Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Тень отца

Марина Ярдаева о том, почему мужчины превратились в привидений-алиментщиков

Марина Ярдаева
Wikimedia Commons

Больше пяти с половиной миллионов пустых строчек в свидетельствах о рождении. Три миллиона алиментщиков. В неполных семьях воспитывается 54% всех детей в стране. Если к матерям общество повышает завышенные требования и необоснованные ожидания, то от отцов вообще давно никто ничего не ждет.

Что общего у современных детей с Гамлетом? Нет, вовсе не степень рефлексии. У принца датского и большинства сегодняшних детей очень схожие отцы — тоже призрачные.

Вышла у меня, к примеру, статья о нынешнем замороченном материнстве. Посмотрела комментарии к статье и очень удивилась. Только один (один!) комментатор справедливо укорил меня в том, что забыла я про отцов. Остальные даже внимания не обратили. Неужели, подумала, в действительности феномен отцовства окончательно себя исчерпал? Неужели современные отцы совсем истаяли в призраков и никого это больше не тревожит?

Ведь посудите сами, этих призраков — их целая армия, настоящая параллельная вселенная. И если тени одних время от времени мелькают в нашей бренной реальности, то души других улетучились в иные сферы бытия сразу после грехопадения.

Вот, например, отцы-прочерки. Пустые строчки в свидетельствах о рождении. Таких больше пяти с половиной миллионов!

Больше пяти с половиной миллионов в глаза не видавших своих детей, а порой и не знающих, кто там вообще родился — мальчик, девочка... мышонок, лягушка.

Могу зайти и с другой стороны, чтоб совсем уже стало понятно, какова степень распространения их популяции. Отцами-прочерками сформирована четверть российских семей (такова доля в нашей стране матерей-одиночек).

Другая порода фантомов — отцы, смывшиеся из семьи после развода. Смывшиеся и превратившиеся в неуловимых алиментщиков. Они тоже разные. Есть злостные, которые плюют на все открыто, — их около миллиона. Тех, кто раз в три месяца закидывает бывшей супруге на счет по 500 рублей, по закону злостными уже не назовешь, их деликатно именуют проблемными. Таких примерно столько же, сколько и первых.

Всего алиментщиков около трех миллионов, или 20% всех отцов.

Большинство мужчин отделываются от своих детей алиментным минимумом в 1200 рублей. Многие считают, что этим обязанности отца и исчерпываются: 12% мужчин после развода вообще не видятся со своими детьми, 43% встречаются раз в месяц и реже.

Всего в неполных семьях (у матерей-одиночек и разведенных, да так и не вышедших повторно замуж женщин) воспитывается 54% детей.

И это не самое жуткое. Я описала еще относительно безобидных товарищей, ну привидения и привидения, испарились и испарились, есть такие, которые лучше бы испарились — те еще инфернальные сущности. Речь об отцах, которые живут хотя и рядом со своими детьми, но живут на беду, — алкоголиках, наркоманах, тиранах, криминальных всяких элементах. Статистики, понятно, точной нет, сор из избы выносится не под запись социологов — плачутся женщины подругам да по форумам.

Но, боже мой, сколько их, этих стонов, раздирающих ноосферу, сколько женщин могли бы еще пополнить статистику разводов, но уйти то некуда, то не на что. Сколько женщин тянут лямку: решают детские вопросы и проблемы такого вот папочки.

А есть и тихие семейные призраки — просто пофигисты, просто эгоисты и прочие «просто любите меня таким, какой есть». Просто «штаны в доме».

Одни — лучшие друзья дивана и танчиков, у других бурная жизнь вне семьи. А дети? Что дети? Растут. Жена чего-то там вокруг них кудахчет, суетится. Такая у нее, у жены, сущность, ей это должно же вроде даже нравиться.

Вот такая реальность. И как она нам? А вот, кажется, никак.

Если к матерям общество повышает завышенные требования и необоснованные ожидания, о чем я и писала в прошлой статье, то от отцов вообще давно никто ничего не ждет.

Если образ хорошей матери в общественном представлении включает и первое, и второе, и десятое с компотом, то каким должен быть «хороший отец», сегодня совершенно неясно.

