Культ блата: неравенство навсегда

Георгий Бовт о том, почему социальное неравенство предопределено

Общество равных возможностей? От каждого по способностям, каждому по труду? Все люди от рождения наделены неотъемлемыми правами – на жизнь, свободу и стремление к счастью? Таких благостных деклараций история знает немало. Пожалуй, самая смешная про то, что кто был никем, то станет всем.

На самом деле, не станет, а скорее всего, никем и останется. А если станет, то не он, а его далекие потомки, если сильно повезет. Но стремиться, конечно, надо. Это тот случай, когда процесс – все, даже если результат – ничто.

Вот у нас порой возмущаются, что дети влиятельных родителей, как правило, пристроены на весьма приличных местах, до которых тем, у кого как бы «равные возможности» — как до Луны. У кого банк «свой» образовался, хотя сам еще из «комсомольского возраста» не вышел. Кто в госкорпорации на хлебном месте. Кто и орден успел получить – за заслуги большие перед Отечеством. Кого папа по политической линии двигает, даром что харизмы – кот наплакал.

Завидуют, конечно.

И сами бы своих деток пристроили, если бы могли. Но не могут. Поезд первоначального накопления ушел, а перрон и подмели, и разворовали. Остается «бухтеть» по кухням о социальной справедливости, которую в глаза никто не видел и которую люди, преуспевшие в этой жизни, считают идеологией лузеров. Имеют право по-своему.

Ну а где не так? В Америке что ли, над которой не заходит солнце демократии? Ну вот свежий пример…

Есть у бывшего вице-президента Байдена сынок по имени Хантер, которого выгнали из армии после положительного теста на кокаин, но который тем не менее успешно закончил Йельский университет (это намного круче, чем МГИМО в советское время), успел поработать в главной американской железнодорожной компании AMTRAK. Не машинистом, разумеется, а в совете директоров. В украинскую энергетическую компанию Burisma (группу компаний, точнее) он пришел, когда против ее владельца Николая Злочевского была небольшая кучка уголовных дел. Но сразу после его прихода рассосалась. Ну да, разумеется, папа вице-президент Америки тут совершенно ни при чем. Сынок просто талантлив и именно поэтому получил твердый оклад в 50 штук баксов. В месяц. И папа, слово которого было решающим при выделении Украине, как минимум, 1,8 млрд долларов, совершенно опять ни при чем. Тут и справки есть, и решения судов.

Особенно ни при чем ни папа, ни талантливый сын-бизнесмен в том, что в руках у Burisma оказалось намного больше лицензий, чем у конкурентов. И, разумеется, чистым совпадением является то, что Байден-младший покинул компанию незадолго до того, как папа покинул Белый дом. И уже совсем случайным совпадением является то, что именно папа настоял на увольнении генпрокурора Украины, который вел уголовные дела против Burisma. Везде, как говорится, полный «комплайенс». Но, как оказалось, не окончательный, и теперь папе Джозефу и его друзьям по партии надо поднять страшный кипиш под знаменами борьбы за чистоту и честность демократии, чтобы нагадить этому выскочке, засевшему в Белом доме назло всем благородным элитам, они же «правильные пацаны» и «хорошие парни».

Ну и чем это отличается от типичной «истории успеха» отечественных оперившихся наследников высшей номенклатуры? Правильно – отсутствием кипиша, что в данном случае уже не принципиально.

Никакого равенства возможностей нет ни в одной стране мира. Разница лишь в том, что где-то это приобретает более вопиющие масштабы, а где-то менее. Однако везде дети из состоятельных семей и у родителей, имеющих более высокий образовательный уровень (что тоже косвенно связано с количество денег), имеют также намного более высокие шансы получить хорошее (дорогое) образование, жить (продолжать) зажиточной жизнью, быть здоровее детей из семей бедных. При этом, на фоне универсальных процессов размывания среднего класса не только в нашей стране, но и по всему миру, социальные лифты тоже застревают все чаще везде. Это как в советском номенклатурном учреждении (такие манеры переняли многие российские частные и государственные корпорации теперь):

есть отдельный лифт для начальства (и его детей), а есть для всех остальных. Первый – скоростной. Второй — как получится.

Согласно прошлогоднему исследованию, проведенному в странах ОЭСР, детям из самых бедных семей потребуется в среднем пять (!) поколений, чтобы достичь среднего уровня достатка в той или иной стране. Самый быстрый социальный лифт в Дании – 2 поколения. В Швеции, Финляндии, Норвегии – 3. В Австралии, Бельгии, Канаде, Японии и даже небогатой Греции – 4. В США. Великобритании, Южной Корее, Италии, Швейцарии, Австрии – 5. В считающейся «эгалитарной» Франции – шесть поколений. В Индии, «коммунистическом» Китае и Венгрии – 7, в ЮАР и Бразилии (страны с наибольшим разрывом между самыми богатыми и самыми бедными) – 9, в Колумбии — 11 поколений.

