Слушать новости

Религиозная свобода у бассейна

Власти США считают, что возведение мечети на месте теракта — символ религиозной свободы

Согласно опросам, большая часть жителей США не одобряет строительство мечети в непосредственной близости от места теракта 11 сентября. Власти считают, что этот проект отвечает одному из главных принципов американской демократии — религиозной свободе.

План строительства мечети в двух кварталах от «Нулевой отметки» всколыхнул Америку. Этим военным термином, обозначающим эпицентр взрыва, в США называют место теракта 11 сентября в Нью-Йорке. Демократы, включая нынешнего мэра Нью-Йорка Майкла Блумберга, строительство поддержали. Оно отвечает одному из главных принципов американской демократии — религиозной свободе, заявил Блумберг. Террористы хотели нас ее лишить, заставить бояться чужой веры, но мы не пойдем у них на поводу. Америка была и остается свободной — если ее граждане любого вероисповедания хотят обустроить себе место для молитв, государство никогда не пойдет против этого. Мэр сделал заявление в окружении нью-йоркских религиозных лидеров, на заднем плане привычно вздымала факел статуя Свободы. Символика происходящего была очевидна любому американскому школьнику.

Однако республиканцы вовсе не выступают против религиозной свободы. На эту «священную корову» американской демократии не поднимет руку ни один американский политик, если он находится в здравом уме и твердой памяти. Республиканцы напоминают о другой важной вещи — национальной гордости. Исламские террористы развязали войну на нашей территории. И вот

фактически на месте ужасной гибели соотечественников возводится мечеть, то есть символ веры террористов, даже если они ее безбожно искажали ради своих мерзких целей. Примерно в этом ключе высказался один из ветеранов Республиканской партии бывший спикер конгресса Ньют Гингрич.

Его поддержала Сара Пэйлин, которая на прошлых выборах баллотировалась на пост вице-президента США. Мы не против «мирных мусульман», но пусть подберут себе другое место для мечети. Простые американцы их не поймут.

И верно, не понимают. Согласно опросам, большая часть жителей США не одобряет строительство мечети в непосредственной близости от места теракта. И республиканцы уже потирают руки — в их тактическом арсенале появилось новое оружие, которое можно будет использовать на выборах любого уровня. Самые бойкие уже пустили его в дело. Республиканский кандидат в конгресс от Северной Каролины Иларио Пантано увеличивает ряды сторонников, особенно среди фермеров, которые в Нью-Йорке отродясь не бывали, но твердо знают, что мусульмане в этом Вавилоне должны сидеть, поджав хвост, особенно после того, что они там натворили.

Между тем опросы выявили любопытную закономерность. Чем дальше от «Нулевой отметки» проживают респонденты, тем большее возмущение они выказывают планами строительства мечети. Причем этот фактор работает не только на национальном уровне, но и в самом Нью-Йорке.

Скажем, опрос по всему городу дает 52% тех, кто против, а среди жителей Манхэттена он уже меньше. Если же взять Нижний Манхэттен, где, собственно, и собираются начинать строительство, там большинство — за. В чем причина этой «истории с географией»? Вряд ли в том, что именно здесь проживают сплошные поборники религиозной свободы. Причины носят не идейный, а житейский характер.

Дело в том, что строить собираются не мечеть как таковую, а общинный центр. Таких центров в городе довольно много — еврейские, протестантские, католические. Они помогают местным жителям заниматься разными формами социальной деятельности — от воспитания детишек до филантропии и организации городской среды. Кроме того, в них можно всяко провести досуг, ну и помолиться, если будет такая охота. Причем религиозная принадлежность не имеет большого значения. Ровно все это и собираются устроить нью-йоркские мусульмане. Они планируют, что в их общинном центре будет и бассейн, и даже класс йоги. И приходить сюда будут жители района, чтобы лучше обустроить свою жизнь, причем никто не собирается их спрашивать о том, мусульмане они или нет. Да, мечеть будет. Но будет и специальное помещение для тех, кто захочет почтить память жертв теракта. И помолиться за упокой их душ. Причем совсем не обязательно Аллаху. Поставлены и препятствия на пути возможной радикализации центра. Пожертвования на него не будут приниматься из-за рубежа. Все будет делаться на средства местных жителей, и не только мусульман. Все эти обстоятельства и повлияли на то, что

муниципальные власти благоволят проекту. Для них он не только и не столько символ религиозной свободы (хотя мэр Блумберг говорил о ней очень красноречиво), сколько полезный социальный проект, который даст району новые рабочие места и улучшит качество жизни.

Поэтому местные чиновники с самого начала дали ему зеленый свет и даже несколько растерялись, когда вокруг поднялась буча в национальном масштабе. Но потом быстро пришли в себя, и когда республиканские политики попытались вставить им палки в колеса, дали им квалифицированный отпор. Комиссия по охране городских памятников быстро рассмотрела возражения против центра — мол, здание, на месте которого его собираются строить, имеет историческую ценность, поскольку на него упали обломки самолета, направленного террористами в башню Торгового центра, — и отвергла их единогласно. Здание же само по себе не имеет никакой архитектурной ценности, и на его месте в любом случае возвели бы что-то новое. Кстати, мусульмане вовсе не собираются придавать своему центру какой-то религиозный или национальный колорит, так что исторической городской среде не грозят экзотические новшества.

Вероятно, история с мусульманским общинным центром на Нижнем Манхэттене еще будет продолжаться. Противостояние таких мощных идей, как религиозная свобода и национальное самоуважение, способно долго волновать публику, и политики разного толка не упустят возможности воспользоваться этим в межпартийной борьбе.

Но история эта заставляет задуматься о другом. Если проект все же осуществится, причиной тому будет вовсе не торжество абстрактного принципа политкорректности, который у нас не успел поругать только ленивый. Есть такие вопросы, которые в силу их противоречивости крайне сложно решить на идейном уровне. Но в житейской и практической сфере выход всегда есть. Вопросы межэтнического и межрелигиозного сосуществования из их числа. Можно сколько угодно рассуждать о высоких и не очень высоких идеалах и лишь отдаляться друг от друга. Но когда есть место, куда твои дети ходят в один кружок рисования с детьми твоего соседа и где ты решаешь с ним в бассейне, что лучше послать жертвам землетрясения на Гаити — одеяла или ботинки, — довольно быстро забываешь, мусульманин твой сосед или еврей.

Поделиться:
Новости и материалы
Все новости
Найдена ошибка?
Закрыть