Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

«Томагавки» объединяют

Николай Пахомов о том, как Дональд Трамп наконец-то добился широкой поддержки

Carlo Allegri/Reuters

Наблюдая за перипетиями политической карьеры Дональда Трампа, все чаще приходит мысль, что некие могущественные и таинственные силы ставят над США эксперимент: миллиардер, сумевший стать президентом, провоцирует все новые кризисные ситуации, чтобы испытать американское общество и политическую систему. Решение Трампа нанести ракетный удар по Сирии показало значение маленькой победоносной войны для формирования национального консенсуса.

Экспериментальный инструментарий политологов и социологов очень ограничен — опыты и эксперименты если и возможны, то в очень небольших масштабах, да и условия этих исследований не могут учесть всей сложности больших социумов и государств. Зато Трамп своей неординарностью демонстрирует, как работает американская политическая система в новых условиях.

В частности, на этот раз можно было посмотреть, насколько популярны среди американской политической элиты идеи внешнеполитического интервенционизма. Военная акция США против Сирии стала очередным практическим выражением этих идей, а непопулярный Трамп внезапно получил широкую поддержку истеблишмента.

Более того, почти сразу же после ракетного удара появилась версия, согласно которой американский президент атаковал российского союзника Асада для отвлечения внимания американской публики от постоянных обвинений в том, что Трамп — агент Кремля.

Версия эта выглядит разумной, так как случившаяся перемена в настроениях СМИ и политической элиты разительна. Бесконечные дискуссии, обвинения, разоблачения, контрразоблачения, слухи и версии заполняли эфиры всех ведущих СМИ. Буквально за одну ночь все это исчезло. Отошли на вторые-третьи планы внимания провал республиканцев отменить реформу здравоохранения, проблемы других инициатив президента и проект радикального сокращения бюджета. Мало внимания было уделено даже утверждению нового судьи Верховного суда Нила Горсача.

И это при том, что последнее событие действительно историческое — ради назначения республиканцами была изменена практика сената, предусматривавшая поддержку шестидесяти сенаторов для назначения верховного судьи. Отныне достаточно простого большинства в пятьдесят один голос.

Причем дело не ограничилось тем, что резко сократился негатив в адрес Трампа. Где-то критика сменилась восхищением.

Журналисты, особенно телевизионные, вполне патриотически рассуждают, какое верное решение принял верховный главнокомандующий. Особенно отличился телеведущий Брайан Уильямс, который, не сдержав чувств, объявил телезрителям, что кадры летящих на Сирию американских ракет «прекрасны». К обсуждению решения Трампа приглашают экспертов и политиков, разнящихся только степенью своей поддержки происходящего. Множество вчерашних непримиримых соперников одобряют решение Трампа — даже Хиллари Клинтон поддержала действия своего соперника по выборам.

Среди демократов, месяцами пугавших сограждан тем, что от темпераментного, импульсивного и не отличающегося особыми знаниями Трампа следует ждать во внешней политике беды, Клинтон не одинока — американский президент своим решением ударить по Сирии добился подлинно двухпартийной поддержки.

Если же говорить про экспертов, то все их степени, звания и должности не мешают им поддакивать журналистам, расставляющим акценты. Пожалуй, наиболее наглядный пример — обвинения в адрес России, которая якобы «гарантировала» удаление из Сирии химического оружия и теперь должна «отвечать». Специалисты-международники любезно кивают на эти заявления журналистов, хотя если кто-то что-то в Сирии и гарантировал, то международная Организация по запрещению химического оружия, а соответствующий процесс в рамках организации был инициирован Россией вместе с США.

Подобную всеобщую воинственность можно было наблюдать в Америке относительно недавно — перед вторжением в Ирак. Отдадим должное журналистам некоторых ведущих СМИ, которые проводят параллели между происходившими тогда и нынешними событиями. (Правда, соответствующие статьи «погребены» где-нибудь в разделе медиакритики, на первых полосах, на страницах редакционных комментариев настроения другие.) Потом в этой воинственности раскаялись почти все — от Хиллари Клинтон до журналистов. Более того, если тогда Колин Пауэлл хотя бы демонстрировал стеклянную пробирку, то на этот раз официальные лица просто заявляют, что доказательства вины Асада несомненны, однако секретны.

Не прошло и пятнадцати лет, как лидеры общественного мнения, комментируя решение Трампа, под лозунгами «Хорошо, но мало!» опять зовут нацию на битвы в песках Ближнего Востока.

Тут впору в дело вступить сдерживающим механизмам государственной машины, созданным мудрыми отцами-основателями. Но голоса педантов, помнящих, что войны, согласно конституции, должен объявлять конгресс, почти не слышны в патриотическом шуме. Пользующаяся всеобщим, почти религиозным почитанием конституция, оказывается, может быть забыта.

Да и в целом при том, что среди общественности противники удара по Сирии составляют многочисленную группу, пробиться им в эфир весьма проблематично. Входят в эту группу активисты, правые, выступающие за изоляционизм, и левые, отрицающие воинственную внешнюю политику, а также ряд конгрессменов и сенаторов от обеих партий. Однако высказываться им остается либо в интернете, либо на страницах специальных изданий вроде леворадикального журнала The Nation.

Эта ситуация в очередной раз подтверждает известный американский феномен, впервые замеченный Алексисом де Токвилем еще в середине позапрошлого века: при несомненной свободе слова каждый волен высказывать свое мнение, другое дело, что мнение это, расходясь с общепринятым, едва ли способно на что-либо повлиять, а высказывающийся быстро окажется в изоляции.

На этот раз одно мнение «утверждено», истеблишмент, с которым еще совсем недавно Трамп спорил, позиционируя себя противником зарубежных кампаний, пришел к выводу, что президент, атаковав Сирию, поступил верно. Очень может быть, что, видя эту поддержку, господин Трамп, так трепетно относящийся к своим рейтингам, почувствует вкус к этим зарубежным операциям, тем более что «Томагавков» у США много, да и цели для них можно найти не только в Сирии.

Автор — политолог, президент Нью-Йоркского консалтингового бюро