Множество Трампа

Николай Пахомов о главном претенденте на победу на президентских выборах в США 2020 года

По итогам промежуточных выборов в Конгресс США можно с уверенностью сказать, что позиции Дональда Трампа прочны. Причины этого нужно искать не в слабости оппозиционных сил, успешности политики нынешней администрации или, скажем, выдающихся личных качествах нынешнего президента. Дело в другом: миллиардер оказался выразителем мощных социально-политических сил, за ним стоит множество верных избирателей, что обеспечивает Трампу хорошие шансы на переизбрание в 2020 году.

Итоги любых выборов можно анализировать по-разному. На поверхности — разбор результатов политических сил, прогноз дальнейшего развития событий и политического курса победителей. Однако интереснее взглянуть на ситуацию шире. Какие настроения избирателей нашли выражение в голосовании? Как эти настроения будут определять социально-политическую картину в дальнейшем?

Реклама

С этой точки зрения промежуточные выборы этого года особенно любопытны. Начнем с того, что, по первым оценкам, в голосовании приняли участие 49% избирателей, что является очень солидным результатом, по нему можно судить о настроениях общества. Четыре года назад в промежуточном голосовании участие приняли только чуть более 36% избирателей. Во-вторых, при всей шумихе вокруг избрания и первых двух лет президентства Дональда Трампа можно было ожидать от нынешних выборов экстраординарных результатов. Однако успех демократов оказался очень умеренным.

На протяжении примерно последнего года политики и эксперты, особенно разделяющие оппозиционные настроения, заявляли о «голубой волне» (по цвету Демократической партии, республиканцы — красные), которая должна была «смыть» большинство республиканцев в обеих палатах Конгресса, серьезно подточив позиции президента. Частыми были прогнозы импичмента. «Волны» не случилось.

Согласно логике американской политической системы на первых для новых президентов промежуточных выборах, партии этих президентов часто терпят поражение. Недовольство от первых шагов новых хозяев Белого дома и желание избирателей уравновесить исполнительную власть способствуют балансированию политической системы. После Второй мировой войны эту тенденцию можно наблюдать отчетливо.

При всей подлинной, консолидировавшей общество популярности Барака Обамы на своих первых промежуточных выборах в 2010 году он получил чувствительный удар.

В Сенате республиканцы выиграли шесть дополнительные мест (до выборов у них было 41, стало 47), в Палате представителей демократы лишились 63 мест и утратили большинство. На шесть стало больше и губернаторов-республиканцев. И это при том, что СМИ, политики и эксперты чуть ли не в унисон после победы Обамы заявляли о «смерти» Республиканской партии и грядущем беспрекословном и долгом господстве демократов.

При всей спорности личности и политики Дональда Трампа поражение республиканцев на этот раз оказалось очень умеренным. В Сенате республиканцы даже укрепили свое большинство, в Палате представителей демократы получили большинство, но самое минимальное — они выиграли только 27 новых мест, у них 226, для большинства необходимо 218.

Прежде чем начинать рассуждения о том, какое влияние эти результаты окажут на политический и законодательный процесс в ближайшие два года до следующих федеральных выборов, отметим главное: очевидна необходимость пересмотреть значение Трампа в американской политике.

Победа Трампа в 2016 году казалось во многом случайной. Наблюдатели объясняли ее по-разному в зависимости от собственных предпочтений: неординарная личность миллиардера, стечение обстоятельств, сбой избирательной системы, высокомерие Хиллари Клинтон, вмешательство России. Однако при всех этих вариантах победа Трампа казалась исключением, аберрацией. Объяснить это можно прежде всего тем, что

современная практика государственной идеологии и пропаганды США, картина, которую создали СМИ, массовая культура и другие лидеры общественного мнения, живописали американскую политику высокого штиля, в которой откровенному и обладающему мнением, зачастую слишком отклоняющимся от «принятого» Трампу, как казалось, не было места.

Теперь же следует признать, что нынешний президент, отличаясь от подавляющего большинства американских политиков, тем не менее, пользуется значительной поддержкой сограждан, выражает настроения, бытующие в американском обществе. Результат нынешних промежуточных выборов вполне позволяет сделать такой вывод.

Если верить многочисленным критикам Трампа из элит, включая значительное количество республиканцев, многие действия и заявления президента не «американские», президент не выражает американские ценности, «мы так не поступаем». Этот список можно продолжать. В действительности же получается, что эти представители элиты могут сколько угодно спорить с Трампом, однако в стране хватает людей, согласных с президентом. Более того, изоляционистские и популистские мотивы всегда были представлены в американской политике, глава государства выражает их очень эффективно. Справедливости ради отметим, что демократы уже на раннем этапе завершившегося избирательного марафона в целом осознали бесперспективность кампании, сфокусированной на борьбе с неординарным президентом. Риторика импичмента ушла на вторые и третьи планы. Трамп, напротив, без устали повторял, что на выборах избиратели будут прежде всего высказывать свое отношение к нему, требовал от своих сторонников активного голосования за республиканских кандидатов.

Результат известен — «голубая волна» осталась в мечтах демократов. Более того, рискнем предположить, что Дональд Трамп является на сегодняшний день главным претендентом на победу на предстоящих через два года президентских выборах. Значение федеральных выборов, тем более президентских, в современной американской политике таково, что предвыборная кампания по сути начинается сразу же после очередного голосования, сегодня сила позиций миллиардера в борьбе за пост президента очевидна.

Сразу несколько демократов, честолюбивых и талантливых политиков, будут вести борьбу за номинацию, раскалывая демократический электорат и снабжая республиканцев материалом для критики. Их спор, по всей видимости, пойдет о том, следует ли придерживаться центристских или радикальных позиций. (Напомним, что, скажем, всеобщее медицинское обеспечение или право на высшее образование воспринимаются многими в Америке как идеи радикальные.) У Трампа же сегодня нет серьезных противников в рядах республиканцев — если они и были, умеренный результат демократов на промежуточных выборах убеждает, что держаться линии президента оправданно.

Также президент сможет занести в свой актив конкретные свершения. Например, его консервативные сторонники рассчитывают на еще одного консервативного судью Верховного суда: кумиру либералов судье Гинзбург восемьдесят пять, в минувший четверг она упала и сломала три ребра. Да и без Верховного суда Трамп уже предложил, а республиканское большинство в Сенате утвердило значительное число судей-консерваторов. В любом случае, большинство демократов в Палате представителей станет для президента достойным спарринг-партнером для мобилизации сторонников.

Других избирателей можно привлечь, скажем, новым понижением налогов. Рост бюджетного дефицита и государственного долга, конечно, неприятны, однако пока желающих приобрести американские государственные облигации достаточно.

Таким образом, сорок пятый американский президент по состоянию после промежуточных выборов уверенно идет на переизбрание. Пускай его не поддерживает большинство сограждан, в американской политике активно используется термин «множество» (plurality). Множество Трампа ему верно, оно организовано, активно, его поддержки достаточно, чтобы, как минимум, назвать нынешнего президента лидером в борьбе за победу в 2020 году. Время покажет, сумеет ли кто-то помешать ему на пути к переизбранию.

Автор — политолог, президент Нью-Йоркского консалтингового бюро.