Лучше отойдите от меня по-хорошему

Георгий Бовт о том, что никакой карантин не работает без сотрудничества даже с «ненавистными» властями

Давным-давно, когда я учился в одном университете, у нас в группе был натуральный негр. Я не помню, как в те времена надо было называть представителя негроидной расы политкорректно. Этот молодой человек был необычайно общительным и все время хотел со всеми дружить, много шутил и задавал самые разнообразные темы для разговоров. Эти навыки ему потом пригодились. Говорят, он устроился потом работать в ЦРУ. А может, он там уже работал, когда учился. Мы знаем, так бывает.

Общаться с ним многим было трудно, мне в том числе. И не потому, что я не люблю негров. А потому, что в процессе общения этот молодой человек все время подходил к тебе вплотную. И было забавно наблюдать со стороны, как его белые собеседники пятились назад от него, и так совершали круг за кругом, двигаясь спиной вперед по замкнутому пространству.

Просто у разных рас и национальностей имеется разная дистанция общения. То, что называется личным пространством и социальной дистанцией.

Ученые (да-да, в том числе британские) выделяют при этом несколько дистанций. Так называемая интимная зона, которая для близких, может быть не больше полуметра. Если, условно, чужой человек (хоть бы негр или белый) будет пытаться к вам приблизиться на такое расстояние, вам будет некомфортно. «Личное пространство» также сильно варьируется у разных национальностей, от полуметра до полутора метров. Как правило, это дистанция доверительной беседы с друзьями. Для контактов с чужими людьми определяется «социальная зона» – от полутора метров до трех с половиной. Наконец, в публичном пространстве многим было бы комфортно находиться от себе подобных на расстоянии метров на 7, но такой возможности, как правило, не существует. Особенно в метро. А вот лектор в аудитории инстинктивно отойдет от слушателей как раз на такое расстояние. Некоторые исследователи, правда, смешивают «личное пространство» и «социальную дистанцию». Впрочем, конкретные цифры не столь важны. Важен сам принцип.

Сейчас в связи с пандемией все говорят, что надо держать «социальную дистанцию». Одним национальностям это будет сделать легко, другим сложнее.

Пару лет назад в журнале «Cross-Cultural Psychology» было опубликовано исследование о том, на каком в среднем (учитывая общение как с близкими, так и с незнакомыми людьми) общаются представители разных наций. Получилось, что самая короткая дистанция у южноамериканцев (76 см), а самая большая, как ни странно, у румын – 1,4 метра. Близко к румынам расположились венгры и жители Саудовской Аравии. Как это ни покажется еще более странным, россияне оказались в одной кампании с аргентинцами (у тех самое короткое расстояние), испанцами, итальянцами и греками, со средней дистанцией общения около 90 см или меньше.

В этой же компании «близко общающихся» оказались болгары, украинцы и сербы. Из постсоветских государств лучше всех «держат дистанцию» эстонцы (более 115 см). Кто бы сомневался. Причем в этом плане они мало отличаются от китайцев, вопреки распространенному заблуждению насчет последних. Американцы и немцы едва выдерживают метр с небольшим, а вот гордые турки стремятся отдалиться от собеседника более чем на 1,2 метра. Согласно другим исследованиям, в теплое время года средняя социальная дистанция, как правило, сокращается, а в холодное растет.

Каким образом россияне при том, что в это понятие входят, конечно, многие южные народности, оказались по темпераменту и «интиму» близки к итальянцам и аргентинцам? Мое, чисто обывательское объяснение такое. У нас исторически долго не было вообще никакого «личного пространства». Люди теснились в коммуналках, а в очередях за дефицитом буквально давились, чтобы кто посторонний вдруг не влез в эту очередь. Сейчас «социальная дистанция» неуклонно растет. Кроме того, круг общения россиян, мне кажется, традиционно более узкий и в большей мере включает в себя преимущественно близких и родственников, а не тех, с кем лучше держать дистанцию.

Оказывает ли присущая тем или иным национальностям социальная дистанция влияние на темпы распространения нынешней пандемии? Как один из факторов — да. И это может быть частичным объяснением необычайно мощной вспышки заболеваемости в Италии. Плюс традиционно большие семьи с бабушками и дедушками и активное общение внутри таких семей.

Вовсе не обязательно, что наша в среднем небольшая «социальная дистанция» приведет к «итальянским последствиям» в плане числа зараженных.

Плотность населения и его мобильность в России гораздо ниже (кроме Москвы), а наши старики (которых в пропорциональном отношении много меньше, чем в Италии), как правило, не шастают по Европам и вообще никуда не шастают. Они мало социализированы и по большей части сидят дома. Наконец, у нас не принято обниматься и двукратно целоваться при встрече, как в некоторых странах Средиземноморья.

Однако в Италии, судя по всему, сыграл роковую роль еще один момент: общее разгильдяйство и безответственность на ранних этапах распространения заразы. Когда правительство пыталось закрыть еще только отдельные провинции на севере и объявило о сокращении деловой активности, многие восприняли это как дополнительные выходные и отправились в поездки по стране и кататься на лыжах в горы. «Ах, раз так», - сказало правительство и закрыло на карантин всю страну. Но пока не помогает.

С другой стороны, есть Германия, где поведение людей, судя по всему, оказалось чуть более ответственным. В результате на примерно 23-25 тыс. зараженных не более 0,25% умерших, по состоянию на минувшие выходные. Средний возраст заболевших немцев тоже ниже итальянского. Возможно, люди пожилого возраста, в силу большей дисциплинированности (уж они-то помнят иные режимы, чем при фрау Меркель), старались сидеть дома.

