Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Тупик-2020

Власть в России безнадежно устарела

Георгий Осипов 05.07.2012, 12:08
Власть принимает решения, оторванные от реальной жизни ИТАР-ТАСС
Власть принимает решения, оторванные от реальной жизни

Российские начальники упрямо пытаются решать новые и непонятные им задачи устаревшими методами, что ведет страну в тупик, откуда выбраться будет крайне трудно.

Берем любое последнее решение, постановление, указ или просто окрик этой власти — все свидетельствуют об одном: старушка безнадежно устарела. Устарела и по своей вертикальной конструкции, и по программе, заложенной в примитивном по нынешним временам чипе, то есть по тем знаниям, которые она усвоила в отрочестве из уже забываемых учебников.

К примеру, врезалась однажды во властный мозг аксиома про то, что никакой воли провинциям давать ни в чем нельзя, что все деньги должны проходить через центр и распределяться из центра, дабы избежать кровавого распада страны. И через этот фильтр идут даже поправки в КоАП, как последние, про повышение штрафов для автовладельцев. Видим, что штрафы для Москвы и Питера будут больше, чем для всех других городов. Вопрос: а все другие — одинаковые, ну там, Тюмень и Махачкала, к примеру? Нет, конечно. Махачкалинский рубль на тюменскую десятку, кажется, потянет.

Ясно же, что невозможно из Москвы нарисовать адекватные суммы штрафов для каждого поселения, да и перечень нарушений везде должен быть разный. Так пусть бы в каждом местечке народные избранники сами бы и решали, как и на что им штрафы повысить.

Но старинная аксиома гласит: любое нарушение баланса в отношениях центра и провинций ведет к распаду страны. А вопрос межбюджетных отношений — это вопрос о власти, и передача любой ее наночастицы считается неправильной — по законам доквантовой физики.

Понятно, что естественная среда свое возьмет, что махачкалинский гаишник будет брать ровно столько с нарушителя, сколько посчитает разумным. И его действия при всей к нему нелюбви будут разумнее с политической, экономической и всех прочих точек зрения, чем действия власти устаревшей.

Власть, любящая, судя по всему, тяжелые шторы для защиты от солнечного света, не заметила, что население давно научилось проводить экспертизу всех ее указаний на предмет соответствия реальности и давно не ждет из макушки вертикали ничего адекватного. Но там, за шторами, власть творит свою двухмерную реальность, и апофеозом этого творчества стало бюджетное послание президента.

Особого внимания заслуживает такое новшество, как объявление перехода к программному бюджету. В приличных странах к бюджету относятся по-простому. Считают доходы и намечают расходы, о чем спорят представители сословий и провинций в их парламентах.

Наша власть, исходя из впитанного с молоком партии-матери (КПСС) почтения к плановости в ее вульгарном понимании, свято верит, что для решения любой задачи надо собрать башковитых ребят, поручить им написать программу действий, потом дать под эту программу денег из казны и ждать, пока денежное дерево вырастет. Правда,

ни одну из десятков программ (или сотен — точное число никто не знает), которые исправно писались и щедро финансировались в последние десятилетия, в приличном объеме исполнить не удалось.

Ну так в послании президента сказано, что нужно тщательнее контролировать исполнение и расходы. И не просто не сворачивать программное творчество, не только, как прежде, всякий раз поручать Минфину решить головоломку, как новую затею в бюджет втиснуть, а сразу бюджет под программы писать. Так и сказано в послании: «Для достижения целей социально-экономической политики и обеспечения общественного контроля за их достижением формирование и исполнение бюджета должно осуществляться на базе государственных программ».

Получается, сначала мы пишем программы, а потом под них бюджет подгоняем. На журналистский, дилетантский взгляд, это выгладит как-то странно. У ученых этот пассаж послания вовсе вызвал ужас. Вот мнение из Центра развития НИУ ВШЭ: «Отдельный экзистенциальный страх навевает раздел о формировании программного бюджета, который должен увязать расходные обязательства с целевыми показателями работы министерств и ведомств. Полтора десятка госпрограмм, касающихся всех сфер общественного сектора экономики и отраслевой политики, должны быть в пожарном порядке разработаны и утверждены до конца года, остальные — в первом квартале следующего. При этом целевые показатели этих программ должны быть жестко увязаны с теми самыми целями, которые записаны в президентских указах от 7 мая 2012 года. А там и принудительное повышение продолжительности жизни и рождаемости, и полуторакратный рост производительности труда к 2018 году (7% в год!), и взлет на 20-е место по рейтингу Doing Business, и многое другое, о чем можно с удовольствием помечтать, но вот как достичь — никому не понятно...»

Но ученые из разных ВШЭ живут в XXI веке, а власть остается в XX.

В двадцатом веке было очевидно, что инфляция — зло. Теперь оказалось, что безработица может расти одновременно со снижением инфляции, вопреки известным «кривым». И денежные власти Старого и Нового Света думают, не значит ли это, что может быть и наоборот — чтобы безработица снижалась при повышении инфляции… Но это уже, так сказать, «квантовые финансы», а наши власти новомодные новшества не признают. В рамках, так сказать, традиционной финансовой механики в одном бюджете они пробуют совместить несовместимое — экономию и программность, скажем, одновременно.

Потом удивляются, отчего это, скажем, иностранные инвесторы ведут себя примерно так же, как махачкалинский гаишник, и не желают процветать в нарисованном властью двухмерном плане освоения, к примеру, Штокмановского месторождения.

Или с чего вдруг инфляция рванула ввысь еще до начала воздействия на ее ускорение эффекта от повышения тарифов на услуги ЖКХ, повышения акцизов и прочего, отложенного до лета? И почему представленные компанией Markit и банком HSBC индикаторы состояния деловой активности показывают, что страна на пути к стагнации? А еще почему, почти кричит председатель ЦБ Сергей Игнатьев, многие эксперты говорят, что придется идти на девальвацию рубля, когда он вовсе не желает этого?

И ведь в самом деле все вопросы не простые. Очевидно только одно: ответ на них не получить по старым понятиям. Как ни грустно, а надо рано или поздно признавать, что не все болезни лечатся пиявками, приходится осваивать шунтирование и зубрить инструкции к томографам.

Но в наших реалиях мало надежды на то, что власть однажды утром рискнет раздвинуть шторы, открыть окна и окунуться в реальную жизнь. Тогда ей надо было бы набраться мужества и признать собственную конструкцию устаревшей.

Пришлось бы решать, есть ли шанс на переделку или пора на покой. Но и здесь старые убеждения не позволяют думать иначе, как таким образом: «Мой уход породит хаос, нет сменщика...»

Так что пока видна одна дорога — в тупик-2020 и далее. Всю дорогу, кстати, можно будет успокоительно цитировать доклады известных западных банков, к примеру, про то что Россия обречена на рост ВВП и повышение зарплат населения. Опуская часть, где говорится про причину грядущего процветания — про сокращение населения. Что ж, наших нефти и газа хватит для достойной жизни миллионов 50 граждан.