Сделать Газету.Ru своим источником в Яндекс.Новостях?
Нет, не хочу
Да, давайте

Всегда готовь

О неочевидных плюсах домашней еды

Ресторанный критик

Любить еду, интересоваться ею, готовить – и дома, и в профессиональном плане – модно уже несколько лет. Ковид, заперший людей по домам на полтора года, эту моду только подстегнул. Нынешняя турбулентность, надо думать, тоже не отберет очков у этой тенденции.

Я знаю массу людей, которые планирование загородного дома начинают с обустройства уличного гриля – к которому в комплект идут коптильня, тандыр, казан и пара печек на всякий случай. Знаю не меньше людей, которые советскую нано-кухню в шесть метров умудряются нафаршировать медленноваркой, сувидом и тремя чайниками для нагревания разной воды для разных нужд (ну неужели, правда, можно смешать в одном чайнике воду для чая, для кофе и для самодельной свежей яичной пасты?). Знаю человека, который, переезжая в новый дом, демонтировал из предыдущего старинную, отмеченную еще анахронистичной надписью Made in West Germany духовку. Его не смущал вечно барахлящий термометр и поломанный регулятор температуры – еда в этой духовке получалась феноменальная, и демонтаж по цене пары новых печек явно себя оправдывал. Он, по крайней мере, был в этом уверен. Да что там, я тоже в этом уверен.

Да, разумеется, домашняя готовка превратилась в очень серьезный бизнес. Я, честно говоря, до сих пор не могу однозначно для себя ответить: знаменитые, чертовски крутые грили Green Egg – они все-таки для дома или для ресторана? Знаю пару дач, где на них готовится лучшее барбекю за МКАДом. И знаю пару ресторанов, где никакой другой техники для готовки нет в принципе, потому что результат, которого добивается шеф на этом вроде как домашнем гриле, превосходит все ожидания.

Очевидные бонусы домашней кулинарии и гастрономии как хобби очевидны – это вкусно и весело, это безусловный повод собрать вокруг себя людей. Про экономию, увы, речь может идти только в совсем особых случаях. Но очевидными бонусами дело не ограничивается. Вот как минимум три куда дальше идущих повода обзавестись подобным увлечением.

Для начала – личный пример. Для меня стояние у плиты (костра, мангала) – то же, что для Набокова ловля бабочек, а для Буковски – пьянство и драки в барах. Источник вдохновения. Писать тексты, а уж тем более писать обдуманные тексты – нелегкий труд. Чтобы протолкнуть застрявший в голове несуразный ком мыслей, перемолов его в какой-то более-менее осмысленный набор слов, я частенько принимаю допинг – еду. Собственно, поглощать ее совсем не обязательно. Наточить нож, долго и вдумчиво резать лещей и редиску, а потом помешивать на сковородке то, во что они превращаются, – вот что приводит мои мысли в порядок. Не говоря уже о предварительном походе на рынок – это для меня лучше всяких кинотеатров и музеев.

Или вот есть у меня знакомая семья. Они познакомились еще в школе. Поженились на первом курсе. Сейчас им под пятьдесят, и я вижу: прожив вместе три с лишним десятка лет, они остаются одной из самых нежных, крепких и влюбленных пар, которые я знаю. Каждую неделю, начиная с утра воскресенья, они тщательно и кропотливо готовятся к семейному ужину, который ждет их в субботу вечером. Обсуждают меню, разыскивают и закупают продукты («те самые», у «тех самых» продавцов), подбирают вино, а уже с четверга начинают заниматься заготовками. И ничто и никто не убедит меня в том, что эти субботние ужины не играют ключевую роль в крепкости и долговечности их отношений, которым все завидуют. А некоторые (и я в том числе) – перенимают эту традицию-талисман.

Но едой можно достигать и куда более масштабных результатов. В Стране Басков пресловутый гастрономический туризм – не фигура речи, сюда реально со всего мира люди едут именно за тем, чтобы есть, даже ковид не слишком потрепал эту традицию. За месяцы и месяцы бронируя местные легендарные рестораны вроде Atxondo, Azurmendi и Martin Berasategui, спускают под десяток месячных зарплат, бродя лабиринтами пинчос-баров в Сан-Себастьяне, теряя дар речи и тщетно пытаясь понять, как простое мясо на углях может быть настолько вкусным, как в самом великом гриль-ресторане мира Asador Etxebarri.

Существует много теорий о том, почему Испания вообще и ее северо-восточный край в частности стали настолько великими в плане гастрономии. Причину ищут и в климате, и в экономике (Страна Басков, к слову, – один из самых богатых регионов Испании), и в менталитете, и в истории от мавританских завоеваний до путешествий Колумба. Одной из причин феномена называют баскские «Закрытые гастрономические клубы».

Конструкция, в общем, совершенно интернациональная – после тяжелого дня, дабы отдохнуть от трудов праведных, друзья во всем мире отправляются не домой, а куда-то еще: в пивную, кофейню, на футбол или в гараж. Баскские мужчины в такой ситуации шли на кухню. Проверенная годами компания (вход со стороны в которую был строжайше запрещен) устраивала свои заседания не столько вокруг пирушки, сколько вокруг ее подготовки. Суровые мужчины ходили на рынок, хвастались друг перед другом добытыми редкой рыбой, свежайшими овощами и раритетным вином, суетились вокруг плиты, готовили, а потом, конечно же, ели. Из таких клубов и выросли многие здешние легендарные рестораны.

Вот только, говоря про мужские гастрономические клубы, люди совершенно забывают про аналогичные женские сообщества, существовавшие здесь уже в начале ХХ века. Передовые, революционные даже по тем временам идеи женской свободы и равноправия, от образования до участия в выборах, в Стране Басков продвигались привычным способом – через собрания любительниц готовить и есть вкусную еду. И, памятуя о завидном уровне развития и благосостояния региона, работу гастрономических клубов надо признать успешной. А кажущуюся банальной мысль о том, что любой спор лучше решать за большим, богато накрытым столом – не грех повторить и в миллионный раз.

Автор выражает личное мнение, которое может не совпадать с позицией редакции.

Поделиться:
Загрузка
Найдена ошибка?
Закрыть