Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

«Мы не в изгнании, мы в послании»

Дмитрий Петров о расколе русскоязычных СМИ за рубежом

Дмитрий Петров 27.06.2015, 17:25
Эмиграция. Вася Ложкин vasya-lozhkin.ru
Эмиграция. Вася Ложкин

В мире призывают сопротивляться «российской дезинформации», которую называют «массированной, лживой, но очень профессиональной». Русские СМИ за рубежом вновь, как это было в СССР, стремительно делятся на «прокремлевских» и оппозиционных режиму. Количество нейтральных, независимых уменьшается, и это еще один серьезный сигнал возобновления «холодной войны».

«В Берлине или на Монпарнасе, жизнь продолжается, жизнь с большой буквы… с искренним уважением к ней, как средоточию всей глубины жизни вообще», — писал поэт и журналист русской эмиграции первой волны Борис Поплавский — постоянный автор журналов «Воля России», «Числа» и «Логос».

«Мы не в изгнании, мы в послании…» — считал Дмитрий Мережковский, зная, что слово беглецов несет человечеству великую культуру России. Искусство и философия — вот чем в первую очередь она радует мир. А хлебом и нефтью — во вторую. Не говоря уж о штыке-молодце.

Русские СМИ за границей стартуют в XIX веке.

Лондонский «Колокол» Герцена; бакунинское «Народное дело» в Цюрихе; лейпцигская «Искра»; анархистский «Голоса труда» из Нью-Йорка несут в лишенную свободной прессы империю бесцензурную информацию. Власти зовут их «подрывными».

Позже подрывной назовет уже советская власть периодику белой эмиграции так называемой первой волны. Три миллиона беглецов создали сотни изданий, в том числе научных и литературных. Их важная черта — разнообразие взглядов и имен: Волин и Аверченко, Чернов и Милюков, Толстой и Бунин, Ильин и Сорокин…

Меж тем в Москве не дремлют и учреждают за границей свои газеты: «Накануне», «Новый путь», «Новая Россия».

Порой власть работает успешно: Эфрон, Цветаева, Святополк-Мирский и ряд других эмигрантов едут в СССР. Их печальная судьба известна.

После Второй мировой, пока НКВД «чистит» эмигрантов и строит «железный занавес» на Востоке, на Западе те, кто был вывезен в Германию и там остался, вскипают второй волной. Это деятели радио «Свобода», журналов «Грани», «Посев» и «Континент», ряда газет. Их авторы отвергают советскую власть, храня любовь к России. А в 1970–1980-х наплывает и третья волна — Аксенов, Вайль, Войнович, Гладилин, Довлатов, Максимов, Солженицын и другие, покинувшие тоталитарный Союз.

Крах СССР открывает им дорогу домой. Но оставляет вне России миллионы людей, читающих и думающих по-русски. И сотни СМИ.

С 1992-го почти 20 лет русская печать за рубежом не оппозиционна власти. Свобода слова — реальность. Можно писать правду.

«Мой нравственный долг — сказать правду, — заявил на недавно прошедшем в Москве ХVII Всемирном конгрессе русской прессы директор Госархива РФ Сергей Мироненко. — Мне уже объявляли, что я не патриот… Что делать! Правду говорить тяжело».

То есть чиновник сообщает журналистам, что правда — одна.

С одной стороны, его подход отвечает духу приветствия президента Путина, где отмечена роль СМИ «в честном, непредвзятом освещении событий». С другой — как сказал участникам спикер Госдумы Сергей Нарышкин, последние годы породили «кризис доверия» и оживили «стереотипы «холодной войны».

А попытки введения единомыслия в России раскололи и ее общество, и диаспору, и русскоязычное информационное пространство.

Не случайно на конгрессе иные участники ругали Мироненко за то, что тот обращает внимание на исторические ошибки руководителей страны, а другие — поддерживали. Этот раскол углубляет роль России в украинском кризисе.

Живущий в Киеве политический эксперт Дмитрий Галкин сообщает: «Почти вся развлекательная пресса в Украине — русскоязычная. А серьезная (кроме западноукраинской) выходит на двух языках». То же — с интернет-ресурсами вроде «Цензор.Нет», «LB», «Украинская правда» и другими. Газета «День» выходит на трех языках — украинском, английском и русском. Издания, выступающие за примирение с Россией, выходят — это «Сегодня», еженедельник «2000»… Но лояльные Кремлю исчезли — их инвесторы избегают политики или уехали».

