Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

В нашем доме пожар и ремонт

15.04.2014, 08:14

Александр Аузан о том, как выжить сейчас и как вкладываться в будущее, когда денег не хватает

Экономические прогнозы не радуют. Полагаю, к этой ситуации надо привыкать. Не в том смысле, что ничего нельзя сделать, а в том, что жить придется в условиях ухудшающейся макроэкономической конъюнктуры, с дырявыми бюджетами, при этом не забывая как о проблемах текущей жизни, так и об отдаленном будущем.

Вроде бы довлеет злоба дня, но не дай нам бог забыть о том, что придется выходить из темной полосы в задачи, которые будут совершенно иными, чем задачи сегодняшнего дня. Поэтому по существу нужно одновременно обсуждать два вопроса: как выжить сейчас и как строить стратегию на отдаленное будущее?

Это вопросы, которые сейчас обсуждают эксперты. Это вопросы, которые председатель правительства обсуждал с ведущими экономистами в ходе XV Международной конференции в Высшей школе экономики. И это вопросы, которые волнуют региональные правительства не менее, чем федеральные, потому что именно там прежде всего обнажаются проблемы, спровоцированные ухудшением экономической ситуации.

Готовя ежегодный Форум регионов в МГУ на базе экономического факультета, мы ставили задачу не только собрать на одной площадке представителей федерального и региональных правительств, бизнес-структур, но и провести обсуждение так, чтобы появились какие-то рецепты оценки действий. Мне кажется, мои коллеги по МГУ — профессор географического факультета Наталья Зубаревич, глава Центра исследований экономической политики Олег Буклемишев и глава Центра налоговой политики Кирилл Никитин — от нашего экономического факультета сделали больше, чем могли, чтобы наступила ясность в некоторых вопросах.

Я бы сказал, принципиальных вопросов — два. Что делать с дырявыми государственными бюджетами на уровне субъектов федерации? И как вкладываться в будущее, когда не хватает денег?

Первый вопрос — отнюдь не вопрос для узкого круга.

Дырявые бюджеты при сохраняющих действие социальных указах президента от 2012 года означают, что регионы должны решить нерешаемую задачу: чем-то перекрыть дефициты бюджета и выполнить обязательства.

При том что поступления от налога на прибыль падают и будут падать. При том что одновременно идут реформа бюджетного планирования, переход на программно-целевой подход, то есть в доме кроме пожара еще и ремонт.

По существу, обсуждались два принципиальных варианта решения бюджетной проблемы. Либо оптимизировать расходы, то есть экономить на чем только возможно: путем правильной организации закупок, организации прозрачной системы контроля и т.д. Либо поднимать доходы, то есть, скажем честно, поднимать налоги. И прежде всего — налоги на недвижимость.

Это штука обоюдоострая. С одной стороны, все цивилизованные страны устанавливают довольно высокие налоги на недвижимость по кадастровой оценке для юридических и физических лиц. С другой стороны, упомянутые цивилизованные страны имеют другую систему контроля над налоговыми расходами от самих граждан.

Именно поэтому я настаивал и буду настаивать на том, что если налоги на недвижимость для граждан будут введены, то одновременно людям должно быть предоставлено право направлять свой налоговый рубль туда, куда он считает более важным, будет ли это детский сад или устройство придомовых территорий.

Нужно скомпенсировать возможный рост налоговых расходов увеличением прав людей в распоряжении этими вещами и вследствие этого — их большей мотивированностью в контроле за тем, что происходит с государственными услугами.

Второй вопрос — про будущее. Это все тот же вопрос про вложения в человеческий капитал. Потому что можно сокращать социальные расходы, но при этом производить возрастающие инвестиции в будущее, поскольку трата денег на образование, здравоохранение и культуру еще не означает успеха в развитии чего-то большого.

Критерий, отличающий вложение в человеческий капитал от обычных социальных трат, на мой взгляд, состоит в том, что мы понимаем, кем, когда и для чего востребованы те люди, которые проращиваются системами образования, поддерживаются системами здравоохранения и развиваются системами культуры. То есть надо иметь представление как о реальном спросе на них, так и о тенденциях этого спроса.

Откровенно говоря, нынешняя экономика не предъявляет спроса на хорошие мозги, поэтому мы их в большом количестве теряем.

И наши потери становятся ценным приобретением для тех стран, где талантливым людям создаются условия для комфортной жизни и развития идей. А ведь от этих талантов может появиться новая экономика, другая экономика. И про это на Форуме регионов прекрасно говорил декан биологического факультета академик Кирпичников, имеющий опыт и министра, и главы ВАКа. Он говорил о том, каких реальных масштабов достигла умная биоэкономика в Европе, и о том, что мы, начиная с МГУ, можем сделать, чтобы решить знаменитую проблему, обозначенную министром нефти Саудовской Аравии: «Каменный век закончился не потому, что на земле закончились камни». Не камнями надо заниматься, а готовить точки прорыва, прежде всего в междисциплинарных взаимодействиях.

То, что огласил академик Кирпичников, для нас, естественно, не составляло секрета, потому что именно в этом критичном 2014 году мы — биологический и экономический факультеты МГУ — открываем первую межфакультетскую программу по биоэкономике. Для того чтобы через десять лет в России были значимые размеры умной экономики, сейчас нужно прорастить эту экономику через человеческие мозги, знания и умения.