Если завтра чума

Георгий Бовт о том, готово ли государство к мобилизации на случай ЧП

Чего больше в разворачивающейся на наших глазах истории с очередным смертоносным коронавирусом «2019-nCoV», появившимся в китайском городе Ухань – реальной угрозы или нагнетаемой СМИ истерики? Ведь это фактически первая в истории человечества эпидемия, которая «транслируется» в прямом эфире.

В 2003 году, когда в том же Китае появился вирус атипичной пневмонии SARS (число заболевших в 29 странах 8096 человек, из них 774 умерли, то есть смертность приблизилась к 10%), соцсети еще не получили такого распространения. Смертность от вируса «Эболы», правда, была в разы выше: за два года на конец 2016-го заразились более 28 тысяч человек, из них более 11 тысяч умерли.

Но «Эбола» на холоде — это наша «великая русская стена» от многих напастей — не живет. А этот вирус – вполне. И по сети уже гуляют фото и видео из блокированного карантином города, на которых видно, как медики подбирают валяющиеся на улицах неподвижные тела.

Человечеству не привыкать к смертоносным пандемиям. Только чума выкашивала население планеты на треть несколько раз. «Юстинианова чума» в 542 году уполовинила население одной только Византии. Жертвами «черной смерти» (чумы), гулявшей по Европе с 1346 по 1382 гг., за первые два года стали не менее 25 миллионов человек, а по всему миру, по разным оценкам, до 40 млн. Чумные пандемии потом повторялись не раз.

«Испанка», вирус гриппа, в 1918-1919 годах унесла, по разным оценкам, от 50 до 100 млн жизней (3-6% населения Земли). Это была самая смертоносная эпидемия в абсолютных цифрах за всю историю, впрочем, существенно уступавшая чуме по уровню смертности. В отсталых странах (типа Замбии) «испанка» унесла более 20% населения. В Европе максимальный уровень смертности доходил до 2,5% (это примерно уровень смертности от нынешнего вируса). В России он неизвестен, поскольку в стране бушевала Гражданская война, и жертв гриппа никто не считал. Известно разве что, что он «испанки» умер первый советский «премьер» Яков Свердлов.

С тех пор ни одна эпидемия гриппа даже близко столько людей не косила. Ежегодная смертность от гриппа только в России составляет несколько сотен человек (например, в 2016 году — 1017 человек). Но это по официальным данным. Тут есть вопросы к статистике: кого именно признавать «жертвой гриппа». Для сравнения, в США (население в 2,2 раза больше) в прошлый сезон гриппом переболели 43 млн человек, из которых более 640 тысяч было госпитализировано, а 61,2 тысячи умерло. В предшествующий сезон от гриппа в Америке скончались почти 80 тысяч человек. Вопрос: может ли смертность от гриппа в России и США отличаться в 30-40 раз?

Люди всегда опасаются нового «страшного мора», страх подогревают медики, предрекающие появление новых мутаций вирусов. Рынок экзотических животных на сей раз в Ухани (китайцы употребляют в пищу все что ни попадя), где рядом в антисанитарных условиях живут особи, никогда в дикой природе друг с другом не пересекающиеся, оказался (как и в случае SARS в 2002-2003 годах) тем адским бульоном, где зародилась новая зараза. Хотя нам, конечно, привычнее верить в то, что этот «грипп-новичок» вырвался из военной лаборатории.

Любая эпидемия – это тест на работоспособность государственных структур. Даже в Средние века смертность от чумы удавалось снизить там, где вместо коллективных молитв организовывали карантин и уборку трупов с улиц.

Эпидемию SARS удалось сдержать, во-первых, благодаря тому, что тот вирус имел короткий инкубационный период и проявлялся быстро, но его распространение было в разы медленнее, чем теперь. (Уже понятно, что число заболевших удваивается каждую неделю, а один инфицированный заражает в среднем 2,5 человека). А, во-вторых, благодаря решительным карантинным мероприятиям китайских властей, хотя они с эти мерами тогда и запоздали. Китай сегодня – одна из немногих стран мира, которая благодаря тоталитарной системе способна быстро организовать быстро масштабные карантинные мероприятия. Власти во главе с председателем Си не хотят ударить в грязь лицом, тем более что Си Цзиньпин хочет нарушить правило, заведенное еще Дэн Сяопином, и остаться у руля после истечения 10-летнего срока.

Инкубационный период нынешнего вируса оценивают в 2-14 дней. Это много. Начало эпидемии пришлось на каникулы в связи с китайским Новым годом. Сотни миллионов китайцев в эти дни перемешаются по стране и миру (число перевозок граждан КНР всеми видами транспорта оценивался в 3 миллиарда). Власти (на момент написания статьи) ввели карантин в отношении двух десятков городов в провинции Хубэй, который охватил около 56 млн человек. Сообщение с этими городами прекращено. Кое-где запрещен и общественный транспорт. Зона бедствия оцеплена войсками. Сериал «Эпидемия» разворачивается в реальности. Повышенный уровень мобилизации введен уже в отношении 1,2 млрд человек. Прошло экстренное заседание политбюро ЦК КПК. Китай готовится, по сути, к введению в стране чрезвычайного положения.

Поздно. Вирус уже распространился почти на все провинции страны, а первые заболевшие обнаружены в США, Европе, в Японии, Южной Корее и т.д.

Китайские власти отменяют массовые мероприятия, связанные с праздниками. Премьеры блокбастеров переносят, примерно 70 тысяч кинотеатров страны закрывают. Как и кофейни «Старбакс» и другие рестораны. Не работает «Диснейленд» в Шанхае, закрыт в буквальном смысле «Запретный город» в Пекине, его главная достопримечательность.