Не так обстоит дело в Италии. Блогер Андрей Мальгин, живущий в Риме, считает, что единственная в стране солидная газета «Слово» повторяет штампы российской пропаганды. В 2013-м она было закрылась. Но в дни «крымской операции» возродилась в цвете на 40 страницах.

Мальгин называет XVII конгресс «опасным мероприятием для стран, откуда приехали представители». Его беспокоят слова «единое мировое русское информационное пространство».

Он полагает, что через «ручные СМИ» пропаганда влияет на экспатов в интересах элит. Не эти ли догадки косвенно подтвердил Дмитрий Медведев, говоря об «информации и комментариях… из первых рук». Работа с эмигрантами продолжается.

Впрочем, их часть и так лояльна. Пример — потомки белоэмигрантов в США. Власть в стране не советская? И славно. «Но ориентированных на Россию изданий мало. Они в основном церковного толка, — сообщает из Вашингтона журналист Рустем Сафронов. — В Нью-Йорке старейшее литературное издание «Новый Журнал» по-прежнему держит планку. Но там же выходят бульварно-вульгарные «Русский Базар» и «Курьер».

Среди серьезных значим еженедельник «Панорама». Высок уровень «Вечернего Нью-Йорка» и еженедельника «Кстати» в Сан-Франциско. Почти все эти издания финансирует еврейская часть эмиграции. Поэтому они на стороне Израиля всегда и во всем».

Что касается самого Израиля, где, по словам Высоцкого, «на четверть бывший наш народ», то консультант из Тель-Авива Олеся Королева считает, что «явно политику российской власти в Израиле не поддерживает ни одно издание на русском языке. Но каждый журналист имеет право на свое мнение. И то, что кто-то может высказаться в пользу того или иного действия Москвы, — нормально. Это — свобода печати.

Место для этого есть — многие читают СМИ на русском. Большая их часть ушла в сеть, где успешно развивается. Это порталы zahav.ru, mignews.com, izrus.co.il, cursorinfo.co.il, israelinfo.ru. Есть интернет-телеканал Iton-tv и 9-й канал ТВ, вещающий по-русски. Выходят журналы и еженедельники — «Спутник», «Новости недели» и другие. А вот из ежедневных осталась только газета «Вести».

Описать ситуацию в каждой стране невозможно. Но

эксперты склонны разделять издания, «прирученные» нынешними элитами, и те, что видят Россию страной, жизнь и политика которой должны быть основаны на ценностях классической демократии.

Так, в Чехии журнал «Русское слово» и популярный портал 420on.cz считаются максимально свободными в оценках. Не назовешь «ручными» и «Радио Прага», и пражскую редакцию «Свободы» — единственную вне России.

В Европе призывают сопротивляться «российской дезинформации». Ее называют «массированной, лживой, но очень профессиональной» (Lidovky.cz, Чехия). Сообщают о создании «специального органа для борьбы с российской пропагандой», который, пишут ČeskéNoviny, возглавит выходец из Hospodarskenoviny Якуб Каленский. Но какие конкретно методы сопротивления изберет этот орган, не сообщается.

О тему свободы печати сломаны тысячи копий. Обычно о ее невозможности говорят сторонники лояльности СМИ власти и апологеты информационной войны.

При этом, выступая на конгрессе, Дмитрий Медведев сказал о русскоязычных журналистах за рубежом как о людях, «которые очень по-разному оценивают происходящее и в нашей стране, и в мире в целом, нередко имеют противоположные политические убеждения».

Если журналиста в его работе ведут убеждения, а не самоцензура и оглядка, то СМИ проще решать вопрос о тематике, подходах к ней, тоне и стиле. Хорошо, когда взгляды — этические, политические, религиозные — журналистов и инвесторов совпадают. Так обстоит дело там, где конкурируют группы элит и представлена широкая палитра мнений.

Плюрализм — одна из социальных основ развитого мира. И чтобы этот мир принял позитивный образ России, важно не только расхваливать страну (героизм народа и богатство российской культуры известны и признаны), а менять ее — строить долгосрочную стратегию развития, в том числе информационную.

Тогда, возможно, удастся одолеть и кризис доверия, и рецидивы «холодной войны».