Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

«Фейсбук» им в помощь

02.10.2017, 08:37

Георгий Бовт о том, почему спецслужбам невыгодно «убивать» соцсети

Вася Ложкин. «Родина знает» / vasya-lozhkin.ru

Следующая мировая война разразится в интернете. Эпоха его глобализации подходит к концу. Начинается эпоха «балканизации», когда всемирная сеть будет все больше распадаться на суверенные сегменты. Каждый из которых подпадет под контроль суверенных же спецслужб. Жесткость контроля будет зависеть от того, насколько это позволит то или иное общество.

Реклама

Российский интернет тоже ждут перемены. Рано или поздно количественные изменения – число заблокированных Роскомнадзором (РКН) сайтов, порталов, мессенджеров и т.д. – перерастет в новое качество. И прежней свободы (она же — «вседозволенность») в рунете не будет.

А главное – будет покончено с так называемой анонимностью для подавляющего большинства пользователей. А то и для всех.

Скорее всего, начало решающего наступления намечено на 2018 год, после президентских выборов, чтоб «не дестабилизировать» ход самой кампании, которая пока ожидается рутинной и с предсказуемым результатом. Летом 2018 года, практически одновременно с чемпионатом мира по футболу, полностью должен вступить в силу известный «пакет Яровой». Видимо, споры о возможности его отсрочки или даже частичной отмены прекращены. Наверное, по очень простой причине, ФСБ сказало «нет».

На днях РКН в очередной раз предупредил «Фейсбук», что в случае невыполнения положения «пакета Яровой» о локализации обработки персональных данных россиян социальная сеть будет в России заблокирована. Как это ранее уже произошло с менее популярной сетью Linkedin. В этом случае наша страна станет одной из всего нескольких в мире (таких как Китай, Иран и Северная Корея), где эта сеть будет полностью заблокирована. Даже в Саудовской Аравии власти заблокировали лишь мессенджер.

Неясно, что будет в этом случае с «Инстаграм», которым владеет тот же «Фейсбук», как и с мессенджером WhatsApp (в Китае оба заблокированы). «Твиттер», по словам представителей РКН, уже согласился «соответствовать» российскому законодательству к лету 2018 года и перенести обработку персональных данных россиян в РФ, хотя раньше «кочевряжился». Правда, в версии руководства «Твиттера» речь идет лишь о «некоторых данных» и о тех, кто дает рекламу. В любом случае, сам «Твиттер» запрашивает минимальный объем данных пользователей.

Могут ли российские власти пойти на блокировку «Фейсбука»? Хотя он намного уступает первой по популярности в стране сети «ВКонтакте», имея примерно 23 млн аккаунтов и до 5 млн активных пользователей (среднемесячное количество публикаций в Фейсбук — примерно 55 млн штук против более 300 млн у «ВКонтакте», 70-75 млн у Инстаграмм и до 80 млн у Твиттера), это все же несколько другая – в среднем более политизированная, образованная и материально обеспеченная страта населения.

Если ФБ заблокируют, его пользователи не обязательно отправятся к ВК, который как раз активно сотрудничает со спецслужбами (после того, как оттуда была выдавлен основатель сети Павел Дуров). И как тогда узнать, что у них на уме?

Уверенности в том, что блокировка ФБ возможна, сегодня гораздо больше, чем еще пару лет назад, когда отечественные спецслужбы всерьез всполошились на сей счет, увидев, какую роль сыграли всякие там соцсети в организации акций «арабской весны».

А вот будет ли угроза РКН исполнена, зависит не от того, что про нас скажут в так называемом «цивилизованном мире», а от того, какой вариант контроля предпочтут сами спецслужбы применительно к интернету. Включая «Фейсбук», а также пока отказывающегося подчиняться РКН и ФСБ мессенджер «Телеграм» (Павел Дуров отказался выдать ключи шифрования ФСБ, в связи с чем против него заведено административное дело).

Один вариант — тотальный запрет всего «неподконтрольного». Второй – использование возможностей всех соцсетей для мониторинга политических (называемых у нас террористическими или экстремистскими) угроз в целях более эффективного их предотвращения. А также для манипуляции общественным сознанием. Каковую задачу, теоретически, на мой взгляд, легче выполнить, имея под рукой не только полностью подконтрольные ресурсы.

