Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Слово президента

Николай Пахомов о том, как риторика Трампа изменяет Америку

Кандидат в президенты США Дональд Трамп во время предвыборного мероприятия в Сарасоте, штат Флорида... Carlo Allegri/Reuters
Кандидат в президенты США Дональд Трамп во время предвыборного мероприятия в Сарасоте, штат Флорида, ноябрь 2016 года

Бейсбол не просто популярен в США — в Америке его принято считать национальным достоянием. Право бросить первый мяч нового бейсбольного сезона принадлежит президентам. Первым президентом за более чем сто лет, кто отказался воспользоваться этим правом и нарушил традицию, стал Дональд Трамп. Впрочем, за более чем полгода у власти нынешний хозяин Белого дома нарушил целый ряд куда более серьезных традиций, неписаных правил и обычаев политической жизни.

В очередной раз свою готовность действовать вопреки тому, что «принято», американский президент продемонстрировал после столкновений в Шарлотсвилле. Напомним, в этом городе 11 и 12 августа прошли демонстрации ультраправых активистов, протестующих против сноса памятника генералу армии Конфедерации Роберту Ли; одновременно свои акции провели и антифашисты, в число которых вошли студенты, представители ЛГБТ-сообщества и местные жители. Завершились массовые шествия трагедией: сторонник ультраправых въехал на машине в группу антифашистов, пострадали 19 человек, одна женщина погибла.

Можно предположить, что эта смелость Трампа в отрицании американских политических обычаев окажется самым главным итогом его президентства.

Реклама

Традиции и неписаные нормы определяют политическую жизнь любой страны. Часть этих норм регулирует публичные заявления политиков и государственных деятелей. Скажем, представители политического класса развитых стран стараются избегать риторики, которая дестабилизирует общество. США в этом смысле не являются исключением. Итогом бурной политической истории двадцатого века стало формирование корпуса сложных вопросов, эффективные решения которых не просматриваются. Сложились и традиции обсуждения этих вопросов, которым политики следуют, дабы, с одной стороны, держать общественные страсти под контролем и, с другой стороны, избегать имиджевых издержек для себя.

Последнее особенно важно:

против тех, кто начинает выступать с явно конфронтационной риторикой или хотя бы высказываться по острым проблемам не так, как принято, оказывается направлен коллективный гнев СМИ и лидеров общественного мнения.

Дональд Трамп не только отвергает этот неписаный кодекс, но и ставит под сомнение политические традиции и обычаи Америки в целом, дает основания рядовым американцам сомневаться в том, что их политическая система настолько совершенна, как они привыкли думать.

Иногда он делает это неосознанно — сама его политическая карьера ниспровергает привычное. Возьмем его прошлогоднюю победу на выборах. За Трампа проголосовало меньшинство избирателей, а большинство вдруг задумалось, отвечает ли нынешним реалиям адекватная восемнадцатому веку коллегия выборщиков, разработанная тогдашним истеблишментом для защиты командных высот от масс.

В других случаях Трамп сознательно отвергает неписаные нормы американской политики. Эту тактику миллиардер эффективно использовал во время прошлогодней предвыборной кампании. Вспомним скандал, который вызвали сомнения Трампа в том, что сенатор Маккейн такой уж герой, как принято думать. В другой раз миллиардер привел пример так и не найденного оружия массового уничтожения в Ираке для иллюстрации тезиса о том, что американские спецслужбы иногда ошибаются. Список подобных заявлений Трампа обширен.

Став президентом, миллиардер продолжил говорить то, что современные американские лидеры до него не говорили. Президент Теодор Рузвельт ввел в американский политический словарь термин bully pulpit, который можно примерно перевести как «высокая трибуна». Понимается этот термин как уникальная возможность американского президента пользоваться своим выдающимся положением для привлечения внимания соотечественников к тому или иному вопросу. В Америке принято считать, что президентам подобает использовать эту трибуну для «морального лидерства». Трамп же, напротив, зачастую ниспровергает тезисы, составляющие идеологический фундамент политической системы страны.

События в Шарлотсвилле дают свежий пример таких действий Трампа.

Межрасовые отношения являются, возможно, самой взрывоопасной темой американской политики. Трамп не только не побоялся высказаться, но и выступил с, мягко говоря, непопулярным среди американских политиков мнением.

Вначале он осудил насилие «всех сторон», спустя несколько дней откровенно добавил, что экстремисты есть не только среди ультраправых, но и в рядах их противников. Потом подчеркнул, что среди всех групп, то есть и ультраправых тоже, есть хорошие люди.

Эти слова президента вызвали не только всеобщее осуждение истеблишмента, но и бурную дискуссию. Тезисы были высказаны разные, многие из них представляются обоснованными. В частности, среди ультраправых действительно много избирателей Трампа, на поддержку которых он может рассчитывать и в дальнейшем. И комментарии президента по событиям в Шарлотсвилле произвели на них благоприятное впечатление. В то же время поддержка ультраправых идей велика среди малообеспеченных слоев белых американцев, на проблемы которых политики зачастую не обращают внимания. Впрочем, пока непонятно, как и когда Трамп этим бедным избирателям поможет и поможет ли вообще.

Ясно, что ответов и решений начавшаяся дискуссия не даст, сколько бы ни было бы написано твитов и сломано памятников. Гражданская война в США, одним из итогов которой стала отмена рабства, завершилась более ста пятидесяти лет назад. Тем не менее межрасовая напряженность и связанные с ней многочисленные социальные, экономические и политические проблемы сохраняются. Неудивительно, что политики зачастую стараются обходить эту сложную тему или, напротив, набирать очки популярности, апеллируя к стереотипам или повторяя лозунги, не подкрепленные предложениями эффективных реформ. Трамп же своими заявлениями на самом высоком уровне напоминает всем американцам о существующих проблемах, вызывает взрыв страстей, сокращая возможности истеблишмента держать ситуацию под контролем.

Этот взрыв, спровоцированный президентом, не первый и вряд ли последний, тем более что взрывоопасных тем в США хватает. Некоторые наблюдатели уверены, что Трамп играет с огнем сознательно.

Во-первых, каждый скандал позволяет ему мобилизовать сторонников. Во-вторых, президент оказывается в центре всеобщего внимания, занимает все информационное пространство, контроль которого, в свою очередь, позволяет ему контролировать политический процесс. Именно поэтому можно утверждать, что наследие президентства Трампа будет определяться его риторикой.

Едва ли он пойдет на какие-то революционные решения. Революционером он никогда не был, да и сейчас не кажется. В конце концов, за семь месяцев он ничего принципиально нового не сделал. Даже если миллиардер надумает совершить что-то революционное, для исполнения этих решений нужно содействие элит, подавляющее большинство которых Трампу сопротивляется.

Однако слова президента, сказанные с «высокой трибуны», оказывают на жизнь Соединенных Штатов самое серьезное воздействие. Сама по себе риторика Трампа грозит взбудоражить американскую политику на десятилетия вперед.

Автор — политолог, президент Нью-Йоркского консалтингового бюро