Слушать новости

Адвокаты поневоле

Чтобы уметь защитить себя перед лицом российского закона, нужно хорошенько его знать

Ни Конституция РФ, ни федеральные законы, ни тем более постановления КС и ВС нашим судьям, прокурорам и сотрудникам ФСИН – не указ. Они руководствуются прежде всего ведомственными инструкциями.

Адвокаты и частые посетители судебных заседаний твердо знают одно: ни в коем случае нельзя ссылаться на Конституцию РФ. Все что угодно, но только не это. И главное – не письменно. Когда просто поминаешь основной закон в выступлении, добрый судья еще может списать это на нервы, бессонную ночь, трудного клиента или отсутствие практического опыта. Но если Конституция поминается в надзорной жалобе – пиши пропало, на тебя поставят штамп городского сумасшедшего.

Это такая старая традиция.

И суд, и прокуратура, и ФСИН руководствуются подзаконными актами и инструкциями, которые часто противоречат и УПК, и УИК, не говоря уже о Конституции. Зато за невыполнение инструкций с них спросит начальство, а за невыполнение законов – никто.

А зря.

По этому поводу – соображение первое. Самый, наверное, яркий пример – недопущение адвоката к подзащитному (или пока просто к клиенту без статуса, мирно беседующему с господином полицейским о прелестях Галапагосских островов). Недопущение адвоката – прямое нарушение Конституции, а именно – права на защиту. В изоляторе временного содержания – ИВС (так теперь КПЗ называются), а уж тем более в тюрьме потребуют разрешение от следователя на допуск, хотя на самом деле все, что требуется для такого допуска, это ордер и адвокатское удостоверение.

В судах и в системе ФСИН ухватились за простое русское слово «допуск». А оно все-таки имеет разрешительный характер. Разъясняю: помимо Конституции (ст. 48) на сей счет имеется УПК (ст. 49) и ФЗ «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» (ст. 18), где все написано про адвокатов, про ордер и удостоверение, а в законе «О содержании» прямо говорится, что запрещено требовать от адвокатов что-либо еще. Конституционный суд еще в 2001 году вынес постановление (№ 14П от 25.10), в котором сообщил, что право на свидание с защитником «не может быть обусловлено соответствующим разрешением лица или органа, в производстве которого находится уголовное дело». А уж тем более неуголовное.

Никакого разрешения не нужно – и никогда нужно не было со времен принятия действующей Конституции. А вот поди ж ты.

Вторая важная вещь, которую нужно знать каждому, если, не приведи Господь, придется обращаться в суд, а уж тем более сидеть на скамье подсудимых, которая нынче украшена металлической клеткой. Это правила надзора за следствием и правосудием. Надзором у нас занимается прокуратура, а еще надзорные жалобы (так называемые «надзорки») рассматривают вышестоящие судебные инстанции после кассации. То есть за правильностью решений районного суда надзирает областной суд, в случае с Москвой – Мосгорсуд.

Как правило, надзор – это пустая формальность, никто на самом деле ни над чем не надзирает, еще не хватало – глазки ломать.

Нарушений на стадии следствия и первой судебной инстанции всегда выше крыши, но именно на этих стадиях подзащитные и их родственники испытывают самый сильный шок, не способствующий борьбе за справедливость. К тому же неопытность и незнание судебных реалий позволяют наивно рассчитывать на надзор. А зря. Самый распространенный ответ любой надзорной инстанции таков: «Ваша жалоба на действие следствия (на приговор суда) рассмотрена, доводы защиты признаны несостоятельными, приговор оставлен в силе». При этом если вы сходите в судебный архив и поинтересуетесь (а у вас есть на это законное право), затребовал ли кто для рассмотрения ваше дело, то окажется, что оно давно поросло мхом и никого не волнует. То есть отказывают, не глядя.

Между тем это опять же противоречит Конституции и главным ее принципам – презумпции невиновности и опять же праву на защиту. К тому же имеются целых два постановления Конституционного суда на эту тему, записывайте внимательно: от 25.01.2005 № 42-0 и второе, примерно такое же, принятое годом раннее – «На нарушение конституционных прав и свобод положениями статей 7 и 123, части третьей ст. 124, 125, 388 и 408 УПК РФ». КС постановил, что суды надзорной инстанции «обязаны приводить мотивы, по которым доводы жалоб признаются ими несостоятельными или несущественными». После этих двух решений КС пленум Верховного суда решил, что «при вынесении постановления об отказе в удовлетворении надзорных жалоб или представления судья обязан привести аргументированные ответы на все доводы, в которых оспариваются законность, обоснованность и справедливость судебного решения, и изложить мотивы, по которым эти доводы признаются несущественными».

В переводе с юридического языка на русский это означает:

на вашу жалобу суд обязан отвечать так же подробно, как вы его информируете о нарушениях. То есть по каждому пункту. И если нарушения действительно были – тогда ответ по пунктам приводит к отмене неправосудного решения.

Привет, все свободны.

А кто так не делает – тот нарушает закон. А не делают так суды. Заставьте их действовать согласно постановлениям КС и решениям пленума Верховного суда. А нет – обращайтесь в КС.

И третье, очень важное.Почему у нас не работают медведевские либерализационные поправки в УК в их предпринимательской части? Было принято три пакета этих поправок – весной 2010-го и весной 2011-го. А чего-то никто особо не вышел. Ну скинули особо грамотным по два месяца – что со сроками по 10–12 лет (как у нас сейчас принято судить за бизнес) вряд ли существенно.

Давно понятно, что судебная система (кроме арбитража) сопротивляется именно Медведеву, фактически саботируя его инициативы. Между тем опять же в далеком 2006 году Конституционный суд принял замечательное постановление, которое не позволяет игнорировать медведевские поправки. Записывайте: постановление Конституционного суда РФ от 20 апреля 2006 г. № 4-П «По делу о проверке конституционности части второй статьи 10 УК РФ (…) и ряда положений УПК РФ, касающихся порядка приведения судебных решений в соответствие с новым уголовным законом, устраняющим или смягчающим ответственность за преступление». В этом постановлении нас интересует пункт 3.2. (собственно, это все, что нас там должно интересовать). Не буду его цитировать – сразу даю перевод с юридического на русский: если вас осудили на 5 лет по статье, у которой вилка наказаний от 5 до 10 лет, то вас осудили по нижней границе. Когда вступают в силу либерализационные изменения, имеющие обратную силу (вот как медведевские), то паритет должен быть сохранен. Если по вашей статье было от 5 до 10, а стало от 1 года до 5, вам никак нельзя скинуть два месяца. Была нижняя граница – она и должна остаться. То есть теперь вам положен год. Выходите немедленно из тюрьмы, не занимайте помещения, хватит тратить деньги налогоплательщиков.

Все это надо писать в надзорной жалобе, со всем этим надо обращаться в суд.

Судьи наши в основной своей массе неграмотны и не знают этого. Так сообщите им. И пусть они попробуют вам письменно отказать – тогда вам прямой путь сначала в Верховный, а потом в КС.

А потом начинайте преследование судей, которые не знают или не хотят знать Конституцию РФ. Уж это – ваша обязанность, если вы законопослушный гражданин РФ.

Поделиться:
Новости и материалы
Все новости
Найдена ошибка?
Закрыть