На примере СССР этот урок вроде должны были выучить. Но вот выучили ли те, кто пишет доктрины «информационной безопасности» для Совбеза России? Во всяком случае в последней (прошлогоднего издания) доктрине почти 100% текста посвящено именно угрозам и их предотвращению, но не возможностям интернета в части развития страны в целом, ее науки и технологий, а также экономики.

Предупреждение «Фейсбуку» со стороны РКН подоспело на фоне нового витка скандала в США дела о «русском вмешательстве в выборы в США».

Расследователи накопали, как якобы некие русские фирмы, включая известную «фабрику троллей» под Питером, закупили через ФБ социальной рекламы не менее чем на 100 тысяч долларов с целью «сеять рознь и ненависть в американском обществе».

Технология начала отрабатываться еще до президентской предвыборной кампании и вне связи с Трампом – во время расовых беспорядков в городах Балтимор и Фергюсон в 2014-2015 годах. Якобы для этого «коварные русские» завели десятки фейковых аккаунтов и использовали компанию-стартап Geofeedia для точного географического таргетирования рекламы («Фейсбук» сейчас заблокировал ей доступ).

Если даже часть этих обвинения – правда, притом что сами же расследователи признают, что никакого нарушения законов США в закупке социальной рекламы (без поддержки конкретных политиков со стороны иностранного государства) нет, то речь идет «всего лишь» об использовании Москвой той самой «мягкой силы», которую в свое время «придумали» (Джозеф Най — автор термина) в Америке.

Но тогда где, спрашивается, логика в том, чтобы отказываться (предположительно – тем же спецслужбам) от методики, отработанной на территории «вероятного противника», применительно к угрозам режиму внутри собственной страны? Тем более, что пока и отечественные законодатели, да и безразличное по большей части к вопросам privacy российское общество дают нашим «органам» практически полную и бесконтрольную свободу рук на данном поприще.

По пути использования соцсетей для мониторинга социальных угроз давно идут правоохранители в самих США. Другое дело, что поскольку сервера большинства популярных интернет-ресурсов находятся в Америке, то их системе электронной слежки Prism (Programfor Robotics, Intelligence Sensingand Mechatronics) работать относительно проще, чем отечественной СОРМ (Система оперативно-розыскных мероприятий, разработанной ФСБ, устройствами СОРМ оснащен каждый российский провайдер и сотовый оператор), имеющей проблемы, насколько известно, с закрытыми аккаунтами в ФБ, с почтовой перепиской Gmail и т.д.

Собственно, вся борьба за «суверенизацию» персональных данных россиян и защиту их от злокозненных янки и ЦРУ – она про технические возможности слежки за ними внутри страны.

Однако и открытых данных в соцсетях предостаточно – наряду с метаданными – для толкового использования как различными госструктурами (в том числе далекими от спецслужб), так и коммерческими. Это огромный бизнес. На анализе, в том числе маркетинговом, во многом уже построена современная экономика, а также госуправление.

Ослеплять себя сознательно на один глаз, блокируя популярный интернет-ресурс — недальновидно экономически и неэффективно с точки зрения противодействия общественным угрозам.

Кстати, по некоторым оценкам, система ограничения свободы интернета в том же Китае уже обходится экономике КНР в потерю от 1 до 3% роста ВВП в год.

Полиция в тех же США во время тех же расовых беспорядков использовала данные, собранные мониторинговыми фирмами вроде Geofeedia. Она, в частности, помогала отслеживать аккаунты отдельных «сильно резвых» активистов организации чернокожих Black Lives Matters (российских «троллей», заказавших рекламу в ФБ, как раз обвиняют в том, что они популяризировали деятельность этой организации). Есть и другие фирмы: Snap Trends, Media Sonar, X1 Social Discovery.

Помощь правоохранителям могут оказать и такие ресурсы, как Statigram или Instamap, которые способны анализировать «тенденции» в части видео- или фоторяда с привязкой к местности, включая изображения конкретных людей с их опознанием. Echosec может помочь как полиции, так и маркетологам отслеживать, собирать и обрабатывать посты в соцсетях – тоже с привязкой к местности.

