Слушать новости
Телеграм: @gazetaru

К чему стадам дары свободы

Георгий Бовт о том, сгинет ли Белоруссия без Лукашенко

Бедные-бедные, наивные добрые и светлые белорусы. Их охмуряют сейчас провокаторы-творцы «цветных революций», науськивают забугорные Telegram-каналы, эти все ляхи-литовцы (а они ведь действительно сильно оживились сейчас, подробно инструктируя лидеров оппозиции), направляемые, в свою очередь, из Брюсселя и Вашингтона, — все они ведут темною толпой обычно тихую и смиренную березово-ситцевую Белую Русь в пропасть.

За якобы лозунгами свободы скрывается звериный оскал мировой закулисы, которая под видом «рынка и свободы» приведет алчных конкистадоров-приватизаторов. Которые хуже средневековых псов-рыцарей, пытавшихся отнять у нас нашу православную веру. Они раздербанят все то советское славное промышленное и сельскохозяйственное наследие, которое авторитарный, пусть даже чуток «кровавый» батька сохранил и местами приумножил. Он не дал олигархам «прихватизировать» белорусские промышленные гиганты и сдать на металлолом западным корпорациям. Не позволил он и всяким соросам одурманить мозги своим подданным интеллигентам, хотя зараза сия все равно проникла, словно коронавирус.

Лукашенко вообще «не позволил быть» олигархам. А все разговоры о том, что плановая белорусская экономика с элементами рыночного механизма и индустриальной базой в госсобственности, мол, неэффективна и долгое время опиралась на переработку и реэкспорт российской сырья на максимально льготных (фактически дотационных) условиях — это все лживая пропаганда апологетов гайдаро-чубайсовской «колониальной» политики в интересах западных хозяев.

Такое мнение весьма широко распространено нынче в российском дискурсе. Сторонники такой точки зрения кивают, конечно, на саму Россию. Посмотрите, мол, во что мы сами превратились. Мол, «все разграблено», производства встали, заводы и фабрики в руинах, как и усадьбы русского «золотого века» Империи. Люди в провинции мыкаются без работы, оскорблены по жизни и унижены, зарабатывая случайными приработками. К примеру, летом придорожной торговлей грибами и ягодами. Прямо по формуле «нет грибов — нет России».

Для справки: на момент начала пандемии внешний долг Белоруссии составлял 39,47 млрд долл., при этом все международные активы и ликвидность — менее 9 млрд, из них резервы в иностранной валюте 4, 2 млрд долл. Так что весь этот социалистический заповедник, включая низкие тарифы ЖКХ, бесплатную медицину и дотационную промышленность существует прежде всего за счет «старшего брата». Зачем старший брат платит за этот банкет?

А вот хотя бы по этим двум причинам. Во-первых, в Барановичах находится узел системы предупреждения о ракетном нападении, который контролирует всю Европу и районы патрулирования американских и британских подводных лодок с баллистическими ракетами «Трайдент» (ПЛАРБ) в Северной Атлантике и Норвежском море. Во-вторых, радиостанция «Вилейка» покрывает районы Атлантического, Индийского и частично Тихого океанов, обеспечивая связью атомные подводные лодки российского ВМФ на дальности до 10 тыс. километров. Соглашение о пребывании этих объектов в статусе российских истекает летом 2021 года. Их нынешнее значение для России будет, пожалуй, не меньше, чем базы ВМФ в Севастополе в начале 2014 года. И это самый важный для нас на сегодня момент.

Но продолжим… В Восточной Европе тоже все не лучше: молодежь потянулась на Запад, опустели Литва, Латвия и Эстония, их такие вкусные в советское время творог, колбасы и ликер никому не нужны в «либеральном концлагере» европейских бюрократов. В общем, куда ни глянь вокруг заповедной Белоруссии — всюду тлен, упадок, развал, руины, и посреди руин — дочери и жены недавних «борцов за свободу и европейские ценности» подрабатывают проституцией под надменными торжествующими взглядами содомитов-развратников. Отдельный наглядный пример — Украина. Живое многомиллионное олицетворение гоголевского — «ну и что, помогли тебе твои ляхи». Свобода вроде бы есть, а счастья нету. И даже чернозем, который Красная армия отстояла от фашистов и не дала вывезти в Третий рейх, нынче пущен с молотка по закону о купле-продаже земли славянских наших экс-братьев.

