К кому прилетит вертолет с деньгами?

Георгий Бовт о том, будут ли нам раздавать деньги просто так

«Скажите, Шура, честно, сколько вам нужно денег для счастья? — спросил Остап. — Только подсчитайте все. — Сто рублей, — ответил Балаганов, с сожалением отрываясь от хлеба с колбасой. — Да нет, вы меня не поняли. Не на сегодняшний день, а вообще. Для счастья. Ясно? Чтобы вам было хорошо на свете». Ну, дальше вы помните…

«Балаганов долго думал, несмело улыбаясь, и, наконец, объявил, что для полного счастья ему нужно шесть тысяч четыреста рублей и что с этой суммой ему будет на свете очень хорошо. — Ладно, — сказал Остап, получите пятьдесят тысяч».

Остап Бендер, конечно, не знал о таком понятии, как «деньги с вертолета», а если по-нашему, то «раздача нахаляву». Вертолет изобрел Игорь Сикорский в 1939 году, а термин «вертолетные деньги» придумал Милтон Фридман в 1969-м, написавший: «Представьте, что над неким поселением появляется в один прекрасный день вертолет и разбрасывает чеки на тысячу долларов, которые, разумеется, быстро подбирают жители. Также надо учесть, что каждый из них убежден, что такое больше никогда не повторится». Идея была в том, что прямые денежные «подарки» (но нерегулярные) обывателям являются средством стимулирования экономической активности путем увеличения инфляции и стимулирования потребительского спроса. Впрочем, о важнейшей роли потребительского спроса для роста экономики до Фридмана говорил еще Джон Мейнард Кейнс.

На днях один швейцарский инвестиционный банк вообще предрек, что не позднее чем через 10 лет центробанки ряда стран перейдут от раздачи денег банкам (и так называемого количественного смягчения) к раздаче денег домохозяйствам. Потому что нынешние средства борьбы с замедлением экономики в области денежно-кредитной политики себя исчерпают.

Уже даже нулевые ключевые ставки не особенно помогают (в Японии она вообще минус 0,1%, хотя рост ВВП в этом году все равно будет выше нашего — до 1,8%). В ряде стран попробовали даже и отрицательные процентные ставки по кредитам, в том числе ипотечным. Однако основными бенефициарами такой политики выступают финансовый рынок и биржевые спекулянты, при том что фондовые рынки уже давно отвязались от экономики, и даже их бурный рост, как в этом году, вовсе не свидетельствует о таком же бурном росте реального сектора. Сейчас вот ФРС США до середины января впрыснет в экономику в порядке погашения кризиса ликвидности на финансовом рынке почти полтриллиона долларов, что тут же спровоцировало некоторых отечественных пропагандистов в очередной раз прокукарекать про то, что доллар, мол, вот-вот «рухнет».

Среди прочего также швейцарские банкиры прогнозируют «отрицательное налогообложение». Собственно, уже сейчас сокращение налогов прочно вошло в практику развитых стран (тех же США) как метод стимулирования экономического роста и потребления. Соответственно, можно «включать и выключать» такое субсидирование домохозяйств в зависимости от экономической ситуации.

«Вертолет» с деньгами будет летать по вызову, а не регулярно. А если еще вспомнить об идее безусловного базового дохода (регулярные выплаты вне зависимости от занятости и реальной нуждаемости), то перспективы расширения «халявы» выглядят все радужнее и радужнее. Чем вам не предновогодняя мечта?

Не так давно появились предложения вызывать огромный «вертолет» с деньгами для всей еврозоны, загрузив в него примерно 900 млрд евро (8% ВВП еврозоны в прошлом году) и перечисляя всем обладателям банковских счетов в ЕС по 200 евро в месяц, пока и если годовая инфляция будет ниже 1%, и по 120 евро, если она будет выше 1%, но ниже 2%. Выплаты прекратятся, если она достигнет 2% (прогноз на следующий год по еврозоне — 1,4%). По подсчетам инициаторов этой идеи (она была опубликована в Financial Times), при медианном доходе домохозяйства в еврозоне около 18,7 тыс. евро за три года выплаты домохозяйствам могут составить не менее 3 тыс. евро. А что, неплохо. Между прочим, упомянутые 900 млрд евро — это в два раза меньше, чем правительства стран еврозоны «впрыснули» в виде скупки облигаций и других ценных бумаг на финансовом рынке в рамках политики «количественного смягчения».