По нашей стране данных таких нет, однако известно, что по разрыву между самыми богатыми и самыми бедным мы находимся примерно на уровне США. При этом даже в Скандинавии, где социальные лифты вроде хорошо смазаны, не говоря об остальных странах, высокая социальная мобильность наблюдается лишь между средним классом и топ-20%. А вот подняться с самого низа и скандинавам тяжело.

Хотя двум третям потомков «бедняков» удается все же повысить свой материальный и социальный статус. Однако они при этом всего лишь перемещаются в соседние слои, а не в высшие.

Также существует так называемая «кривая Великого Гетсби» (ну-ка быстро вспомнили персонажа Ди Каприо из одноименного фильма) впервые разработанная процессором университета Нью-Йорка Майлзом Кораком: чем выше уровень неравенства в обществе, тем социальная мобильность ниже. Впрочем, чтобы это понять, даже не нужно быть профессором хоть бы и университета в Мухоплюйске.

Но и это еще не все. Расстроим читателя еще больше. Согласно исследованию шотландского историка и социолога Грегори Кларка, в столь разных странах, как США, Китай, Индия, Швеция, Корея, Чили, Великобритания и Япония социальная мобильность остается… примерно одинаковой даже не годами и десятилетиями, а веками! Иными словами, существование элит и класса «вечно униженных и оскорбленных» — вещь постоянная для одних и тех же стран на протяжение всей их истории, что с ними ни делай, включая революцию. Которая лишь сменяет один «элитный состав» на другой, и после пересменки фиг туда уже пролезешь.

Согласно другим исследованиям (в рамках той же ОЭСР), дети, чьи родители не закончили университет, имеют 15-процентный шанс его закончить, тогда как в «образованных семьях» этот шанс составляет 60%. Отсюда «предопределенность» низких доходов на всю жизнь. А можно еще выделить «престижные» университеты. Где своя тусовка, которая потом друг друга тянет по жизни. Сколько там президентов США было из Гарварда?

Детство, проведенное в бедности, с высокой степенью приведет к бедности по жизни, тогда как в богатых и влиятельных семьях наоборот. В этом смысле, есть «стеклянный потолок», выше которого большинство «простолюдинов» никогда не вырастут, и «липкий пол» бедности, который всю жизнь тянет вниз.

Не менее половины детей влиятельных и состоятельных родителей идут по стопам своих успешных предков. Скажем, становятся топ-менеджерами. Тогда как только четвертая часть детей из неблагополучных семей вырастает до уровня приличного менеджера. В нашем случае, когда советская иерархия сменилась «рыночной» в рамках государственного капитализма, можно сделать определенные поправки. Условно, это больше не партийно-хозяйственная номенклатура, а корпоративная или бюрократическо-политическая.

Каковы шансы детей выйти на топ-уровень по деньгам и влиянию? В США и Германии они составляют около 10% для детей из небогатых семей и более 50% для детей из состоятельных. Во Франции соотношение 15 % к 40% (средний уровень для стран ОЭСР), в Испании 20% к 35%, в Дании 25% к 40%.

Каковые наши шансы запустить социальные лифты и превратить Россию в страну возможностей хотя бы на уровне Дании (все же наши монархи в свое время были родственниками)? Или те, кто успел в 90-е схватить все и сразу, будет теперь «наследственной аристократией», а остальным пыхтеть и пыжиться, чтобы их догнать, минимум пять поколений?

Шансы, как это ни покажется странным, есть, но не в изобилии.

Во-первых, всегда остается шанс удачного брака, при том что кастовые и сословные традиции в нашей стране после 70 лет советского социалистического строя существенным образом были подорваны. Нынешняя «элитка», сколько бы ни пыжилась в инстаграме, на дворянство пока не тянет. Хотя возомнившие себя уже шейхами и панами, нынешние хозяева жизни и стараются возводить барьеры на пути «простолюдинов», гормоны порой берут свое. Они – мощный «демократизатор».

Во-вторых, ЕГЭ, сколь бы его ни ругали за дебилизацию (что при нынешнем его виде справедливо), все же меньшее зло (и тоже больший демократизатор), чем прежняя насквозь блатная система. Дело тут за «малым» — сделать высшее образование качественным, у нас ведь нет ни своего Гарварда, ни Йеля, ни Колумбийского университета. Собственно, на этом пока все.

Отдельные программы на федеральном уровне из жанра «алло, мы ищем кадровые таланты» тоже, конечно, хороши и пусть будут. Они, возможно, дадут какой-то эффект. Еще бы, конечно, добавить конкуренции – как экономической, рыночной, так и политической. И принципов меритократизма при замещении высоких должностей на госслужбе и в корпорациях. Но не будем впадать в неумеренный и необоснованный оптимизм. Пока вот как-то так. Учимся играть по тем правилам, что есть. Ведь важен процесс. И учимся довольствоваться малым. Как говорится, не догоним – так согреемся. Или все же тут что-то сильно не так? А кто знает – как? Много было таких Учителей в истории. И еще будут.