Пенсионный советник

Фантазии о внутренней политике

Политтехнолог Анна Федорова о том, как политические комментаторы выдумывают конфликты, которых нет

Кадр из баттла Oxxxymiron и Гнойного на «Версусе» Кадр из видео/YouTube.com
Кадр из баттла Oxxxymiron и Гнойного на «Версусе»

Люди в России любят поговорить о политике. За двадцать пять лет в постсоветской России сложилась богатая среда политических дискуссий. Большую популярность приобрел и жанр политической конспирологии и любые тексты с претензией на «особую осведомленность».

В принципе, любой человек сейчас может завести телеграм-канал и писать о внутренних конфликтах в системе власти в любой сфере, не обязательно быть инсайдером. Примерно так: «Слухи об изменении правил вылова речной рыбы указывают на обострение затяжного конфликта между Минсельхозом и Росрыболовством. В этом контексте следует вспомнить и о выступлении директора мурманского рыбного комбината на пресс-конференции первого лица. Ну, будем наблюдать».

Это было бы похоже на постоянно идущий «Карточный домик», но это скорее «Черное зеркало». Параллельная реальность, управляемая смартфонами нескольких сотен активных людей и тысячами комментариев.

Например, в социальных сетях уже больше года пишут о конфликтах во внутриполитическом блоке администрации президента. Если им верить, то в администрации все непрерывно заняты борьбой за власть и влияние, которая неминуемо приведет к аппаратному коллапсу и поражениям.

Реклама

Но что реально произошло во внутренней политике за последний год? Немного антиконспирологии, только факты.

Большой задачей 2017 года для внутриполитического блока стало обеспечение спокойного обновления губернаторского корпуса и прохождение через единый день голосования.

«Нормальные выборы» с минимальным числом нарушений, с конкуренцией, с новыми лицами – потому что политическая система должна обновляться. Все новые кандидаты прошли «на ура». Нарушений было меньше, чем на выборах 2016 года, что подтверждают данные «Голоса».

Также хороший индикатор живого политического процесса – это появление в политическом языке новых слов и ярлыков. Кампания-2017 запомнилась всем «молодыми технократами».

Дальше. Посмотрите, что случилось с бывшим главным оппозиционером – Алексеем Навальным.

Он жив, здоров и на свободе. Имеет все возможности, чтобы собирать свои «миллионы протестующих». За 2017 год Навальный собрал 260 миллионов рублей пожертвований. И что в итоге? А в итоге на митинги 28 февраля вышли едва ли пять тысяч человек по всей России. Это сокрушительный и обидный провал.

Даже массовый призыв школьников не помог, потому что Навальный не понимает одной очевидной вещи: любой хайп длится недолго.

Тема Навального в последнее время оживляется только в связи с его конфликтами с другими оппозиционерами. Он практически исчерпан как федеральный политик. Из критика Путина он превратился в жадного и голодного конкурента Ксении Собчак.

Нет образа будущего? Сергея Кириенко обвиняют в том, что он так и не предъявил обещанный «привлекательный образ будущего».

А как же, например, платформа «Россия – страна возможностей»? Или конкурс «Лидеры России», в котором приняли участие более 200 тысяч человек. Управленцев с амбициями, у которых возникла готовность и желание иметь дело с госуправлением.

Это и есть работа с будущим: поддержка тех, кто составляет будущее России – молодых профессионалов. Или вы думали, что предъявление образа будущего – это когда под камеры выходит человек и показывает пухлый том, на котором написано «ОБРАЗ БУДУЩЕГО»?

До выборов президента меньше двух месяцев. А вместо традиционных лиц и скучного референдумного сценария, у нас как минимум пока два новых кандидата, и оба резвятся как хотят. А действующий президент идет самовыдвижением, хотя мог бы опереться на «Единую Россию», в которой, кстати, тоже прошло значительное обновление и которая возвращается к первоначальному назначению партии президента – партии преобразований. Но президент выбрал более красивый и подходящий моменту путь – призыва к нации.

Я вижу, как у меня в ленте каждый день публикуют прогнозы результатов выборов и обсуждают предвыборную социологию. Это тоже показатель живого политического процесса.

Так о чем вы говорили? Что внутриполитический блок Кремля увяз в интригах и ничего не может сделать? Из анализа фактов видно, что нет никаких групп «Вайно», «Кириенко», «Турчака» и т.д., сражающихся друг с другом. Эти люди действуют в общей логике и стратегии, ежедневно совершая множество рутинных и неинтересных онлайн-комментаторам действий, но которые приводят к результатам, очевидным без всякого смартфона и сетевых комментаторов.

То, что происходит сейчас – это время изменений. Для настоящих политических администраторов любое время должно быть временем изменений, потому что мир меняется ежедневно. И похоже, сейчас это понимают.