Правда, недавно возглавившая европейский ЦБ Кристин Лагард идеей не прониклась. Так что пока продолжат кормить деньгами банкиров, а не простых обывателей.

Кстати, некий аналог «вертолетных денег» опробовали во время кризиса 2008-2009 годов в Австралии. Пока такие страны, как США, закачивали сотни миллиардов все в ту же финансовую систему, австралийское правительство перечислило примерно по 950 долларов всем рабочим страны, зарабатывавшим менее 100 тыс. долларов в год. Такие выплаты получили 8,7 млн человек. (Все население Австралии сейчас составляет 25,7 млн, а тогда было 21,2 млн). Кстати, тогда Австралия оказалась одной из немногих стран, которой удалось избежать рецессии. В России же на фоне мирового кризиса (начавшегося в конце 2008 года, когда отечественный ВВП вырос на рекордные 5,6%) сокращение ВВП в 2009 году составило 7,8%. Резкого падения уровня жизни, впрочем, не произошло, но и стимулировать потребление не стали.

Разумеется, у концепции «вертолетных денег» много противников, и аргументов у них хоть отбавляй. Начиная с морально-этических (халява развращает, полученные деньги обыватели потратят как-то «неправильно», раздувая к тому же инфляцию ) и кончая усугублением проблем с государственным долгом. Хотя, например (и это на заметку тем, кто любит рассказывать страшилки, как Америка «вот-вот» рухнет под тяжестью своего достигшего уже 22 триллионов долга)

нобелевский лауреат по экономике Пол Кругман считает, что само понятие «потолка госдолга» не имеет никакого практического смысла, а увеличение госрасходов за счет бюджетного дефицита не наносит никакого вреда экономике. Ага, пусть он расскажет это Эльвире Набиуллиной.

Представить у нас в ближайшем будущем серьезное обсуждение темы «вертолетных денег» можно разве что в новогодней сказке. Хотя аналоги такой политики могли бы найти свое применение в самых разных сферах. Например, в виде «продуктовых талонов» для малоимущих, списания или льготной реструктуризации кредитов в случае рождения детей, в виде различных целевых субсидий, скажем, на образование, на медицинское обслуживание и т.д.

Однако при том что по итогам года в российском бюджете образуется профицит не менее чем 1,8 трлн рублей (в прошлом он достиг 2,75 трлн рублей, или 2,7% ВВП), у нас даже пенсии работающим пенсионерам не индексируют, а всем прочим индексируют не шибко щедро, хотя очень даже индексируют тарифы ЖКХ или цены на топливо.

Даже такую очевидную и не особенно обременительную для бюджета меру, как освобождение от НДФЛ малоимущих (каковое есть в подавляющем большинстве стран мира), у нас продолжают мусолить в вялых обсуждениях уже не первый год. Чиновники продолжают изыскивать малейшие возможности повышения поборов с бизнеса и обывателей. Для первых недавно уготовано резкое повышение штрафов за «несоблюдение законных требований надзорных органов», для вторых — это из нового — снижение «не штрафуемого порога» за нарушение скоростного режима. Как говорится, с паршивой овцы хоть шерсти клок.

Впрочем, потребительский спрос у нас исторически не рассматривался государством как форма стимулирования экономики. Также исторически российское государство в трудные для экономики годы всегда усиливало фискальный прессинг, полагая, что именно оно лучше распорядится этими деньгами.

Собственно, и сейчас именно государство, двигая нацпроекты, во многом за счет бюджетного инвестирования, видит именно в них главный двигатель развития. Из 26 с лишним триллионов рублей лишь незначительная часть достанется людям в виде льгот, субсидий и т.д. Но кое-кому «вертолетные деньги» в куда больших объемах все же достанутся: операторам соответствующих нацпроектов. Оттуда они уже могут расползтись по остальной экономике, что-то достанется, наверное, и простым обывателям. Из того, что не выведут за границу, не зароют в не всегда осмысленные мега-проекты, не «монетизируют» в какой-нибудь новый авианосец (взамен сгоревшего на 95 млрд рублей), в не самый остро необходимый трубопровод или попросту не разворуют. Так что сказочный «вертолет» непременно прилетит к россиянам. Просто не ко всем.