«Артисты по всему миру объединяются, и это дает надежду»

Как работают артисты Большого театра в период пандемии коронавируса

Прослушать новость
Остановить прослушивание
Труппа Большого театра, как и весь остальной мир, впервые оказалась в такой экстремальной ситуации. Понятно, что мы должны быть законопослушными, поэтому все стараются находиться в режиме самоизоляции. Для меня главное, чтобы наш коллектив был здоров. Но если у кого-то работа не предполагает большой физической активности, то для артистов балета, привыкших с 9-10 лет к огромным нагрузкам, это достаточно сложная ситуация. Мы несем колоссальные потери, потому что балетный век короток.

Я стараюсь регулярно созваниваться с педагогами, особенно старшего поколения – Мариной Кондратьевой, Светланой Адырхаевой, Региной Никифоровой, спрашиваю, как их самочувствие, не нужна ли какая-то помощь. Людям, которым пошел уже 9-й десяток, находиться в таком заточении тяжело. Сейчас важно морально поддержать друг друга и дать какую-то надежду.

Возможности театра в данной ситуации сильно ограничены, если не сказать – сведены к нулю. В начале карантина многие артисты просили у нас полтора метра балетного линолеума, чтобы была возможность делать экзерсис в квартире. Я сразу же обратился по этому поводу к Владимиру Урину и он, ни секунды не сомневаясь, распорядился оказать помощь. Линолеум развезли по домам.

Артисты Большого театра – просто молодцы.

В таких непростых условиях самоорганизовались и активно занимаются дома. Наши педагоги с концертмейстерами проводят классы в Zoom – и Геннадий Янин, и Александр Ветров, и Надежда Грачева. Бывает, что утром артисты занимаются у одних педагогов, потом у других. Онлайн дает возможность «посещать» классы по всему миру. Знаю, что в 8 вечера некоторые занимаются с педагогом из Сан-Франциско. К нашим педагогам подключаются артисты из Мариинского театра. Такой момент общего объединения и солидарности, конечно, дает силы, веру и надежду.

Я артистов никак не контролирую – сейчас нет задачи, что через 5 дней спектакль, и все должны быть в блестящей форме. Но некоторые из них присылают свои видеоролики, спрашивают, что я о них думаю. Я говорю: «Не верю, это, наверное, монтаж». Они там какие-то технические чудеса творят. Делают три пируэта en dedans, переходят на en dehors и крутят еще три. Да я ни разу не видел, чтобы они в театре такое делали!

Однако мы должны отдавать себе отчет в том, что заниматься на дому – это, конечно, лучше, чем ничего, но это просто способ поддержать свое тело в форме. Не все могут после занятий у станка на полутора метрах линолеума, выйти на середину, делать комбинации на пуантах, прыгать. Если музыканты и оперные певцы могут работать из дома, то балетным нужно пространство: большие залы, высокие потолки. А жилищные условия у всех разные. Полностью поддерживать себя в форме в такой ситуации невозможно. К тому же артисты балета эмоциональны. Они привыкли работать под конкретную дату. Когда они знают, что через месяц им выступать на сцене, у них другая мотивация.

Еще в начале карантина многие артисты спрашивали меня, как бы им попасть в зал.

Я понимал, что если заниматься группой в зале, то, учитывая рекомендации, все должны находиться в одном месте, сдав тесты, и не покидать группу. Иначе это будет достаточно опасно. Конечно, не все могут оставить близких, детей, родителей, но у меня была идея собрать тех, кто может, и поселить в одном отеле. Если бы мы набрали достаточное количество людей (а желающие были), я бы обратился с этой идеей в Попечительский совет, и думаю, наши друзья поспособствовали бы тому, чтобы артисты получили возможность таким образом сохранить форму. Но сейчас этот вопрос не так остро стоит, потому что все мы ждем, что будет после 12 мая.

Очевидно, что показывать спектакли Большой театр начнет еще нескоро. Возможно, мы отпустим всю компанию в отпуск с сохранением заработной платы. Конечно, без потерь не обойдемся, будут потери. Для тех, кто уже близок к завершению сценической карьеры, это чудовищная ситуация. И говорить, что они ничего не теряют, было бы не совсем честно. Мы все оказались пленниками этого вируса. Я сейчас слушаю себя со стороны и понимаю, что это какой-то кошмар – кто бы мог подумать, что мы окажемся в такой ситуации.

Сейчас невозможно делать прогнозы, когда наши артисты смогут попасть в балетные залы.

В труппах некоторых западных стран, где уже понемногу ослабляют карантин, балетные начинают заниматься группами по 5-6 человек. Мы сидим дома уже полтора месяца, если самоизоляция продлится еще на 3-4 месяца, для артиста балета это очень большой срок. Возможно, потом понадобится несколько месяцев, чтобы восстановить форму. От того, сколько времени мы пропустим, зависит и то, сколько времени понадобится на восстановление. Молодым будет проще. Но я абсолютно уверен, что мы сможем прийти в форму в максимально короткий срок.

Автор — художественный руководитель балетной труппы Большого театра