Свобода для Украины оказалась, иными словами, хуже фашистов: торжествующая нео-бандеровщина окончательно вогнала страну в унижение перед «западными хозяевами» и в нищету. Картину в стиле «унылый пейзаж свободы» даже для охранителей, правда, несколько портят хитрые ляхи (но это только потому, что назло нам и мстя за три раздела Польши, а также за Пакт Молотова-Риббентропа), которые, как известно, «легли под америкосов». Однако, лежа под таким грузом, умудряются, черти, выдавать рост ВВП на одном из самых высоких в Европе уровне.

То же, что случилось в соседней Украины, а то и в более жестком варианте (потому как нет чернозема, а одни болота), стращают противники всех и всяческих майданов отныне и вовеки веков, ждет Белоруссию.

Те рабочие предприятий, которые сегодня воодушевленно скандируют «уходи!», завтра, когда придут «эффективные менеджеры» в хороших дорогих костюмах от новых хозяев с рыбьими холодными глазами, окажутся на улице.

Они, прежде — и пока еще — гордые носители звания рабочего класса, будут подрабатывать разносчиками пиццы в офисы, уборщиками и вахтерами. А если вдруг появятся «солдаты НАТО» (а те, верные наследники католико-протестантских прозелитов, всегда ждут за углом момента, когда взойдет эта самая «свобода», чтобы расположить на этой территории свои военные базы), то будут им чистить сапоги и убирать сортиры. Кому повезет — отправятся на чужбину, в ту же Польшу клубнику собирать, чтобы посылать оттуда крохи на полуголодное содержание оставшихся дома семей. Достойной работы не будет. Школы придут в упадок, учителя отправятся в Китай за шмотками на продажу или подадутся в проститутки. Бесплатной ныне в Белоруссии медицины тоже не будет, а будет все за большие деньги или будет мор.

В общем, наивным белорусам лучше разойтись бы по домам и ценить то, что есть. А тем, кто уже отправился на заработки на чужбину, поскольку работы в лукашенковской «процветающей» Белоруссии на всех не хватает, а зарплаты маленькие (таких, по некоторым оценкам, до миллиона человек, то есть каждый десятый) — немедля должны вернуться взад и влиться в ряды строителей светлого будущего непосредственно на местах.

В принципе, спорить с этими людьми бесполезно.

Представление о том «большом горе», до которого якобы довели нашу страну (и что, до сих пор продолжают вести?!) гайдаро-чубайсовские реформаторы, прочно сидит на подкорке и сидеть еще будет долго. Передаваясь из поколения в поколение посредством федеральных телеканалов.

В принципе, в этих стенаниях нет ничего нового вообще. Еще «наше все» написал два века назад: «К чему стадам дары свободы?/ Их должно резать или стричь./ Наследство их из рода в роды/ Ярмо с гремушками да бич».

Простой вопрос разве что можно задать этим людям: «Можно ли ради «сохранения остатков советской промышленности и противления поползновениям подлых олигархов» нещадно метелить собственный народ на улицах, а то и расстреливать его из разных в меру летальных орудий? Можно ли самым беззастенчивым образом фальсифицировать выборы, рисуя себе любимому, заботящемся о неразумной и наивной стране, 80% вместо реальных, скажем, 30-40%»? Ответ ведь для многих у нас, увы, очевиден: да, можно. И даже нужно. Во-первых, «жила бы страна родная и нету других забот». Во-вторых, «лес рубят — щепки летят». В-третьих, «не доросли еще, руководство само знает, как нам лучше». В-четвертых, «кругом враги, и наш долг положить жизнь и собственное благополучие на то, чтоб им, врагам этим, тошно стало».