Спросишь кого-нибудь, расскажут, что хороший — это такой, кто подгузник может грудничку поменять, кто помнит, о чем мечтает сын на день рождения. Словом, какие-то мелочи, какие-то приятные дополнения, но вот в главном по большому счету образ вообще не просматривается. Образ — и тот стал призрачным.

Да, есть множество непривычных воплощений этого образа. Есть такие редкие не смывшиеся после развода отцы, с которыми ребенок даже проживает половину своей жизни, ну или как минимум каникулы. Есть отличные отцы-одиночки (причем необязательно вынужденные, есть идейные). Есть классные отцы-домохозяины, есть отцы, уходящие в декрет.

Есть куча новых или нетипичных вариантов некой нормы при отсутствии самой нормы.

Есть куча разных модификаций, призванных обуславливать развитие и разнообразие системы, но нет того фундамента, обеспечивающего ее стабильность. Удивительно. Парадоксально.

А почему? Может быть, потому, что мы стали заложниками убеждения, утверждающего, будто мать — это феномен биологический, а отец — только социокультурный? В самом этом стереотипе, наверное, и нет ничего особенного, но ложные выводы, которые мы из этого сделали, завели нас куда-то совсем не туда.

Материнский инстинкт, который помимо прочего может быть и разрушительным, отчего-то стал отождествляться с неким врожденным ангельским терпением и самоотречением, а историко-культурная обусловленность отцовства стала восприниматься как нечто, что может быть и отброшено (цивилизация — тонкий слой пудры на звериной морде, ага).

Может быть, именно поэтому часть общества проблему вообще предпочитает отрицать — такова, дескать, природа вещей. Вот пишет же семейный психолог Михаил Лабковский, что ребенку, прежде всего, нужна адекватная мать, а отец — это так, бонус (насколько мать может быть «адекватной» без «бонуса» — задерганная и озлобленная, — специалист не уточняет).

«Природа вещей» — это когда функция отца будто бы исчерпывается зачатием и передачей генов. Отдельные уникумы разводят такую псевдоэтологию, что даже в зоопарке нервно курят. Есть такой кумир у завсегдатаев «антибабского сайта» — некто Олег Новоселов, считающий, что отречение от отцовства и минимизация алиментов — стратегия для высокорангового самца не только естественная, но порой и единственно правильная. Думаете, это маргинал какой? А он вон книжки в серьезных издательствах издает и переиздает — народу нравится.

Другая часть общества вроде бы проблему безотцовщины признает, охает, возмущается, но потом начинает искать виновных, и виновными вечно оказываются все и никто. Ну, то есть крайней назначают ту самую цивилизацию, такую всю сложную, противоречивую и вечно меняющуюся. Дескать, а чего вы хотели от общества потребления? А как иначе в бездуховном-то нашем мире? Кто обвиняет капитализм, кто, наоборот, считает все зло от красной заразы, подпортившей генофонд, кто плюется на феминизм, а кто на неизжитый патриархат.

Эффект парадоксальный: явление, разбираемое на уровне таких обобщений и в таком масштабе, вдруг перестает быть пугающим, ненормальным. Просто такие вот грустные обстоятельства, а незадачливые отцы — просто их печальные жертвы.

Печальнее только, когда о проблеме берется судить обыватель. Тут уж вообще все просто — во всем, по традиции, виноваты женщины, которые «сами дуры». Странно, что не сами дети, кстати, которые «неблагодарные паршивцы». А то ведь логично, вдруг это и правда они папаш своих расслабляют и на подвиги не вдохновляют?

Смотрю я на это вокруг и сама начинаю сомневаться. Может, это и в самом деле просто такая новая нормальность? Может, я чего не понимаю в жизни? Или мне больше всех надо?

Только, знаете, мне все-таки интересно, я давно хотела спросить: мужчины, а вам-то вообще как?

Что, действительно, для того чтобы вы стали отцами — не идеальными, а просто нормальными, годными, — нужно, чтоб все как-то так сложилось: звезды там сошлись или в Думе правильные люди засели? Вам не приходила в голову мысль, что быть нормальным, ответственным отцом — это, в сущности, то же самое, что быть просто порядочным человеком? Вам не стыдно?

-