Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Жизнь по отдельности: осторожность или трусость?

Менее миллиона браков зарегистрировано в России в 2016 году — минимум за последние 12 лет. При этом разводов все больше – распались в минувшем году почти 60% семей. Эксперты кивают на экономические проблемы, но есть и другие – все больше даже вполне обеспеченных людей просто не хотят вступать в серьезные отношения, предпочитая им стабильность одинокой, зато спокойной жизни. Что это – житейская осторожность или обычная трусость – спорят сегодня авторы «Газеты.Ru».

Софья Иванова - Журналист

А знаете что? Мы перестали рисковать. У нас даже казино закрыли. И в долг мы просто так больше не даём. Для этого банки есть, там люди сидят специальные, проверяют нас, просчитывают. Чтобы не рисковать. Деньги дают только надежным, со стерильной кредитной историей. Так и в отношениях. Не готовы мы ставить на кон собственное душевное равновесие. Слишком высока ставка.

Реклама

Вот скажите, как можно хоть на секунду поступиться ровной нервной системой? Привычным ритмом? Удобным бытом и устоявшимся образом жизни? Да, без объятий перед сном, перехваченного дыхания, без бабочек в животе, без бессонных ночей, но зато с предсказуемой понятной жизнью, а главное, без даже гипотетической возможности фиаско.

В наши дни стабильность — уже счастье, а крепкое душевное здоровье — путь к долголетию. И вот мы сидим в своих уютных квартирах, со всем готовым, включая детей и профессию, и рассуждаем пятничным вечером за бокалом о том, что и так всё хорошо. Зачем Бога гневить? Дети есть, кусок хлеба есть, крыша над головой — тоже. Разве этого мало?

Вот зачем, зачем вся эта, даже потенциальная, нервотрёпка? А вдруг не получится?

Вот окажется рядом другой взрослый человек со своим характером, своими привычками и, чего доброго, бывшей семьей. Это ж со всем этим надо как-то жить. Учиться жить. А все уже не дети – нет ни сил, ни времени.

Моя подруга рассуждала ровно так. Очень долго рассуждала. Неприлично долго. Она была так убедительна, что все мы (разведённые с детьми и без алиментов) каждый раз давали обет безбрачия. Бесповоротно и навсегда. Так всем нам было проще. И спокойнее — ни тебе упреков, ни обид, ни звонков с вопросами, где и когда будешь, и главное — никакого раскаяния за караоке вкупе с утренним похмельем.

Потом она пропала. Как пропадают вдрызг влюбившиеся люди — с невозможностью встретиться и короткими уведомительными смс. Только спустя полгода нам удалось её заполучить, чтобы призвать к ответу относительно преданных клятв, не говоря уже о кардинальной смене убеждений.

Два (теперь уже два, без нее) мушкетера, не мигая, смотрели в глаза предателю. Предатель — а именно так она нами воспринималась — сияла и крутилась как вор на ярмарке. Ей не терпелось свалить.

«А как же риски», — допытывались мы, — вот не выйдет ничего, и будешь опять страдать! Мы же договаривались сами себя беречь в плане психики».
«Девки, да гори огнём все эти риски. Я просто люблю. Понимаете?»

Ещё через год на их свадьбе со множеством разновозрастных детей от прежних браков, разномастных друзей с обеих сторон и старенькими родителями молодоженов мы поняли…

Во-первых, что риск, а он в любом деле есть, полностью нивелируется в вопросах любви. И все эти прошлые грабли растворяются, как бы ни было больно от причинённых ими ранее ударов тогда, в той прошлой жизни.

А, во-вторых, стало ясно, что мы самые обычные трусы, а подруга наша — истинный Жюль Верн, который всегда смотрит в будущее.

И объяснить это можно лишь отсутствием страха перед своим собственным будущим, открытостью всему новому, желанием дышать полной грудью.

Мы прячемся за дружбу, иронию и даже самоиронию, спим с «безопасными» для потенциальных отношений партнерами, пугаем друг друга чужими и своими историями любовных поражений. Мы ни на секунду не забываем про «прививочку» от бывших мужей, про их безответственность, безалаберность, и про ту свою боль. «Гроб на колесиках» знает твою улицу, а сама ты прекрасно знаешь, чем всё заканчивается: в лучшем случае проблемами с деньгами, в худшем — убитой психикой и вытаскиванием самой себя из болота депрессии.

Мы страшимся дискомфорта неизвестной нам жизни для себя и детей, мы элементарно не хотим опять проиграть.

Страх деструктивен. Надо бы отбояться раз и навсегда, потому что никакой комфорт отдельно взятой квартиры в отдельно взятой жизни не может сравниться с обретением своего человека, ставшего в итоге родным. Пусть со всем его багажом. И пусть не с первой, а со второй, а иногда (страшное дело) и с третьей попытки.

Одна мудрая, как цирковая змея, женщина говорила, что выходить замуж нужно столько раз, сколько берут. Лишь бы по любви. А риски можно оставить кредитным экспертам, пусть просчитывают, у них работа такая.