Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Самозванцы русской политики

Чтобы чего-то добиться, России необходимо начать с нуля

Алексей Мельников 21.09.2012, 12:14
Напрасно критики власти считают, что она противна обывателю fotki.yandex.ru/hironda
Напрасно критики власти считают, что она противна обывателю

Нашему обществу не хватает простого, ясного взгляда: у страны нет хорошего будущего ни при каких обстоятельствах, ни при каких властях.

На одном из «Маршей миллионов» над толпой плыл плакат с обращёнными к Путину словами из пушкинской «Капитанской дочки»: «Ты мне не государь, ты вор и самозванец!». Это совершенная суть не только сегодняшней власти, но и всей современной русской жизни. Общественный конфликт разворачивается у нас не между многоликой «властью» и разноцветной «оппозицией», он протекает между имеющими одну природу самозванцами. Поэтому его исход при нынешнем смутном состоянии умов, в сущности, не важен, приобретёт ли течение нашей жизни то или иное русло, её содержание не изменится.

Легко писать о переменах, трудно о болоте. Напрасно охранители представляют себе суть современного политического процесса в нашей стране как динамичный конфликт чего-то привнесённого «с Запада» и нашего, исконного. Это с головы до пят застойный, внутренний, русский национальный конфликт, возможно, свойственный нашей истории с конца XVI века. Он то затухает, то снова разгорается. Внешние силы могут играть в нём роль, но не способны его вызвать и прекратить. Вообще,

для понимания сути российской власти и общества помимо «Капитанской дочки» довольно прочитать «Бориса Годунова», «Мёртвые души» и «Обломов», а учебники политологии можно выкинуть как не только ничего не добавляющие к существу дела, но и вводящие в заблуждение. Они не о России.

Лица российского самозванства разнообразны. Но все их роднит отсутствие крепкой внутренней основы, постоянная переменчивость внешних форм, несерьёзность, рождающая недоверие смутность образов. В нашей жизни мало находится укоренённости, твёрдости, это сплошное половодье несущейся во тьму страны.

Вот, например, опостылевший начальник, поминающий добрым словом сталинскую модернизацию. И он же стоит в церкви, которую коммунисты притесняли, заботится о могилах генералов Деникина и Каппеля. Здесь же и «святые отцы», только лишь внешним своим видом — бородой, чёрным убором и крестом на груди — похожие на служителей Бога, а в обычное время автогонщики, обожающие японскую кухню и не чуждые бросковой технике дзюдо любители dolce vita.

А вот видный либеральный оппозиционер (да не один!), ещё вчера составная часть власти и сиятельной коррупции. Здесь же партия с наименованием «либерально-демократическая», с сутью разнузданного кабака и запахом дорогой водки изо рта. Рядом шагают нестройною толпой какие-то ряженые «казаки», кремлёвские гусары тянут мысок, громыхают советские парады, а поверх смущённо хлопает крыльями двуглавый орёл, не знающий, куда спрятать скипетр и державу, в изумлении слушающий советский гимн. Сбоку «крупный бизнес», ставший крупным в силу не частного предпринимательства, а государственных махинаций в стиле Чичикова. Вот и леваки да наци в соседстве с либералами на «маршах миллионов». Какая-то куча-мала с торчащими в разные стороны руками, ногами и пустыми головами, шумно катящаяся под горку. И длится это без малого двадцать лет, конца и края этому празднику фальшивости не видно.

Иногда кажется, что требование честных выборов, политической реформы, отделения бизнеса от власти выдвигаются не для того, чтобы изменить реальность, а чтобы убежать от неё, вогнать весь этот разноцветный российский хлам в какой-то новый ящик и надеяться затем, что в нём произойдут волшебные превращения, родится что-то упорядоченное, подобное размеренной европейской жизни.

Размышляя над этим, если и не оправдываешь, то лучше понимаешь ломавшего русскую жизнь Петра I. Деятельному и трезвому Штольцу, силою судьбы, быть может, занесённому наверх российской власти, после отхода сегодняшних поводырей придётся очень нелегко.

Но верхи у нас совсем не отделены от народных низов, столь же любящих самозванство. Только на иной лад. Это коллективный самозванец. Многие живут в совершенной уверенности, что за плечами у них не проигравшая двадцатый век истощённая страна без идеи в голове и раскрашенным фасадом, а мощная держава, которой довольно дать другую голову или поменять лукавых бояр — и сразу же всё чудесно переменится. Примерно с таким же настроением встречались грядущие изменения в конце 80-х: сбросить коммунистов, а там прилавки сами собой наполнятся товарами, зарплаты возрастут, уровень жизни будет примерно такой, как у среднего американца. Причём без всяких усилий со стороны ждавших перемен граждан.

Понятно было последующее озлобление от столкновения с реальностью, равно как и наступившее погружение в дремоту сериалов и наслаждение от вдруг наступившего нефтяного изобилия: ничего особенно не приходится делать, а богатство растёт.

Напрасно критики российской власти считают, что она противна обывателю. Своим обломовским лежанием на диване процветания за счёт завоёванных предками богатств они едины — «ты сидишь, а денежки идут!».

Трудно сказать, возможен ли выход. Но, во всяком случае, его бессмысленно искать в национальном чванстве, до которого столь жадна стервенеющая от голоса правды властительно-народная ложь. Нашему обществу не хватает простого, ясного взгляда, что у страны нет хорошего будущего. Ни при каких обстоятельствах, ни при каких властях.

И перспектив не будет до тех пор, пока люди в нашей стране не посмотрят беспощадным взглядом на себя, не признаются себе, что для того, чтобы чего-то добиться в мире, России необходимо начать с нуля, перетряхнуть себя, своё додоново царство, пустить прахом устои сложившейся жизни.

Никакой честный реформатор не может обещать в нашей стране ни этому, ни последующему поколению ничего, кроме потрясений, непростой жизни и неочевидных результатов перемен. «Отец родной», обещающий светлый путь и большую пенсию в награду, — самозванец.