Не «лайкай», да не «лайкнут» будешь

Георгий Бовт о последствиях экономики «лайков»

Ах, он (она) меня не «лайкнул»… Мы и не заметили, как это стало для многих одним из важных критериев оценки их так называемой успешности. Архаичные «лорнирование» на великосветских балах или «стрельба глазками» в общественном присутствии были делом практически интимным. Сегодня мы имеем дело с «экономикой лайков», которая меняет отношения между людьми. И дело тут не только в блогерах, которые пытаются капитализировать «лайки» в «бабло».

Вы пришли в МФЦ или в банк, получили там, что надо, или не получили, — вас просят «лайкнуть» или, наоборот, нажать кнопочку своего «неудовольствия» по отношению к сотруднику. Это, возможно, скажется, на его премировании или повышении по службе. А может, не скажется и все это пустые «прибамбасы». Возможно при этом, что вам оказали такую «услугу», которая по определению не может быть приятной, поскольку таковы правила, а вы требовали невозможного. Или вы можете выразить свое незаслуженное «фи» водителю такси лишь за то, что в городе вечные пробки, а он оказался не той национальности, которая вам нужна. Официант может получить «unlike» за плохую работу повара, специалист по ремонту — за политику правительства и налоговиков в сфере малого предпринимательства. Врач стать «unlike-жертвой» оптимизации медицины, которую не он затеял.

Человек, учившийся лет десять по важной специальности, получает «unlike» по жизни по сравнению с некоей «светской львицей», которую раньше назвали бы «падшей женщиной», но которая сегодня монетизирует свои дурацкие посты куда успешнее, чем доктор наук — свои знания в офлайне.

В 1968 году прикольный чувак Энди Уорхол предсказал мир, в котором каждый сможет получить свои 15 минут всемирной славы. В 2009 году другой — гораздо более ушлый — парень Марк Цукерберг внедрил в свою соцсеть тот самый «like», идею которого, правда, придумал не он. Теперь он же собирается совершить революцию в «экономике лайков», начав скрывать их количество от всех, кроме авторов постов в Facebook и Instagram. Блогеры-инфлюенсеры встревожены, запахло концом их великой халявы, все рекламное бабло пойдет только через кассу Цукерберга. Который, видимо, взял за пример российскую практику Минфина по насаждению кассовых аппаратов. Эксперимент по сокрытию «лайков» в Instagram уже запущен в Австралии, Бразилии, Новой Зеландии, Канаде, Ирландии, Италии и Японии.

Намерения, как всегда, заявлены благие.

Ведь на что только не идут люди ради этих самых «лайков», все глубже впадая в шизофрению мониторинга за тем, сколько человек «кликнуло» какую-нибудь их глупость. Тем более что чрезмерное увлечение селфи уже и признано формой шизофрении чуть ли не официально.

Подростки упражняются в жестокостях по отношению к сверстникам и животным, вывешивая «вау-видео» в соцсетях. Люди постарше забрасывают учебу и всякие осмысленные занятия вообще, мечтая о карьере блогера-миллионщика, который, конечно, смотрится нынче куда круче ударника труда-стахановца советских времен. Ломают при этом глаза, бесконечно проверяя в смартфоне, что и сколько там еще кому «налайкал». Жизни нормальной нет. Те, кто недополучает «лайков» как по жизни, так и, разумеется, в соцсетях (беда ведь одна не ходит), впадают в грех уныния. Теряют витальность и аппетит в буквальном смысле. Перестают делиться с городом и миром своими «котиками» или планами переустройства родины. Начинают ходить на недозволенные Роскомнадзором сайты, а потом, например, расстреливают одноклассников по колледжу или сослуживцев по воинской части.

А как будет без «лайков» жить Ольга Бузова и ей подобные? Кто и как узнает, что они, оказывается, «круты» и им надо подражать? А как потерявшиеся в виртуальном пространстве тинейджеры узнают теперь, что такое «хорошо» и что такое «плохо» в понимании таких же, как они, если счетчиков «лайков» не будет? Не от зашуганной регламентами училки Мари-Ванны же.

Повелитель Facebook, в свою очередь, считает, что как только для всеобщего обозрения исчезнет счетчик «лайков», люди начнут даже больше писать «на паблик», ориентируясь на содержание и самооценку, а не на то, кто им сколько поставит этих самых «лайков». Это смелое предположение. Потому что автор поста все равно сможет видеть их количество. И почему он должен начать писать больше? Ведь многие пишут как раз только ради «лайков», а так им лучше бы вообще помолчать.