Лозунг «свобода приходит нагая» не канает. Она должна приходить с дарами, со спецнабором халявы и выгодным обменным курсом. Не нужна нам ее «удочка», нам нужны «пять ячменных хлебов и две рыбы» — так, чтобы накормить ими всех до отвала и икоты. «Да. И пива подай еще, эй, ты там, тот, кто с рыбой!»

И пока новый Бог не снизошел, надо терпеть старого, постылого. Терпеть его самодурство, глупости и самоуправство, надо лобзать его взглядом, почитать умом и сердцем, лелеять его правильно заполненными бюллетенями — и не бунтовать. Не возражать. Не своемысличать, а двоемысличать. И сегодня училка учит вас искать образ положительного героя — и одновременно «лишнего человека» — в поэмах Пушкина и Лермонтова, а завтра она же с уверенным, простым и человечным одновременно выражением лица нарисует, какой скажут, результат в протоколах избиркома. Вот она — гармония. Потому что так надо. Так заведено испокон веков. Так завещали наши предки вместе с верой в бога. А иначе придут солдаты НАТО.

В политических проповедях к смирению («вы хотите, как на Украине?»), которые звучат сегодня применительно к той же Белоруссии, нет ничего нового. Более того — нет ничего даже предосудительного. Охранительство — нормальная идеологическая платформа. Имеет полное право на существование.

Просто не все на ней хотят стоять. И, более того, все на ней не уместятся. На ней и так уже тесно стало настолько, что не продохнуть и не видно солнца.

Однако тяга людей к, прости, господи, переменам, столь же присуща человеческой натуре, как и стремление к справедливости, счастью. Кого-то останавливает окрик «не ходи туда, там опасно, темно, сыро и голодно!». А кого-то, наоборот, раззадоривает до степени безрассудства: «А я хочу попробовать все равно, потому что верю в свои силы и в то, что в жизни можно все изменить к лучшему, верю в то, что нынешнее время скромное «корытце с пропитанием — это не предел, и Я/Мы достойны большего». Красивые ведь слова, не правда ли?

И будущее — так кажется этим «искателям» — всегда будет лучше прошлого, — вот ведь во что хочется верить, но не велят. Охранители хотят отказать людям в этом стремлении, призывая сидеть, жрать, спать и не рыпаться.

Одни из них предостерегают за деньги, за твердый и большой государственный оклад и по должности, но многие — искренне и альтруистично.

Первых, когда их по разным причинам отлучают от кормушки, не жалко. Вторых, когда они на старости лет будут подсчитывать свое «упущенное счастье» — сколько недолюбил, недопутешествовал, недомечтал, недоделал, недорискнул и т.д. — будет жалко.

Но будет поздно их жалеть, хотя уже в тот момент они наверняка будут готовы поверить в то, что одно из самых болезненных человеческих переживаний — это переживание из-за неиспользованного в жизни Шанса.

По такой, охранительской логике, первобытному человеку не надо было разжигать огонь — потому что обожжешься или «пещеру» спалишь. Колумбам не надо было открывать Америк (недаром в Китае веками запрещали морские путешествия) — потому что сгинешь по пути в пучине или от болезней. Большевикам не надо было свергать царя — потому что надо было терпеливо выждать «20 лет покоя — и вы не узнаете страну». А Борису Ельцину, конечно же, не надо было влезать в августе 1991 года на танк, чтобы затем ввергать огромную страну в неизвестность свободы, обернувшуюся манипуляциями прохиндеев. Надо было отдаться ГКЧП, в их бережные трясущиеся руки. Они бы куда-нибудь да донесли в теплое надежное и в меру сытое место.

Но, похоже, для Белоруссии и лично ее президента Лукашенко подобные предостережения охранителей — это все уже поздно. «Аннушка уже пролила маслице». Время пошло, песочные часы перевернули, хотя никто не знает, сколько песка еще должно высыпаться, сколько осталось. Может, даже и месяцы, и годы. Но искушение свободой уже необоримо. Наивный тамошний народ хочет рискнуть. Тем более, что у многих получилось. И он верит, что у него тоже получится. Кто знает, когда умрет эта надежда? А вдруг нет — и выживет?