Сделать Газету.Ru своим источником в Яндекс.Новостях?
Нет, не хочу
Да, давайте

Германия попробует диссидента

В воскресенье в ФРГ должен быть избран новый президент

После скандалов с двумя последними президентами немецкие политики постарались найти на этот пост «морального пастыря». Пресса тут же обнаружила, что претендента на президентское кресло Йоахима Гаука, участника диссидентского движения ГДР, связывали странные отношения со Штази.

Германии не везет на президентов. В течении двух лет одному пришлось уйти из-за чрезмерного правдолюбия (Хорст Кёлер ляпнул, что назначение Бундесвера, помимо прочего, заключается и в отстаивании экономических интересов ФРГ во всем мире), а второму, Кристиану Вульфу, из-за систематического ее сокрытия и грубых попыток давления на прессу.

После многонедельной агонии Вульф с супругой, наконец, покинул дворец Бельвю, а политический Берлин лихорадочно занялся поисками нового кандидата. И не какого-нибудь, а «морального пастыря», личности, которая смогла бы вернуть уважение и доверие к сильно пошатнувшемуся президентскому креслу.

Немцы, очень любящие крайности (они либо «передовой локомотив», либо «замыкающий вагон» – середины не бывает), уже начали сравнивать свою страну с банановой республикой — этому необходимо было положить конец.

Оппозиционные социал-демократы и «зеленые» почувствовали себя на коне и выдвинули кандидатуру Йоахима Гаука – известного немецкого политического деятеля, пастора, участника диссидентского движения и первого управляющего архивами МГБ ГДР. Возможность реванша была налицо: в 2010 году Гаук выдвигался СДПГ и «зелеными» на пост президента, но проиграл Вульфу в третьем туре. Теперь же, когда о кандидате только ХДС/ХСС и СвДП не могло идти и речи, а правящей коалиции было необходимо заручиться поддержкой оппозиции, поиски были направлены на «общеобъединяющую» фигуру.

Так же как и в 2010 году, канцлер была против кандидатуры Гаука. Но тут либералы в лице своего председателя Филиппа Рёслера нанесли Меркель «удар в спину»: не оповещая главу правительства о своем решении, свободные демократы выступили с заявлением о поддержке Гаука. Коалиция находилась на грани развала, и СвДП были необходимы веские причины, чтобы пойти на такой шаг. Их было две: во-первых, либералам, балансирующим на грани политического исчезновения, требовалось показать избирателю, что они являются самостоятельной партией, а не просто коалиционным довеском; во-вторых, Рёслер правильно рассчитал, что Меркель не сделает последний шаг и не объявит о конце коалиции в самый разгар кризиса. Что же касается социал-демократов, то и они не горели желанием становиться младшим коалиционным партнером. Их цель – победа на следующих выборах.

Таким образом, Йоахим Гаук стал общим кандидатом (за исключением левых, которые выдвинули своего), и его избрание 18 марта на пост президента ФРГ считается свершившимся фактом. Так кто же он, Йоахим Гаук?

Вадим Белон из Новосибирска, водитель такси, который вез Гаука в тот вечер, когда ему позвонила Ангела Меркель и уведомила о том, что его хотят выдвинуть в кандидаты, рассказывал в интервью, что его пассажир сначала молчал, а потом сказал: «Вы везете будущего президента Германии» (чуть позже появилось «причесанная» версия со словом «возможного»). Этот штрих только усиливает позиции критиков Гаука, которые указывают на ряд серьезных недостатков протестантского пастора: высокомерие, заносчивость, умение использовать ситуацию для своей личной выгоды, политическую зашоренность.

Пастор Ганс-Йохен Тшихе, активный участник диссидентского движения в ГДР с 1968 года, писал в «Зюддойче цайтунг», что Гаук никогда не стоял у истоков правозащитного движения, как и не находился среди основателей «Нового форума», оппозиционной организации, возникшей на излете существования ГДР в середине 1989 года, «лишь позже он просто вскочил в двигавшийся поезд». Гаук «принадлежит к той части западного общества, которая развязала руки свободному рынку и привела к банкротству целые государства», «любые левые взгляды вызывают у него подозрения». Действительно, Гаук придерживается буржуазно-консервативных убеждений. Движение Occupy Wall Street он как-то охарактеризовал как «невыразимо глупое», а также выступал против «примата политики над экономикой». И в целом Гаук разделяет взгляды, типичные для многих лидеров антикоммунистического движения на постсоветском пространстве: консерватизм, резко отрицательное отношение к любому левому течению, уверенность в преимуществах капитализма. Подобная жесткость позиций делает затруднительными поиски компромисса.

Для Германии же, где фигура президента по традиции надпартийна, а социальная составляющая в политике очень важна, любая односторонность вызывает настороженное отношение.

Важно не упускать из виду, что в ФРГ президент избирается не прямым и всенародным голосованием, но специально созываемым для этой цели Федеральным собранием, в которое входят депутаты Бундестага и делегаты от земельных парламентов. В ответ на все усиливающуюся критику этого порядка приводится аргумент, что если выборы будут всеобщими, то и президенту придется предоставить больше власти, а не замыкать круг его полномочий лишь представительскими функциями. А это, исходя из печального опыта Веймарской республики, для ФРГ до сих пор табу (назначение рейхспрезидентом Паулем фон Гинденбургом на пост рейхсканцлера Адольфа Гитлера в январе 1933 года фактически стало концом Веймарской республики). Реальная власть находится в руках избираемого бундестагом канцлера, так что больших изменений ожидать не приходится.

Вполне вероятно, что Гаук на посту президента будет сильно отличатся от «гражданского» Гаука, а его взгляды, по меньшей мере публично высказываемые, будут более отшлифованы, особенно если к власти действительно придут социал-демократы. Политический и системный корсет демократии в ФРГ настолько силен, что для политика любого толка возможны только два варианта — либо принять правила игры, либо отойти в сторону. Пока для Гаука ситуация складывается более чем благоприятно: почти 70% немцев считают его кандидатуру удачной. Но первые тучи на горизонте уже замаячили:

в СМИ начали появляться сообщения о странных привилегиях, которыми пользовался Гаук у Штази. В частности, упоминается, что его детям было позволено выехать за границу, а затем беспроблемно навещать его в ГДР. Было упомянуто даже кодовое имя пастора, якобы данное ему госбезопасностью, – «Личинка».

Даже не хочется представлять, что станет с новым «моральным пастырем» Германии, если эти обвинения подтвердятся…

Поделиться:
Картина дня
Новости и материалы
Все новости
Найдена ошибка?
Закрыть