«Экономика лайков» — это гораздо более широкое и сложное явление, чем пытается своими действиями доказать Цукерберг. В том числе это экономика растущего неравенства, размывания «среднего класса», у представителей которого теперь все меньше шансов пробиться в жизни.

Потому что все шансы и возможности все больше сосредотачиваются в руках незначительного влиятельнейшего и богатейшего меньшинства и их деток, наследственно «предрасположенных» к богатству, славе и власти. А тебе, дружок, остается лишь надеяться, что тебе «налайкают» твое счастье и дом без ипотеки такие же середнячки и лузеры, как ты. Удиви их чем-то! Но не шибко умным, а так, чтобы на потребу толпы. Все-таки «Голодные игры» — по-своему провидческий фильм, хотя и попсовый.

С этой самой самооценкой, которая тем выше, чем более независим в ощущении своего счастья человек, тоже не все так просто.

Как быть людям, которые хотят свои 15 минут всемирной славы, но реальной возможности получить ее у них нет, кроме как запостить какую-нибудь ерунду в расчете на то, что она найдет отклик в сердцах миллионов таких же «лузеров». Тех, которые хотят хотя бы 15 минут постоять на вершине известности рядом с восславленной задницей Ким Кардашьян.

Но слава, 15-минутная или даже продленная во времени, но зависящая от всего лишь каких-то там постов, отнюдь не тождественна жизненному успеху. А что тогда такое этот успех? Как-то все более размывается это понятие сегодня.

Социологические опросы на тему успешности в нашей стране дают большой разброс мнений. Еще более примечательно, что в последние годы, отмеченные экономическими проблемами, отечественные «мейджоры» от социологии избегают проводить опросы на эту тему. Видимо, чтобы лишний раз не раздражать оскудевающий добром и духом народ.

Ну так вот, чаще всего понятие успешности связывают, разумеется, с материальным благополучием и самореализацией, респонденты также говорят о семье, востребованности, занятии любимым делом. Наши люди обычно не ставят знак равенства между успехом и карьерой: важно личное счастье. Все-таки духовность в нас не убита, получается. Однако многие ли готовы к тому, чтобы в оценке степени самореализации отказаться от оценки посторонних? Можно ли быть успешным, но при этом совершенно «бесславным», самодостаточным анонимом, которому чужие «лайки» абсолютно по барабану? Как быть с признанием? Люди — животные социальные, нам важна оценка других, нам подобных. А как ее добиться в условиях современного общества? Разобщенного и одновременно повязанного всевозможными нитями тех же соцсетей, которые заменяют дружбу эрзац-дружбой так называемых «френдов», но не будь их — не было бы никакой.

При этом психологам отлично известно: высокая степень самоудовлетворения и самодостаточности наряду с настоящей дружбой и поддержкой близких людей приносит ощущение подлинного счастья. Тогда как слава, известность (стремление к ним), основанная на одобрении (тех же «лайках») людей посторонних, часто, как ни странно, сопровождается большой внутренней неуверенностью, пониженным жизненным тонусом.

«Богатство сродни морской воде: чем больше мы пьем, тем больше нас одолевает жажда, то же самое касается славы». Эту мысль сформулировал Артур Шопенгауэр в 1851 году, за полтора века до появления Twitter и Facebook. Славы никогда много не бывает. Всегда у кого-то больше, чем у тебя. И это выводит из себя людей тщеславных.

Погоня за славой (той самой, «15-минутной») стала особенно болезненной в наше время. В нее благодаря технологиям включились миллионы и даже миллиарды, готовые поступаться подчас жизненными принципами (которые, впрочем, все равно почти полностью атрофированы) ради всего лишь эфемерного «лайка». Но «лайк» сегодня есть, а завтра воля эмоциональной и в основном невежественной толпы вынесла наверх других «кумиров», настанет их «минута славы». При том, что стремление к славе как таковой (самой по себе) присуще в гораздо большей степени детям, нежели людям взрослым и более-менее состоявшимся. В этом смысле многие ТВ-шоу, рассчитанные именно на «минуту славы» — это потакание общенациональному инфантилизму.

Но когда — и если! — мы повзрослеем, то поймем, что настоящее счастье — в безвестности в ее нынешнем тоталитарном понимании. Поэтому, господин Цукерберг, давай, выжигай «лайки» из нашей жизни. Будем сами по себе. И сами собой.