Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Инопланетяне и вредители

30.01.2017, 11:01

Георгий Бовт о казусе Воронежского механического завода

Иллюстрация к «Злоумышленнику» А.П.Чехова

«...За всякое с умыслом учиненное повреждение железной дороги, когда оно может подвергнуть опасности следующий по сей дороге транспорт и виновный знал, что последствием сего должно быть несчастье... А ты не мог не знать, к чему ведет это отвинчивание... он приговаривается к ссылке в каторжные работы. — Конечно, вы лучше знаете... Мы люди темные... нешто мы понимаем? — Все ты понимаешь! Это ты врешь, прикидываешься! — Зачем врать? Спросите на деревне, коли не верите... Без грузила только уклейку ловят, а на что хуже пескаря, да и тот не пойдет тебе без грузила».

Со времени публикации рассказа Чехова «Злоумышленник» (1885), кажется, ничего не изменилось. Подследственный Денис Григорьев, темный мужик, никак не возьмет в толк, отчего его приговорили к каторге. Он всего лишь откручивал гайки с железнодорожных путей. Ему, как и всей деревне, они нужны были как грузила.

Работники Воронежского механического завода, где делают ракетные двигатели, кажется, пошли дальше. Они, есть такое предположение, уносили с завода цветные и драгметаллы, а в двигателях использовались детали из заменителей худшего качества.

Может, оттого и падали ракеты (у Чехова поезд сошел с рельсов)? Сейчас двигатели отозваны для проверки, российская космическая программа полузаморожена. Все это кажется совершенной дикостью для ХХI века, для страны, «вставшей с колен» и играющей далеко не последнюю роль в мировой политике.

А проистекает эта дикость во многом из-за того, что страна разрозненна не только по принципу материального богатства, но и по принадлежности к разным бытовым, поведенческим культурам и трудовой этике.

(Коэффициент Джини, отражающий разрыв между самыми богатыми и самыми бедными, в 2016 году вновь стал у нас расти и составил 0,39. Неравенство считается высоким, если он выше 0,4; для сравнения: в КНР коэффициент вырос с 0,3 в 1980-х до 0,53 в 2016 году, еще выше он в ЮАР и Бразилии — 0,63 и 0,53, в США — 0,41, в Германии и Скандинавии — 0,3 или ниже.)

В Москве и крупных городах многие уже вросли в информационную среду ХХI века, пользуясь смартфонами для банковских операций, вызова такси или проката велосипеда. Эти люди свободно передвигаются по миру, черпают новости не из телевизора, а из интернета, следят за новинками культуры, восприимчивы к новейшим технологиям. Кто-то пристрастился к здоровому образу жизни.

С другой стороны — миллионы, живущие не просто в бедности, а по законам архаики.

Они не видят проблемы в сортире «на ветру», в покосившемся заборе, пьют «боярышник», живут с огорода, как при дедах, а вместо новомодных гаджетов, следящих за пульсом, количеством пройденных шагов и потребленных калорий, лечатся водкой от всех болезней, а если не помогает, то идут к ясновидящим или вливают яичный желток внутривенно. Поскольку «скорая» «все равно в такую даль не приедет».

Часто этим двум Россиям, которые и при Чехове были, и до него, и после, не о чем разговаривать друг с другом. Они не понимают мотивацию поведения друг друга и даже речь, взаимно презрительны к манерам и привычкам «иных». Частный случай такого взаимного непонимания — неспособность, с одной стороны, политических либералов найти путь к народной душе, с другой — отторжение этих либералов со стороны массового избирателя как инопланетян.

Это диалог слепого китайца с глухонемым болгарином.

Представители правящей элиты, кстати, тоже инопланетяне, но их как представителей власти (вариант — людей из телевизора) генетически привыкли бояться, заискивать перед ними при встрече и бить челом. Разумеется, социальная и общекультурная рознь взаимозависимы, второе во многом проистекает из первого. Оставим в стороне еще и национально-культурные различия, затрудняющие поиск взаимопонимания, скажем, для жителей русского Северо-Запада и мусульманских регионов Северного Кавказа.

Часто эти разные культуры сожительствуют на одном предприятии. С одной стороны, «эффективные менеджеры» в хороших костюмах и на дорогих машинах, непрестанно придумывающие все более эффективные правила, всякие KPI и получающие приличную даже по европейским меркам зарплату. С другой — простые работяги, не понимающие, почему ими командуют эти непонятно откуда взявшиеся чужаки, но тянущие лямку за унылые 15–25 тысяч. Потому что «куда-деваться-работы-нет-жена-дети». Ну и видя, как беспардонно разруливают денежные потоки с вящей пользой для себя эффективные менеджеры, весь талант которых состоял лишь в том, чтобы вовремя присосаться к растранжириваемому советскому наследию, либо работают на сторону, либо подворовывают.

Система трудовых отношений, построенных на контроле и принуждении, но не на взаимной заинтересованности в успехе предприятия начальников и работников, примерно та же, что во времена «Евгения Онегина», когда девушек-крестьянок заставляли песни петь, чтобы собираемую малину не ели.

А потом еще было советское «вы делаете вид, что нам платите, мы делаем вид, что работаем».

Если зайти на сайт того же Воронежского механического завода, то в разделе «Вакансии» вы не найдете ничего относящегося к категории эффективных менеджеров. На вчерашний день (может, теперь с испугу удалят) было две. «Оператор — наладчик станков с программным управлением, 4–5 разряд, зарплата 35 000–45 000 руб., образование: среднее-профессиональное». И вторая: «Слесарь-ремонтник, 4–6 разряд, зарплата 28 000–33 000 руб.». Оба должны быть знакомы с «фрезерным станком FQS-400 с системой ЧПУ CNC H-646, фрезерным станком С-500 с системой ЧПУ CNC 600-1, токарным станком PT 755 ФЗ с системой ЧПУ NC-210, обрабатывающим центром с системой ЧПУ simens sinumerik» (орфография сохранена).

