article
Слушать новости

Время неумолимо: кто подхватит знамя Жириновского

Что ждёт ЛДПР в следующих избирательных циклах

Прослушать новость
Остановить прослушивание
Последние годы динамика ЛДПР была относительно неплохой – ее результаты в среднем держались на уровне 2016 года. Однако появление новых политических проектов явно несет для ЛДПР существенные имиджевые риски. В частности, обращает внимание отсутствие новых ярких тем в избирательной кампании партии и, как кому-то может показаться, снизившаяся личная активность ее неизменного лидера Владимира Жириновского.

Несмотря на свою декларируемую антисистемность, к чему традиционно отсылают лозунги партии, ЛДПР многие называют настоящим системным электоральным ветераном, успешно сосуществовавшим со всеми менявшимися руководителями страны.

Говорить об электоральных перспективах ЛДПР и просто, и сложно одновременно.

С одной стороны, казалось бы, как с ее эклектичным популизмом и умением в нужный момент всегда найти точки соприкосновения с властью (а как иначе?), так и с ее вождистским характером, когда ее электоральные результаты по сути, зависят от одного человека, все ясно. С другой стороны, все понимают, что всему свое время, лидеры стареют, а вождистские партии без четкой идеологии редко политически переживают своих вождей.

А у Жириновского — уже и орден «За заслуги перед Отечеством» I степени вручен (предыдущий «За заслуги перед Отечеством» II степени был к 70-летию лидера), и назначение почетным сенатором многократно напророчено, но Владимир Вольфович все еще на боевом посту. Но время идет, и оно неумолимо. И голоса за партию, один из важнейших ресурсов стабильности нашей политической системы, они тоже неизбежно уйдут.

Варианта в итоге всего два – или найдется способ как-то пролонгировать реальную жизнь партии после Жириновского, или эти голоса распылятся между иной оппозицией.

ЛДПР спасала власть неоднократно. Достаточно вспомнить, что во втором туре президентских выборов 1996 года Жириновский призвал своих сторонников не голосовать за Зюганова и не голосовать «против всех» - то есть фактически голосовать за Ельцина, либо не приходить на выборы. А после отказа поддержать в качестве премьера Евгения Примакова получила пост министра труда для Сергея Калашникова (который сохранил этот пост в следующих правительствах Сергея Степашина и Владимира Путина). В 2018 году партия помогала нивелировать пенсионный протест, а в 2020 году — не разжигала протест в Хабаровске.

С момента создания основные голоса партия собирала обычно в регионах Дальнего Востока, Сибири, Урала, Крайнего Севера. Иные всплески ее результатов в тех или иных регионах обычно были исключением и связаны или с полученной на той или иной территории административной поддержки, или хорошо организованной и профинансированной конкретной избирательной кампанией (соответственно, на следующих выборах при отсутствии данной административно-финансовой поддержки возвращались прежние показатели). Самые сильные сейчас региональные организации партии, как и обычно, в основном в Сибири и на Севере: в Красноярском крае, Амурской, Архангельской, Вологодской, Новосибирской, Томской, Рязанской областях, ХМАО.

Иногда в том ли ином регионе конкретная региональная организация ЛДПР может на время стать прибежищем местной оппозиции, однако таких случаев немного, и как показывает опыт, не всегда для самих кандидатов это кончается хорошо. Так на выборах губернатора Оренбургской области в 2014 году партия сама отозвала кандидатуру депутата Госдумы Сергея Катасонова, который считался единым кандидатом оппозиции в губернаторы.

Что будет в 2021 году?

Не станет сюрпризом, если по сравнению с выборами 2016 года результат ЛДПР несколько снизится хотя бы в силу того, что в бюллетене будет ряд новых партийных проектов и обычно они отнимают голоса недовольных и разочарованных.

Будучи ярко выраженной вождистской партией, партия всегда собирала голоса, апеллируя именно к фигуре своего лидера, большинство иных депутатов всегда были малоизвестны, кандидаты партии крайне редко выигрывали одномандатные округа. В самом успешном для себя 1993 году партия выиграла 5 одномандатных округов, в 1995-ом — лишь один, в 1999 и 2003 — ни одного. В 2016 году округа вернулись и партия выиграла пять округов.

После 2016 года у власти избиратель начал активно переходить к левым и к новым проектам без антирейтинга. ЛДПР в этих условиях в основном повторяла результаты 2016 года, а реальный рост показывала только в Хабаровском крае — по понятным причинам.

На региональных выборах 2017 года ЛДПР почти повсеместно ухудшила результаты по сравнению с 2016 годом, что можно объяснить как снижением интенсивности агитационной кампании партии, так и уменьшением явки независимых избирателей, отсутствием агитационной и имиджевой новизны в принципе (повтор давно известных лозунгов и визуальных образов). В ряде случаев результаты партии ближе к уровню 2012-го, а не 2016 года. Наиболее существенное падение результатов во Владивостоке, Твери, Ярославле.

На выборах 2019 года главным успехом для партии стал Хабаровский край. Но многие посчитали, что это была заслуга скорее не Жириновского. Именно в крае у партии не только абсолютное большинство в Законодательной Думе Хабаровского края и гордуме Хабаровска, но и в Комсомольской-на-Амуре городской думе 24 депутата от ЛДПР и один от КПРФ. При этом явно не было привычного противодействия местной власти в отношение партии в регионах Северного Кавказа, где она вновь прошла в парламенты КЧР и КБР, а также городское собрание Элисты. Впервые в истории ЛДПР преодолела заградительный барьер на выборах Верховного хурала Тывы и городского собрания Владикавказа. По-прежнему партия не может пройти только в Госсовет Татарстана.

Что потом?

Неоднократно ошибавшиеся в прогнозах критики либерал-демократов говорят, что в 2021 мы увидим ЛДПР в Госдуме в последний раз. Причины тут — и возраст Жириновского, и возможный отток сторонников из партии, что приведет к потере ЛДПР политической ликвидности.

Конечно, сама ЛДПР просто так сдаваться не собирается и будет искать нового лидера. Главная интрига – будет ли это человек извне, или все же изнутри. Учитывая подход вождя ЛДПР ко всем партийным делам (помимо госфинансования самой парти по итогам выборов, есть еще основанный под брендом ЛДПР коммерческий вуз Институт международных цивилизаций, который дотируется государством; есть губернаторы и иные чиновники) – предполагать, что Жириновский расстанется с ЛДПР просто так, не приходится.

Каких только кандидатов во главу ЛДПР не называли «злые языки» – от Астахова до Якеменко.

Когда-то в прошлом кто-то упоминал ныне почти забытого Алексея Митрофанова. Но такие версии представляются скорее, шуточными. Что же до внутренних преемников, то всерьез можно было бы ожидать воцарения сына Жириновского – вице-спикера ГД РФ Игоря Лебедева. Но критики отказывают ему в харизме, а это — заведомый электоральный конец. Что же до остальных возможных преемников, включая молодых депутатов фракции – то сложно представить, кто и зачем отдаст им такой ресурс.

Куда более реалистичной на посту нового лидера партии, учитывая все же объективную полную системность ЛДПР и лично ее вождя, представляется фигура губернатора Смоленской области Алексея Островского. С точки зрения власти, понятный системный политический игрок, но по поводу харизмы тут тоже могут возникнуть вопросы.

Если же консенсус в отношении председательства в ЛДПР найден не будет, судьба партии в будущем может оказаться крайне незавидной.

Поделиться:
Подписывайтесь на наш канал @gazeta.ru в Telegram
Подписаться
Новости и материалы
Все новости
Найдена ошибка?
Закрыть