Таким образом, по аналогии с ВПК, речь идет о постоянной «конверсии», работающей в обоих направлениях – и «на безопасность», и на мирную «цифровую экономику». Причем большая свобода в Интернете, минимальное число «тупых»запретов и блокировок как раз создает больше возможностей для всех — и для инноваторов-предпринимателей, и для правоохранителей. Хотя вряд ли данная мысль найдет много сторонников среди российских силовиков, привыкших комфортно действовать методами запретов и ограничений.

Кстати, любопытно, что в такой стране, как Узбекистан с весьма жестким политическом режимом спецслужбы не пошли на блокировку того же ФБ, а активно работают в нем, создавая фальшивые аккаунты-приманки для оппозиционеров, имитирующих реальные оппозиционные режиму ресурсы. Не без восточного коварства, конечно, метод.

Современные технологии дают возможности, анализируя только «лайки» в ФБ, оценить политические взгляды пользователя с точностью до 85%, пристрастие к алкоголю, наркотикам или табаку на 60-75%.

Даже использование VPN-сервисов – не панацея от слежки. Это все равно выдает вовне определенное количество метаданных о пользователе, которые могут быть увязаны с другим его действиями.

Только на основе анализа обезличенных метаданных, без всяких «пакетов Яровых», еще несколько лет назад технически было возможно установить личность пользователя с точностью выше 95%. Просто надо уметь работать, а не ждать, пока дядя Цукерберг из ФБ принесет на блюдечке готовое досье на диссидента. Но такое умение лучше и эффективнее формируется в открытом обществе и в открытой экономике, а не в парализованной запретами и ограничениями, часто бессмысленными.

Ведущие компании по обработке цифровых данных, полезных для маркетологов, финансистов (на предмет кредитоспособности клиента), страховщиков, не говоря о спецслужбах, «просвечивают» среднего американца примерное по 70 показателям.

Количество фирм, анализирующих в интересах разных отраслей экономики интернет и соцсети, множится в развитых странах с огромной скоростью. Это многомиллиардный бизнес. Он не может развиваться только в рамках спецслужб.

При формально открытом интернете и фактически полном отсутствии блокировок в привычном нам виде, в США уже во многом покончено с анонимностью в сети в тех случаях, когда это действительно касается вопросов общественной безопасности, а не блокировки порносайта или маргиналов от оппозиции. И даже не запретами VPN-сервисов или Tor, каковым путем собираются идти почти синхронно у нас (с ноября) и в Китае.

При этом недавно правоохранители США получили поддержку Верховного суда, признавшего конституционным «правило 41» федерального уголовно-процессуального кодекса. ФБР получило право, с ордером на обыск от суда, обыскивать, взламывать с помощью хакерских средств и изымать компьютеры граждан США, использующих VPN или Tor, если это используется для нарушения другого закона.

Ключевой вопрос – в масштабах использования такого права и независимости судов, чтобы не отвечать «да» на каждый запрос следователей.

Притом, что у нас уже под десяток силовых ведомств получили право на перехват и прослушку коммуникации россиян,(ежегодное число таких случаев, по данным Верховного суда России, исчисляется сотнями тысяч и постоянно растет), анализом контента, в том числе, социальных сетей занимаются и отечественные мониторинговые компании.

Например, такие как «Аналитические бизнес решения». Ее «семантический архив», как утверждает один из авторов нашумевшей книги «Битва за Рунет» Андрей Солдатов (о методах электронной слежки за россиянами, книга сначала вышла на английском под названием «TheRedWeb») является не единственным продуктом, используемым спецслужбами для мониторинга соцсетей.

Как указано на сайте вышеупомянутой компании, Semantic Archive Platform позволяет «проводить комплексную проверку контрагентов, партнеров, сотрудников в разных странах мира, вести конкурентную и бизнес-разведку, искать любую информацию о физических и юридических лицах, формировать досье…, проводить глубокий анализ связей собственников компаний, исследовать связи крупных холдингов и корпораций и пр.; вести мониторинг объектов интереса в СМИ, соцсетях, блогах на различных языках мира… множество других возможностей».

Наверное, кое-кому, прочитав про то, какими темпами развивается электронная слежка, захочется самоудалиться из этого «дивного нового мира». Но, во-первых, не выйдет, слишком все далеко зашло. Во-вторых, Большой Брат сам решит, какие вам аккаунты оставить, а какие удалить, заблокировав. В-третьих, помните, что все что вы напишете, скажете или нарисуете на оставшихся ресурсах, может быть использовано против вас.