Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Междуморье под американским зонтиком

Якуб Корейба о том, как выстраивается союз США и Восточной Европы

Портреты Дональда Трампа и президента Польши Анджея Дуды перед выступлением американского президента... Kacper Pempel/Reuters
Портреты Дональда Трампа и президента Польши Анджея Дуды перед выступлением американского президента на площади Красиньских в Варшаве, 6 июля 2017 года

Союз США со странами Центральной и Восточной Европы имеет все данные для того, чтобы стать реальностью и освободить жителей региона от «геополитического проклятия» жизни между Россией и Германией. И он стал возможен не потому, что президент Трамп имеет слабость к славянским женщинам или особо трогательно реагирует на рассказы о героизме Варшавского восстания. А потому, что здесь и сейчас совпали очень конкретные интересы.

Долгие столетия страны Центральной и Восточной Европы являлись полигоном политического, а то и военного противостояния великих держав. Существующие на этой территории государства и населяющие ее народы за последние 300 лет часто оказывались заложниками интересов более мощных соседей. И независимо от того, как они реагировали на это состояние отсутствия субъектности и как себя в этом положении чувствовали, всегда являлись элементом, объективно мешающим серьезным игрокам строить то венскую, то версальскую, то ялтинскую систему международных отношений.

Реклама

Сегодня, особенно после варшавской речи Трампа, кажется, что США решили повернуть логику действий с ног на голову — вместо нейтрализации стремлений народов региона и десуверенизации их государств Вашингтон решил запрячь их энергию в телегу американских амбиций. Восхищенные взгляды двенадцати лидеров стран региона, которые слушали Трампа в королевском замке, а также последовавшие газовые и военные контракты свидетельствуют о том, что Трамп не просчитался.

У Америки есть несколько причин для того, чтобы реально укреплять страны региона и помогать созданию их союза.

Экономическая: любой президент США отдает себе отчет в том, что как перспективы его карьеры, так и место в истории зависят не от симпатии и антипатии Нобелевского комитета и брюссельских мудрецов, а скорее от того, что думают про него шахтеры Пенсильвании и техасские ковбои. Задача хозяина Белого дома — выкачать как можно больше сил и средств из внешнего мира и направить их на родину. Под какими лозунгами и какими средствами — это уже его дело, для этого шахтеры с ковбоями и содержат федеральный центр в Вашингтоне.

И если в какой-либо части мира существует возможность выкроить для США кусок рынка, то президент, как главный менеджер, будет должен это делать. А если вместе с этим окажется, что с помощью американского газа можно не только заработать, но и предстать освободителем народов Восточной Европы от «газпромовского ига», то Air Force One будет летать в Варшаву по ежемесячному расписанию.

Стратегическая: это сегодня российская политика трактуется Вашингтоном как отпугивающее всех соседей великодержавное хамство, как курс на изоляцию и трату ресурсов страны на виллы и яхты. Это сегодня Германия — экономический гигант и стратегический карлик, которому стоит лишь заикнуться о том, что она über alles, так сразу можно надавать по голове Гитлером. А завтра?

Слишком много неизвестных вводных, чтобы его спрогнозировать. Поэтому для сохранения американского лидерства в Европе и предотвращения изменения баланса сил между погружающейся в кризис Западной Европой и проходящей постимперский пароксизм Россией абсолютно необходим пояс лояльных, но не слишком сильных союзников, готовых отождествлять американский интерес с собственным.

Естественное стремление российских и немецких элит к союзу, несмотря ни на что, остается актуальным, и если бы не агрегированное действие немецкой мазохистской политкорректности (причиной которого может выступать отсутствие легитимности немецкого лидерства) и патологическая неэффективность российского государства (коррупция+бардак, именно вместе, по отдельности немцы потерпели бы), а также американское противодействие, этот союз давно бы стал фактом.

Социо-культурная: в политике как в жизни: всегда приятно, когда тебя любят, а с этим у США на западе и востоке Европы беда (nota bene для заклятых евразийцев-охранителей: в моей школе учили, что Россия находится в Европе, и вряд ли от этого отучусь). На Западе — в силу усталости от американского лидерства, в России — в силу постимперского стремления любой ценой показать Америке кузькину мать или хотя бы поднять себе настроение, представ перед всем миром главным врагом великого и могучего Вашингтона.

В этой обстановке небольшие, но гордые государства Междуморья являются идеальными проводниками American Dream. Ни отдельно, ни даже вместе они неспособны быть с Вашингтоном на равных и по определению могут вступать с ним в разговор только с позиции клиентов, то есть покупателей американской идеологии, что охотно и будут делать, потому что в данном случае работает схема win-win — проигрывать нечего, а выиграть можно много.

Этого, кажется, не понимают в Москве — в сравнении с тем, что поляки или литовцы пережили в XX веке, быть вассалом сегодняшних США наподобие Великобритании, Японии или хотя бы Южной Кореи — это абсолютно искренняя мечта.

Вот немцы, русские, французы — тоскуют по былому величию и поэтому воспринимают американскую гегемонию, скрепив зубы, как временное и вынужденное состояние.

А люди над Вислой, Неманом и Дунаем, которых еще два поколения назад ставили на грань физического выживания, встречают американские танки с цветами и слезами на глазах, говоря: на полвека опоздали, но и это хорошо.

В силу вышеуказанных факторов можно констатировать, что Трамп угадал и с местом, и со временем своей поездки. Варшавская речь войдет в историю как начало нового этапа в геополитическом строительстве региона: если газовые контракты будут подписаны и оружие куплено, то американское присутствие в Центральной Европе приобретет тот масштаб и характер, которым пугают тоскующие по биполярному миру российские патриоты.

Не знаю — слушали ли речь Трампа на Старой площади и в берлинском Канцлерамте. И если слушали, то услышали ли. Если нет, то Центральную и Восточную Европу ждут интересные времена. Если да, то еще более интересные.