший рано, в 53 года, он думал скорее об увековечении своих идей, чем о том, что станется с его бренным телом после его кончины.

Еще один миф, тоже относительно свежий, гласит, что сохранение мумии в гробнице противоречит неким христианским традициям. Но и это не так, покуда сии находятся ниже уровня земли. Других ограничений нет, если абстрагироваться от личности усопшего.

Кроме того, есть пример бальзамирования, сохранения тела и выставления его затем на всеобщее обозрения под стеклянной крышкой — известного русского хирурга Николая Пирогова. Он до сих пор покоится в таком виде в городе Винница, периодически проходя ре-бальзамирование. Тело сохранили после его смерти в 1881 году, когда с «христианскими традициями» в стране все было в порядке. Вскоре на этом месте была построена и освящена, заметим, церковь. Так что саркофаг с мумией Пирогова находится непосредственно внутри храма.

Посему, если у будущих вождей КПРФ станет чуток получше с креативом и они станут искать новые смыслы в старой мумии, а заодно и новые изящные повороты в своей православно-коммунистической идеологии, то они могли бы предложить, скажем, построить храм над Мавзолеем.

Или пуще того – освятить его же в качестве такового, снабдить соответствующей атрибутикой и ходить туда не просто так или чтобы принимать в пионеры юных адептов у подножия, а непосредственно для молитвы чисто конкретным мощам. И для совершения всяких прочих обрядов. Правда, для этого нужно еще, чтобы РПЦ как-то если не канонизировала бы Ленина, по чьему прямому приказу было убито и замучено немало невинных священнослужителей, то хотя бы согласилась на такое превращение. Что вряд ли произойдет.

Так или иначе, но тело Ленина и Мавзолей неизбежно рано или поздно станут и жертвами, и «фигурантами» набирающего силу процесса «попсовизации» истории и политики.

Новые поколения, воспринимая историю сквозь призму относительно благополучной современной жизни, не хотят и часто не могут видеть ее драматизма и тем более трагизма в полной мере. Это все как бы игра, в том числе компьютерная, как бы «реконструкция». Все облегченно, неглубоко, как в игровом кино, которое, если оно будет «напрягать» и расстраивать, обречено на кассовый провал или нишевую судьбу «кино не для всех».

Нужно нынче даже «страдать» легко, а желательно еще и весело. Так и Ленин, ввергнувший со товарищи страну в кровавую гражданскую войну и террор, уже в обозримом будущем может стать героем предновогодней комедии, а затем и мюзикла.

Когда-то могут пасть и всякие табу насчет Мавзолея, где уже сейчас лежит (в восприятии современного поколения) никакой не «вождь мирового пролетариата» и даже не «основатель Советского государства», а всего лишь артефакт, туристическая достопримечательность. Эдак возникнет идея коммерциализации, начнут продавать билеты, как в сталинский подземный бункер времен войны, устраивать там сначала закрытые, а потом просто дорогие корпоративы, фуршеты и, прости, господи, презентации. И у саркофага будет петь для узкого круга, но за широкий гонорар, какой-нибудь новый Басков.

Возможна, конечно, и реполитизация мумии под воздействием каких-то драматических политических событий. Когда тело Ленина (но уже не его дело, слава богу) могут мобилизовать для достижения каких-то политических целей. В том числе объявив снова «политическим врагом» и символом ненавистного прошлого, с которым вот именно сейчас пора покончить.

Так, небезызвестное движение BLM, «мобилизовало» в своих целях в Америке статуи героям рабовладельческой Конфедерации, которые уже было совсем «обжились» в своем новом качестве «попсовиков» современной истории, элементов безобидной внеполитической исторической музейной экспозиции, об истинных исторических корнях которой уже никто и не помнил. Не знал, не изучал в школе. И вот на тебе, вспомнили. Путая, правда, обстоятельства и даже порой истинную политическую ориентацию свергаемых антикумиров. Они просто попались под горячую руку безграмотным вандалам, которые назначили их врагами в постановочной «реконструкции офлайн».

Что касается еще недавно популярного тезиса, мол, пока Ленин лежит в Мавзолее на Красной площади, у нас все будет наперекосяк, то даже и он как-то потерялся на фоне выученной беспомощности миллионов.

Но не Ленин же тому непосредственная причина, хотя вялотекущий геноцид нации на весь ХХ век запустил именно он. Бывший вождь не смог предвидеть, что долежит до таких странных времен. В этом, пожалуй, была его главная историческая ошибка.