Отменены все коллективные турпоездки как по стране, так и за границу. Закрыто автобусное сообщение с Пекином, готовится блокировка Шанхая. Полицейские с тепловизорами проверяют на автодорогах температуру у водителей и пассажиров. То же самое на всех видах транспорта.

Китайцы в массовом порядке по команде компартии надели медицинские маски. В самом городе Ухань развернулось строительство двух госпиталей, каждый на 1000 мест для приема заболевших. Построят за неделю (еще раз – за семь дней), и речь идет, подчеркнем, не о палаточном лагере, а о капитальном сооружении. Геном вируса уже, кстати, секвенирован, в отличие от 2002 года, когда на это ушли недели.

Тоталитарное государство мобилизует все ресурсы и пока показывает, что по этим способностям его трудно превзойти странам с более демократическим устройством.

При этом масштабы эпидемии, возможно, скрываются китайскими властями. По официальным данным, число зараженных (на момент написания заметки) уже превысило две тысячи человек, а число умерших составило 56. Но эти данные устаревают каждый час. По сторонним оценкам, число зараженных и умерших уже в разы выше. И хотя такие потери несопоставимы не то что с числом гибнущих на дорогах в том же Китае (более 100 тыс. в год), но даже и с числом жертв обычного гриппа (сотни тысяч в год), меры принимаются действительно беспрецедентные. Разворачивается самая масштабная операция по борьбе с биологической угрозой в истории человечества.

Почему такая реакция? Потому что всякое нормальное государство, не только тоталитарное, хочет контролировать любые риски, тем более связанные с не прогнозируемой по последствиям угрозой.

О СМИ. У нас непременно скажут, что они «раздувают». Это типичная реакция российских чиновников, один из которых недавно откровенно выразился в том плане, что все эти СМИ, а также прочих блогеров надо мочить. Вторая реакция – мобилизовать теле-врачевателей, которые будут увещевать, что поводов для беспокойства нет, надо мыть руки перед едой и поменьше ездить за границу. Далее может быть задействован механизм блокировки интернет-ресурсов, «распространяющих фейки». Слухи от этого никуда не денутся, а лишь усилятся, переползут в «сарафанное радио», а теперь уже и в Telegram, а оттуда опять в это же самое радио. По этим «граблям» российские чиновники ходят из года в год, из десятилетия в десятилетие. Правда, «Аэрофлот» уже предложил сдать/поменять билеты тем, кто собирался лететь в Китай.

Учитывая вышеприведенные «странности» с российской статистикой смертности от гриппа, можно предположить, что склонность к манипуляциям сохранится и в случае, если эпидемия всерьез затронет нашу страну. Будет сделано все, чтобы «предотвратить распространение панических слухов»: так, как это понимают чиновники. Раздавать медицинские маски будут в последнюю очередь. Теле-врачеватели будут уверять со всех экранов, что толку от этих масок все равно никакого. Кстати, у нас разве есть отечественное их производство? Даже в Китае наблюдается сейчас дефицит, но предприятия отозвали из отпусков работников, расширяя производство. У нас же на обывательском уровне возобладает примерно такая реакция: а нам по фигу, до нас не дойдет, мы в Китай не летаем, в крайнем случае, водки выпьем с чесноком, салом или соленым огурцом, для профилактики.

В таких случаях всякий раз вопрос — об адекватности реакции. Можно ли сказать, что мировые рынки сейчас неадекватно реагируют на «распространяемую СМИ панику» и потому падают, хотя должны расти? Особенно «неадекватно» падала несколько дней подряд цена на нефть на фоне опасений, что если у китайцев сорвутся каникулы, то это аукнется всему миру, начиная с авиакомпаний, турагентств и сферы услуг. А если китайцы по призыву компартии резко сократят число поездок, и в стране действительно будет введен режим ЧС, то даже цена в 40 долларов за баррель может не остановить дальнейшее падение.

Наша экономика может стать «жертвой» якобы раздуваемой СМИ паники. Ну а что вы хотели? Информация – часть современной экономики, как бы это ни было многим противно.

Что касается теста на эффективность госинститутов, то демократические государства в послевоенное время справлялись с вспышками экзотических заболеваний не хуже, чем нынче тоталитарный Китай. Например, силами западных и российских медиков с лихорадкой «Эбола» удалось справиться в относительно короткие сроки даже в социально запущенной Африке. В то же время за последние десятилетия ни одно государство не подвергалось испытаниям действительно масштабной пандемии, вызванной неизвестным вирусом.

В Средние века эпидемии «черной смерти» имели далеко идущие последствия в политике и экономике Европы. Согласно одной из гипотез, резкое сокращение населения в ряде стран ускорило отмену крепостного права. С другой стороны, неурожаи, эпидемии, а также Смутное время в целом в России привели к обратным последствиям – укреплению крепостничества.

Пока то, как действуют китайские власти, вроде бы показывает преимущество «тоталитарной модели». Вряд ли еще какая-нибудь западная страна (кроме разве что Америки, и то не сразу) может позволить себе уже на самом начальном этапе эпидемии организовать за несколько часов (за 21 час) столь масштабные карантинные мероприятия (Народно-Освободительная армия Китая уже вовсю подключена). С другой стороны, именно китайские власти после эпидемии SARS так и не смогли реализовать на практике изданный ими же запрет на функционирование рынков экзотических животных для китайской «дикой» кухни е-вэй, где готовят блюда из всего, что летает, ползает и бегает.

Впрочем, в случае появления новых планетарных угроз большинство людей инстинктивно выберут именно тоталитаризм вместо демократии. Вопрос в том, сколь такой режим окажется во время «Ч» эффективным, не будет ли он болен сам.