Примем такую квалификацию равной примерно американской категории mechanic и отправимся с этим знанием в корпорацию «Боинг». Если уж мы говорим о конкуренции с аэрокосмической Америкой.

Средняя зарплата «механика» в аэрокосмической и энергетической отраслях США составила в прошлом году по стране $22,9 в час (медианная зарплата, когда половина получает больше, а половина меньше этого значения — $22 в час). Плюс за сверхурочные в разных штатах — $24–49 в час. Еще есть бонусы, зависящие от успешности предприятия. Они, конечно, не идут в сравнение с бонусами топ-менеджмента. Но название символично — «участие в прибыли». Где вы видели у нас для рядовых работников в зарплатной ведомости графу «участие в прибыли»? В США для данной специальности — до $12 тыс. в год. Доход (до налогов) таких «механиков» составляет в разных штатах $35–75 тыс.

Если взять конкретно корпорацию «Боинг», то мы там не увидим большого разрыва в зарплатах производственно-технического персонала и финансово-управленческого.

Скажем, механики и техники по обслуживанию самолетов получают от $30 до $102 тыс. в год в разных штатах, работая на «Боинг», в зависимости от стажа и квалификации. Работник бухгалтерии и административный помощник — до $50–70 тыс., инженеры — $50–126 тыс., сборщики — от $27–$60 тыс., бизнес-аналитики, менеджеры по развитию и менеджеры среднего звена получают вполне сопоставимые $47–119 тыс., $44–173 тыс. и $80–163 тыс. соответственно. Главный инженер — уже $118–274 тыс., компьютерщики — $64–135 тыс., HR (кадровик) — от $55–$102 тыс., региональный директор по маркетингу — $64–166 тыс.

Технический персонал с уровнем зарплат, сопоставимым с зарплатами «эффективных менеджеров», не просто принадлежит к той же поведенческой и мировоззренческой культуре. Он не озабочен тем, как вынести деталь и с завода и сдать сэкономленные цветные металлы во вторсырье. Или сварганить из титановых или иных отходов себе забор или еще чего на даче.

Цены на космические запуски, осуществляемые Россией при помощи двигателей, изготовленных в Воронеже, сопоставимы с ценами на запуски, осуществляемые США (кстати, они тоже используют российские двигатели Р-180, изготовленные в Химках). Почему же тогда зарплаты у «конкурентов» не сопоставимы?

У наших эффективных менеджеров готов презрительный ответ: «Эти люди столько не стоят». А вот сами они стоят. Обученные на квази-курсах MBA лишь тому, чтобы резать косты, и больше ничему, они не могут уразуметь, что в «они столько не стоят» надо включить и падающие «Протоны», и упущенную выгоду от незаключенных контрактов по причине растущей подозрительности заказчиков качеством российской техники, и нынешнюю полузаморозку космической программы.

Эти «манагеры» в силу своей недальновидности консервируют сохранение всех этих денисов григорьевых в их нынешнем ущемленном социальном и материальном положении. Ровно то же самое происходит практически по всей России.

В том числе в госкорпорациях, где руководители получают доходы, отличающиеся от медианной зарплаты работников отрасли в такие разы, которые никакому Рексу Тиллерсону из ExxonMobil и не снились (имеется в виду разрыв, а не абсолютное значение).

Кстати, если продолжить изучение сайта Воронежского завода, то там едва ли не самый обширный раздел — это «ликвидация непрофильного движимого имущества». В том числе оборудования и «неликвида» — лома цветных и черных металлов. В этом разделе можно найти не только латунную, медную и прочую «цветную» стружку, но и серебряную проволоку, завалявшуюся на складе номер 280 аж с 2002 года. Это, конечно, можно счесть за проявление рачительности. Но почему-то от нее веет «проклятыми 90-ми», каким-то диким кооперативным движением, когда начали распродавать советское наследство, да так с тех пор оно все никак не кончится. На счастье и на карман эффективным менеджерам.

На общенациональном социально-политическом уровне правящий класс совсем не обеспокоен задачей выравнивания не только материальных доходов, но и общекультурного уровня разных слоев населения.

Консервация архаики, которой еще и подыгрывают, предлагая мракобесные законы из разряда «о скрепах» и подпитывая фильмами о том, как «раньше было хорошо», считается политически комфортной. Таких «вчерашних людей» якобы легче контролировать, они — послушное электоральное стадо.

Опасность того, что «стадо» становится все менее понятным и предсказуемым в своей реакции для самих «пастырей», не осознана.

Опыт стран, где под сенью якобы «модернистской авторитарной диктатуры» вызрели свой «Талибан» или «Исламская революция», движимая неимущими, непросвещенными и антимодернистски настроенными массами, ничему не учит. Собственно, и наш 1917-й был ровно такой историей. Когда блистательная Империя, задававшая тон не только в мировой экономике, но и в культуре и искусстве, во многом и в науке, слиняла за три дня. Когда восстали те, кто десятилетиями «откручивал гайки» на железной дороге. А ведь эти денисы григорьевы правящему классу казались вполне беззащитным, политически неопасным тупым быдлом, которое всегда можно отправить на каторгу, и оно туда покорно отправится «тянуть лямку».