Бунт против «взрослых»: Трамп хочет все решать сам

Николай Пахомов о том, зачем президент США увольняет даже сторонников

Американский президент установил новый рекорд, отправив в отставку третьего советника по вопросам национальной безопасности менее чем за три года. Дональд Трамп давно убедил, что от него следует ожидать, если не всего, то очень многого. Но отставку Джона Болтона ничего непосредственно не предвещало. Тем более, что сам Болтон постоянно и очень усердно заявлял о своей лояльности. Однако Трампу мешают даже лояльные.

Итак, должность советника по вопросам национальной безопасности вновь вакантна, а многочисленные критики президента сетуют, что Трамп все больше действует самостоятельно, избавляясь от услуг представителей истеблишмента, к которому относится и Болтон. Это нужно учитывать и сейчас, когда Трамп делает воинственные заявления об американском ответе Ирану за атаки на нефтяную инфраструктуру Саудовской Аравии.

Сам Трамп назвал пятерых новых кандидатов на должность советника по национальной безопасности: речь идет о юристе и посланнике президента США по вопросам заложников Роберте О'Брайане, генерал-майоре Рикки Уодделле, заместителе министра энергетики США по вопросам ядерной безопасности Лисе Гордон-Хэгерти, бывшем главе аппарата советника по нацбезопасности Фредерике Фляйце, а также советнике по нацбезопасности вице-президента Соединенных Штатов генерал-лейтенанте в отставке Кейте Келлогге. Хотя сейчас Трамп щедро раздает публичные комплименты этим людям, не факт, что новый назначенец сработается с американским президентом.

Что касается Джона Болтона, журналисты периодически сообщали публике о сложностях в его работе. То его предложения отвергались, то его будто бы забывали пригласить на какие-то важные переговоры.

При этом важно понимать, что критику или даже гнев президента вызывают если не все, то многие представители администрации.

Причины для этого гнева бывают разные. Скажем, министра торговли Уилбура Росса Трамп упрекал в том, что он не добился пересмотра торговых соглашений США. Сообщалось, что президента раздражает и то, что Росс спит во время совещаний. При этом, уточнял неназванный источник, из раскрытого рта Росса капает слюна, которую, проснувшись, министр тщательно вытирает галстуком.

Однако Росса президент не уволил. В конце концов, министру восемьдесят один год, в таком возрасте вздремнуть не грех, а с Трампом они старинные нью-йоркские приятели. Болтон же неделю назад рабочее место в Белом доме утратил. Рискну предложить свою версию этой громкой отставки.

Трамп известен тем, что споры среди своих сотрудников он приветствует. Считается, что, слушая разные точки зрения, миллиардер-президент принимает решение. В итоге кто-то из советников всегда рискует оказаться не прав. Возможно, часто таким проигравшим оказывался Болтон. Однако окончательное решение расстаться с Болтоном могли спровоцировать его попытки обходными путями все-таки добиться реализации своих предложений. В частности известно, что он связывался с близкими к Трампу сенаторами, стараясь заручиться их поддержкой для убеждения президента.
Именно такие попытки манипулирования могли стать последней каплей, переполнившей чашу терпения президента.

Некоторые наблюдатели отмечают, что миллиардер-президент зачастую относится к сотрудникам администрации как к досадному и неизбежному неудобству.

Вспомним, как во время предвыборной кампании Трамп неоднократно заявлял, что все проблемы он способен решить в одиночку. При заполнении вакансий президент отдает дань общеполитическим соображениям. Однако нет оснований утверждать, что Трамп готов уступать своим сотрудникам или тем более наделять их самостоятельностью, признавая их исключительную квалификацию.

Три советника Трампа по национальной безопасности вполне могут иллюстрировать такую кадровую политику.

Майкл Флинн стал одним из первых и высокопоставленных представителей силовиков, поддержавших Трампа. Можно предположить, что высоким постом президент отблагодарил генерала. Затем, по всей видимости, президент назначениями на пост советника по вопросам национальной безопасности хотел пойти навстречу различным группам своих сторонников.

Генерал Герберт Макмастер – представитель центристского силового истеблишмента. Советником он мог стать и у Джорджа Буша-младшего или у его брата Джеба, если бы последний победил Трампа на праймериз, а потом и Хилари Клинтон на президентских выборах. Да и если бы победила Клинтон, Макмастера можно было бы представить и в ее администрации.

Болтон же близок к группе сторонников Трампа, более радикальных во внешней политике. Они выступают за внешнеполитическое мессианство, последовательную и полномасштабную поддержку Израиля, максимально жесткий курс против Ирана.

Однако, предположу, что, назначив Болтона, Трамп хотел только сделать приятное этой группе своих сторонников, а не собирался подписываться под курсом внешнеполитического активизма.

В частности сообщалось, что в июне президент в последний момент отменил планировавшийся удар по Ирану после того, как иранцы сбили американский беспилотник.

Интерпретировать отставку Болтона в традиционных терминах внешнеполитического анализа (например, называя его «ястребом») стоит едва ли. Скорее, можно говорить о том, что президент последовательно избавляется от сотрудников, которые самостоятельно и значительно могут влиять на политику администрации.

В настоящий момент пара десятков высокопоставленных чиновников вплоть до уровня министров находятся в статусе «исполняющих обязанности». В это число входят министр внутренней безопасности, директор национальной разведки, заместители министра обороны по делам армии и ВВС. Пока нет информации, кого и когда Трамп планирует предложить на смену Болтону. Сейчас обязанности советника исполняет заместитель Болтона Чарльз Купперман, человек совершенно не публичный.

Можно говорить о том, что исполняющие обязанности – это характерная черта кадровой политики Трампа. С одной стороны, не проводя процесс утверждения Сенатом, президент избавляет себя от лишних проблем, которые могут создать при публичных слушаниях дотошные сенаторы. С другой, Трамп говорил, что любит в кадровых решениях «гибкость»: промежуточный статус исполняющих обязанности такую гибкость обеспечивает вполне. Не будет удивительным, если Купперман или другой внешнеполитический, непубличный чиновник проработает на посту советника длительное время. Времена Генри Киссинджера, которого некоторые наблюдатели считали чуть ли не теневым правителем Америки, канули в прошлое…

Год назад в «Нью-Йорк Таймс» вышла анонимная статья, написанная якобы одним из высокопоставленных сотрудников Белого Дома. Автор, не идентифицированный до сих пор, уверял публику, что Трамп окружен людьми, которые внимательно следят, чтобы президент не натворил бед. Таких людей в Америке назвали «взрослыми», способными контролировать президента. К таким «взрослым» причисляли отставных генералов Келли и Мэттиса, главу аппарата президента и министра обороны. Однако оба генерала и ряд других деятелей, которых можно отнести к надпартийному американскому истеблишменту, за минувший год покинули администрацию.

Рискну утверждать, что к таким же «взрослым» можно отнести и Болтона. Критики Трампа из числа влиятельных демократов и журналистов проводили Болтона в отставку чуть ли не сетованиями на предмет того, какой государственный деятель ушёл! И это при том, что Болтон, считающийся одним из архитекторов войны в Ираке, раньше получал от демократов лишь самую жетскую критику.

Таким образом, убрав Болтона, президент США избавился от еще одного элитного тяжеловеса в своей администрации. Значение Трампа как единственного центра принятия решений растет. Во внешней политике это будет означать дальнейшее снижение предсказуемости американских действий и общей позиции по международным вопросам. Мнение президента будет перевешивать все идеологические схемы, экспертные оценки и бюрократические соображения.

Автор — политолог, президент Нью-Йоркского консалтингового бюро, кандидат политических наук.