Пенсионный советник

«Крепкий алкоголь — главный убийца»

Андрей Коротаев о том, верно ли утверждение «русские много пьют»

Wikimedia Commons

Новогодние праздники в России традиционно сопровождаются застольями. О том, почему праздники ассоциируются с возлияниями, какого результата добилась России в борьбе со смертностью от алкоголизма и почему «промывание мозгов» неэффективно, «Газете.Ru» рассказал заведующий лабораторией мониторинга рисков социально-политической дестабилизации НИУ ВШЭ, главный специалист Института информатизации Минздрава РФ Андрей Коротаев.

— В России продолжительность жизни превысила 72 года. Насколько такая ситуация является заслугой государства — системы здравоохранения, — а насколько — социальных изменений, которые происходят в нашем обществе, например, перехода к здоровому образу жизни?

Реклама

— На мой взгляд, не здоровый образ жизни, главная заслуга — это целый комплекс антиалкогольных мер, реализуемых в России с 2006 года. В этом плане это заслуга министерства здравоохранения и той части гражданского общества, которая его поддерживают. Попытки лоббистов ослабить антиалкогольное регулирование систематически не пропускаются. По экспертным расчетам, чуть ли не 81% снижения смертности приходится на антиалкогольные меры. Еще можно говорить о реальном снижении смертности от онкологических заболеваний: сейчас есть дорогие и эффективные препараты, которые стали доступны в сети онкологических диспансеров. Но все-таки снижение смертности от онкологических заболеваний вносит небольшой вклад в падение смертности, главное — это снижение смертности от сердечно-сосудистых заболеваний и от внешних причин.

В России смертность фактически стала сокращаться, а продолжительность — расти примерно после 2005 года. И это не случайно.

Безусловно, между 1998 и 2003 годами были предприняты меры по совершенствованию системы здравоохранения, младенческая смертность снижалась, но общая смертность все это время росла. А реально стала снижаться именно с 2006 года, потому что была принята первая серия достаточно эффективных антиалкогольных мер. Например, внедрение техрегламента для технического спирта. То есть, большую часть технического спирта отсекли, а ведь порой для пищевых целей использовался денатурат. Еще увеличение минимального уставного капитала для спиртзаводов, что привело к закрытию заметного количества мелких спиртзаводиков, увеличению минимального размера площади для точек, торгующих алкогольными напитками. Результат — после 2005 года смертность в России снижалась, в общем-то, совершенно рекордными темпами. То есть мы оказались впереди и всей Европы, и всей Азии, и всего Нового Света. За 2005–2017 гг. — здесь просто первое место. Конечно, сказался и эффект низкой базы.

Далее, как мы помним, вышел запрет на ночную торговлю алкоголем — к нему можно приплюсовать расширенные региональные запреты, запрет на продажу алкоголя в киосках, повышение акцизов на алкоголь, установление минимальных цен на водку, ограничение при помощи ЕГАИС нелегального производства алкоголя, запрет (после иркутской трагедии 2016 года) продажи т.н. «фанфуриков» (типа ставшего печально знаменитым «Боярышника») и так далее. Это то, что рекомендует Всемирная организация здравоохранения. Из таких крупных мер у нас до сих пор еще не внедрена монополия. Такой опыт есть в Скандинавии, к тому же там вы не купите крепкий алкоголь во второй половине дня в субботу или по воскресеньям в течение всего дня.

— То есть можно сказать, что образ пьяного русского мужика или утверждение, что русские много пьют, — это уже миф, уже в прошлом?

— К сожалению, это не так. Это в Москве поблагополучнее. А за пределами Москвы, особенно в глубинке, потребление алкоголя крайней высокое. Несмотря на все достигнутые успехи,

Россия остается одним из мировых лидеров по употреблению крепких алкогольных напитков.

Если брать по суммарному потреблению, не на первом месте, но, если брать крепкие алкогольные напитки, то все-таки на первом. И несмотря на все достигнутые успехи, по смертности мужчин трудоспособного возраста Россия до сих пор на первом месте среди всех стран Азии, Европы, Северной и Южной Америки да и даже многих стран тропической Африки. Например, смертность мужчин трудоспособного возраста в России в 2015 году была выше, чем в Сирии, где был кровавый военный конфликт, — на пять пунктов. Это при том, что в 2005 году Сирия нас обгоняла на 100 пунктов! У нас в неблагополучных областях продолжительность жизни мужчин в 2014 году была меньше, чем в Либерии во время разгара эпидемии Эболы.

Сделано очень много, но и сделать еще, конечно, предстоит очень много. И делая это, надо иметь в виду, что именно крепкий алкоголь — главный убийца. Например, потребление алкоголя в Португалии приблизительно такое же, как в России, но — за счет вина, а в Чехии — за счет пива; а смертность от алкоголезависимых причин там в разы меньше.

— Вы видите тенденцию отказа от вредных привычек? Возможно, среди молодежи. Не пить становится популярным? Или это такое московское, «хипстерское» веяние?

— Наверное, такие тенденции есть преимущественно в крупных городах. Нельзя сказать, что это какое-то массовое явление среди мужчин 45 лет да еще за пределами Москвы. Но надо сказать, что опять-таки снижение курения среди подростков в высокой степени связано с антитабачными мерами — запретом на продажу сигарет в киосках, ростом цен. Все-таки

в киоске подростку купить сигареты было несравненно проще, чем в сетевом магазине, когда это происходит при ярком свете, в окружении взрослых.

А в киоске можно незаметно ночью подойти. А если бы цены подняли хотя бы до уровня Румынии или Болгарии, то доля курильщиков среди подростков еще больше бы сократилась.

— С чем связана такая ситуация, что люди, простите, каждый незначительный праздник отмечают или «обмывают» покупки. Это что — ментальность такая? Такой плохой быт?

— Вы знаете, момент какой. За пределами исламского мира это практически общая традиция — где праздники, там и алкогольные напитки. Здесь Россия точно не аномалия. Но, опять-таки, скандинавский опыт показал, что смертность среди мужчин трудоспособного возраста там смогли реально снизить, когда удалось рабочий класс перевести на пиво, а средний класс — на сухое вино. А случаев тотального отказа от алкогольных напитков за пределами исламского мира не известно. Именно попытки тотального «сухого закона», как известно, не срабатывают, поэтому нужна какая-то разумная алкогольная политика: прежде всего стараться ограничивать употребление крепкого алкоголя.

— А пропаганда здорового образа жизни?

— Согласно исследованиям ВОЗ, как раз борьба с алкоголем через пропаганду здорового образа жизни наименее эффективна.

Мнение, что запретами ничего не добиться, — полное заблуждения. Добиться чего-то можно только запретами! Работают по-настоящему только запреты. А промывка мозгов крайне неэффективна. Вспомните советское время: на каждом углу было «Пьянству — бой!», по телевизору постоянно крутилось, что пьянство — это плохо. А на этом фоне просто была элементарная вещь: как в 1970 году водка стояла 3,62 — 4,12 рубля, так и в 1980-м цена на водку оставалась той же до копейки. Цены были «священной коровой». За это время уровень жизни людей заметно вырос, доходы заметно выросли, цена на водку осталась прежней, потребление водки выросло. И в Советском Союзе за 1970-е годы продолжительность жизни заметно снизилась. Поэтому в таких условиях промывать мозги бесполезно.