Пенсионный советник

Голые бабы: зачем мы раздеваемся

13.10.2018, 10:21

Алла Боголепова о смысле обнажения ради благотворительности и без нее

Известные актрисы призывают спасать омаров, спортсменки — следить за своим здоровьем, модели — не носить мех. За все хорошее и против всего плохого выступают очень красивые, очень знаменитые и очень голые люди.

Реклама

Актрисы, которые согласны показать кусочек обнаженного тела в кино только за большие деньги и при условии, что это «драматургически оправданно», охотно позируют голыми для социальных, экологических и благотворительных проектов, которые оказывают весьма незначительное влияние на социальную жизнь, экологию и благотворительность. Давайте будем честны, всю работу делают не голые знаменитости, а экологи, врачи, социальные работники, волонтеры, законодатели и прочие «простые люди». Звезды работают лицом и телом, причем иной раз от этих тел больше репутационных убытков, чем пользы. Например, когда кто-нибудь из активистов РЕТА попадается на покупке соболиной шубы, борец с курением оказывается в реанимации после передозировки, а бодипозитивную феминистку уличают в бандажировании желудка. Вообще говоря, вся эта голая овчина не стоит выделки, скажет вам любой грамотный пиарщик. Бессмысленная трата времени, денег и социального капитала. Наверное, у тех, кто финансирует съемки социально значимой обнаженки, все же есть причины расходовать ресурс, просто они неочевидны. Ну, раз снимают, значит, зачем-то им это надо.

А вот зачем это надо звездам — вопрос более интересный. Можно, конечно, цинично предположить, что все дело опять-таки в пиаре: нагота до сих пор самый простой, дешевый и эффективный способ оказаться в выпуске новостей. А поскольку в правилах нашей цивилизации четко сказано, что нельзя просто взять и раздеться на людях — за исключением тех случаев, когда ты извращенец, то есть, простите, сексуально девиантная личность со сниженным инстинктом самосохранения — для публичного обнажения нужна причина. Веская причина! Смертельные болезни, погибающая планета, вымирающие леопарды. Тут, конечно, возникает резонный вопрос: а почему бы не поднимать проблемы домашнего насилия, эпидемий и отравленных рек — в одежде?

Это простая житейская логика: показывая грудь, ты не привлекаешь внимания к проблеме, ты привлекаешь внимание к груди. А потому что дело не в проблеме и даже не в самопиаре.

Условные «дети и котята» — это повод. Социально приемлемое оправдание для социально порицаемого поступка, который страсть как охота совершить, а нельзя.

Да, они раздеваются потому, что им хочется раздеться. Хочется показать свое тело как можно большему количеству людей. И этого хотят не только селебрити. Женщины других профессий — многие из них, из нас! — имеют фотографии «ню». Мы делаем их сами или с помощью подруг, реже — профессиональных фотографов, еще реже — мужей и партнеров. Последнее обстоятельство, кстати, имеет прямое отношение к природе этого явления.

Итак, почему женщинам нравится фотографироваться обнаженными?

Я слышала множество версий, преимущественно мужских, и все они свидетельствуют о двух вещах. Во-первых, мужчины ничего о нас не знают. Во-вторых, из всех возможных мотиваций они отчего-то всегда выбирают ту, что выставляет нас скудоумными исчадиями ада.

Снимаясь обнаженными и выкладывая эти фото в открытый доступ, мы не пытаемся найти нового партнера и вообще как-то повысить свою привлекательность на рынке отношений. Мы не пытаемся поднять свою самооценку, потому что комментарии «Офигенные сиськи» и «Ябвдул», что бы ни думали их авторы, действуют на нашу самооценку примерно как мысли о Денни де Вито на вашу эрекцию. Мы также не пытаемся побороть свои страхи, удержать последние крохи молодости и вот это все, о чем так долго говорили психологи. Сняться обнаженной — это никогда не акт отчаяния и не попытка соблазнения. Сняться обнаженной — это вообще не про мужчин и не про секс.

Увидеть себя со стороны и понять, что ты не только функция — вот для чего нам нужен этот опыт.

Сколько существует человечество, столько женское тело воспринимается как сосуд, вместилище, источник — в общем, некая полезная штука, в которую можно что-нибудь поместить, а спустя некоторое время что-нибудь из него извлечь. В конечном итоге именно этой «полезностью» общество до сих пор определяет ценность женщины: это называется инстинкт размножения.

И он чертовски утомляет.

Знаете, какими мы хотим выглядеть, снимаясь голыми? Не соблазнительными, не сексуальными, даже не молодыми и длинноногими. Мы хотим увидеть в себе свободу, вызывать не желание, а чистое восхищение. Мы хотим побыть Фриной, живым произведением искусства, при виде которого даже у самого распоследнего поручика ржевского выпадут из головы все скабрезности и останется только мысль «Как совершенно это творение божье». Мы хотим вернуться к изначальной Еве, безмятежной, не знающей еще грехопадения и не собравшей на свою голову все женские беды. Хотя бы в двухмерном пространстве побыть той, что, по превосходному определению Ари душ Сантуша, родилась нагой и свободной — женщиной. Не сосудом, не источником, не горшком и не крышкой для горшка. Человеком. Созданным не для какой-то конкретной цели, а совсем бескорыстно. Именно поэтому женщина скорее попросит другую женщину: поснимай меня ты, а то мой будет хихикать, и получится порнуха.

Подумайте об этом в следующий раз, кода увидите фото обнаженной женщины вне… кхм… специального сегмента интернета. Ну, и о котятах, само собой. Хоть они и повод, а спасать их все-таки надо.