Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Неприкрытые комплексы

Алла Боголепова об обнаженных и оскорбленных

Алла Боголепова 24.10.2015, 19:29
Владимир Любаров. «Конкурс красоты» lubarov.ru
Владимир Любаров. «Конкурс красоты»

Я не часто слушаю «Эхо Москвы». И до недавнего времени не знала, кто такая Эрика Эвер. Эрика, уверена, тоже не подозревала о моем существовании. Как сейчас не подозревает о нем Леся Рябцева. Но эхо скандала, который все еще бушует в российском медийном пространстве, докатилось и до меня. Я честно изучила длинные треды в фейсбуке и мнения блогеров и журналистов. И могу сказать одно: большая их часть привела меня в ярость.

Десятки тысяч женщин выкладывают в сеть свои снимки разной степени откровенности. И это никого не волнует. Миллионы женщин носят короткие юбки и глубокие декольте, и ни у одного поборника сетевой морали не хватит духу подойти к обладательнице пышного бюста на улице и бросить ей в лицо обвинение в непристойном поведении.

Все дело в том, что Эрика и Леся заплыли за буйки.

Они осмелились работать не где-нибудь – на «Эхе Москвы»! И вдруг оказалось, что прямо за этими буйками кружат акулы настолько злобные и беспощадные, что в сравнении с ними представители «ненавистного режима» — так, плотва.

Самое печальное, что я вижу в этой истерии, – потеря какой-либо надежды. Ярость, с какой растерзали Эрику, площадная брань, которую обрушила на ее белокурую голову просвещенная, образованная, интеллигентная аудитория «Эха», вылились в сеть не просто так, а с молчаливого согласия людей, которые считались если не совестью нации, то по крайней мере поборниками европейских ценностей.

К слову о Европе: нет здесь таких ценностей, которые позволяют судить о степени профессионализма человека по его внешнему виду, частным аккаунтам в соцсетях и личной жизни. Нет! Я показала фото Эрики и Леси (простите, девушки, наверно, следовало спросить разрешения) своим португальским друзьям. Они так и не поняли, как по этим фото можно делать выводы об их профессионализме. «Мы довольно жестко издеваемся над нашими политическими противниками, — сказал один местный партийный активист. — Мы рисуем карикатуры на наших политиков. Но унижать этих политиков, пусть даже они сплошь гады и воры, за лысину, пузо, манеру одеваться — это какая-то бессмыслица».

Ругай вора за то, что украл, а не за то, что на нем леопардовые штаны.

Ну, славатебегосподи. Вот теперь-то и правда все будет в порядке. Мы в надежных руках.

Posted by Сергей Пархоменко on 16 октября 2015 г.

Самое опасное, что я вижу в этой истории, – это невиданных масштабов «виктимблейминг», легитимизация травли неугодных под классическим соусом «они сами напросились».

Харрасмент – а именно в этом, ни больше ни меньше, обвинили Эрику и Лесю – это не когда ты выходишь из дома в коротком платье с глубоким вырезом. Харрасмент – это когда окружающие начинают считать, что раз я в короткой юбке, то «со мной так можно». Вот это агрессия. Мне как-то даже неловко говорить очевидные вещи: человек может выглядеть так, как считает нужным, работать, где считает нужным, помещать в сеть те свои фотографии, которые считает нужным. Ничто из этого не является приглашением к сексу и разрешением на оскорбления. До тех пор, пока это укладывается в рамки УК и правила отдельно взятой социальной сети – человек может делать все, что считает нужным. Это называется – свобода.

Аналогия с «демонстративно обтянутыми гениталиями и платьем топлесc в метро» кажется мне лукавством. Во-первых, интернет – не метро. Количество активных пользователей фейсбука – полтора миллиарда.

И надо быть очень упорным человеком, чтобы найти именно ту страницу, которая причинит тебе дискомфорт.

Аргумент «это вылезло в моей ленте» не принимается: любая социальная сеть предоставляет юзеру инструменты для того, чтобы настроить свою ленту в соответствии со своими запросами. Я намеренно не задаю вопроса, что именно в фотографиях Эрики и Леси может оскорбить, – все люди разные, кого-то и котики бесят.

Во-вторых – а хоть бы даже и в метро! Подойдите к какой-нибудь участнице No Pants Subway Ridе и проговорите хотя бы самое мягкое из того, что написали об Эрике и Лесе. Спорю на что угодно, объяснения с вызванной полицией будут долгими и неприятными.

Единственный плюс, который я вижу в этой истории: пришедшее ко многим людям осознание того, что между агрессором, который молча бьет по башке, и агрессором, который предваряет удар мощной идеологической базой, разницы нет.

Неважно, кто пытается заставить тебя жить и выглядеть так, как удобно ему, – религиозный фанатик, политический деятель или размышляющий о жизни философ. Мужчина или женщина. «Вата» или «либералы».

Результат один: если ты «не свой» — с тобой можно не церемониться. Демократические ценности, свобода самовыражения – они только для «своих». На чужих не распространяются. «Приличным человеком» надо быть только с теми, кто такой же «приличный», как ты.

Нет необходимости устраивать флешмоб «Je suis Erica». Каждой из нас хотя бы раз в жизни довелось почувствовать себя Эрикой – той, кого тискают в переполненном автобусе, потому что «обтянула зад»; той, кому с ходу отказывают в работе, потому что «или сиськи – или мозги»; той, кому в спину летит с приподъездных лавочек старушечье «прасститутка» — и неважно, что в этой короткой юбке ты возвращаешься с университетских лекций.

Я защищаю не Эрику и Лесю – не думаю, что они нуждаются в моей защите. Я защищаю свое право делать то, что хочу: одеваться, раздеваться, сниматься голой, одетой, в скафандре — или избегать камеры, работать в СМИ или не работать вовсе. Потому что тот, кто сегодня решает, что уместно и правильно для Эрики и Леси, завтра захочет решать это за меня.

Давайте, расскажите теперь мне, в каком борделе я должна поискать работу – ведь на моей странице тоже есть откровенные фото. Не стесняйтесь, вы же в своем праве. Я не из вашего леса. Я вас сексуально домогаюсь. И я тоже заплыла за буйки.