Однако немецкие власти не вполне удовлетворил уровень ответственности граждан, тем более что молодежь устраивала даже веселые «corona-parties». Они уже после беспрецедентного обращения к нации Меркель на прошлой неделе были готовы ужесточить карантинные меры. Поставив его именно в зависимость от поведения немцев. В ряде земель (например, в Баварии) на это пошли еще раньше.

В любом случае немецкая машина пока справляется с заразой эффективнее, чем итальянская, испанская и французская. Французам, например, предписано ходить по улицам с бумажкой (на бланке МВД), где указана цель выхода на улицу. Сколько людей пытаются по этой части «продинамить» государство, пока неизвестно. Но не все. В Испании полиция спросит, куда отправляется тот или иной человек или семейная пара, если вдруг вдвоем (можно ходить в магазины, аптеки, на работу и в больницу), оштрафует или задержит. Но кое-что все же остается на доверии. Улицы многих городов опустели.

Американская машина пока справляется не очень хорошо, коронавирус пытаются «лечить» деньгами, заливая сотнями миллиардов ликвидность в фондовый рынок и обещая бизнесу и гражданам финансовую помощь. Власти отдельных штатов и городов, между тем, на сознательность граждан уже не рассчитывают и начинают издавать указы о том, чтобы всем сидеть по домам, сохраняя работоспособность только ключевых бизнесов (энергетика, продуктовые магазины, частично транспорт, химпроизводство и т.д.). А заодно готовят нацгвардию к тому, чтобы бороться с грабежами и мародерством. Посмотрим, как у них это получится.

Это все к тому, что, собственно, иногда стоит, как ни противно, послушать советов властей и стараться следовать их рекомендациям.

Если рекомендовано пожилым не мотаться по улицам, а, по возможности, попросить привезти продукты кого-то из близких, то лучше последовать этим советам. Если было рекомендовано отложить турпоездку, то лучше было сделать раньше, чем вступила в силу полная блокада границ. Не дожидаясь, пока ты остался с семьей в чужой стране и будешь осаждать российское консульство с воплями «увезите меня отсюда бесплатно, денег нет».

Другое дело, что государство могло бы и поощрить тех, кто решил отказаться от путешествий, заставив авиакомпании и турфирмы возвращать деньги за билеты даже до того, как, скажем, закрылись Италия или Израиль. Перейти на «удаленку», если просто даже рекомендовано. Ну и так далее. Не надо также бравировать тем, что сбежал из инфекционной больницы или хитро «продинамил» предписанный двухнедельный карантин. Хотя мы привыкли именно бравировать антисоциальным поведением.

Все равно на случай эпидемии никого, кроме уже имеющихся властей, нет и не предвидится в качестве «спасателей». Уже потом можно будет разобраться с тем, насколько хорошо они справились с задачей. Хотя я лично не верю, что в нашей стране это произойдет. Мы им и не такое «прощали».

Самыми дисциплинированными оказались азиаты. И дело не только в привычке подчиняться приказам. Скажем, всем ходить в масках, не выходить из дома и т.д. Но и в сознательности. Скажем, в Китае появились добровольцы, которые ходили по домам и мерили температуру, помогали одиноким и пожилым (говорят, нечто такое организуется сейчас по части помощи пожилым на базе ОНФ, если это не профанация, то дело хорошее). Сейчас, по выходу из карантина, компании издают собственные санитарные правила поведения, и их соблюдают. Приказы сидеть по домам также сопровождались мерами по обеспечению бесперебойных поставок продовольствия и товаров первой необходимости. В Южной Корее пошли на раздачу бесплатных пайков. В Гонконге – на раздачу определенного количества денег всем, чтобы легче было продержаться. Вообще в таких условиях прямая поддержка не только малого бизнеса, но и физических лиц должна, по идее, повышать в том числе гражданскую сознательность и снижать стремление по привычке объегорить государство. Это в общем как на войне. Те, кто «по эту сторону» и в «одной лодке» - свои. Хотя с иными своими быть в мирное время отвратительно.

Также успехи Китая, а особенно Южной Кореи и Тайваня (в последнем случае число заболевших не превышает двух сотен, при всей близости к КНР) объясняются эффективным электронным мониторингом соблюдения карантинных мер теми, кому они предписаны. Есть мобильные приложения, передвижение людей отслеживают по их смартфонам, есть электронные браслеты (те, за воровство на которых у нас, помнится, сел экс-начальник ФСИН Реймер). В принципе, все эти технологии известны в России.

На этом фоне «забавный» случай произошел в Ставрополье, где «нулевым пациентом» стала главный инфекционист края, вернувшаяся из Испании. Она, уже с температурой (тест на коронавирус оказался положительным), не только не села на карантин, но и провела серию публичных мероприятий, включая совещания и лекции. Видимо, ей никто ничего «предписывать» просто не решился. Попутно выясняется, что никакой эффективной системы слежения, вопреки всем «пакетам Яровой», за перемещениями таких «подозрительных» в стране попросту нет или она не работает. Женщина, понимаешь ли, «скрыла» факт поездки в Испанию и пересечения границы в ХХI веке.

Система до последнего времени во многом словно находилась в ожидании контактного воздействия «жареного петуха». Но теперь, слава богу, начала раскочегариваться. Трудно, конечно, быть «граждански солидарными» с такими управленцами и доверять им. Но других нет. Не воспитали.

P.S. Тем временем в Китае снимают карантин в первом и главном очаге – городе Ухани. «Учения» по биологической войне закончились. И «китайская модель» оставила весь мир перед вопросом: «Сможете повторить?»