Вертикаль конфликта интересов

Политика «государственного усиления роли в экономике» на самом деле подрывает и бизнес, и власть

Павел Смертин/Коммерсантъ
Уж если спорт «должны возглавлять профессионалы», то экономику, стратегические компании страны – тем более.

Президент Всероссийской федерации плавания (ВФП) и руководитель администрации президента Российской Федерации Сергей Нарышкин подал пример дисциплинированного отношения к указаниям своего непосредственного начальника и первым из госчиновников написал заявление об отставке со своей спортивной должности. Отставка Нарышкина напомнила фильм про Форреста Гампа, который
блестяще играл в пинг-понг в Китае, а потом оказалось, что это была большая политика.

А ведь и времени прошло всего ничего: только 23 октября президент потребовал, чтобы все чиновники, занимающие высшие посты в национальных спортивных федерациях, ушли в отставку. «Некоторое время назад я дал поручение правительству, администрации президента, которое касается людей, возглавляющих наши спортивные федерации, — сказал он. — Их должны возглавлять профессионалы! Люди, которые будут уделять своему виду спорта 24 часа в сутки. Необходимо работать, хватит штаны просиживать, проводить все время в командировках за границей. Чиновники пусть возглавляют попечительские советы федераций. Пожалуйста, в течение месяца приведите все в соответствие».

Казалось, что указание Медведева технически не реализуемо в заявленные сроки. И оно было очень похоже на месяц борьбы с коррупцией «от Нургалиева». Министр спорта Виталий Мутко на это даже было намекнул. Мол, нужно ведь провести перевыборы, а там регламент, чтобы не нашелся какой-нибудь городской сумасшедший, который их потом попробует оспорить в суде. Нужно еще принять положение о попечительских советах и провести их комплектацию после перевыборов федераций. А дальше... То ли все-таки придется отходить от дел, то ли попечительским советам перейдут основные функции федераций. Однако,

как выяснилось, все трудности можно быстро преодолеть, если на то есть прямое указание начальства.

Всякое реальное дело начинается со слова. А уж потом выясняется, было ли действительно желание что-то делать, но не получилось, или и желания никакого не было… А вдруг что-то на этот раз все-таки получится? За локальными спортивными войнами стоят интересы мощных кланов, и латентная борьба за власть прорывается в самых экзотических местах. Потому и разговорами про спорт в истории с заменой руководителей спортивных федераций не стоит ограничиваться...

Нашлись храбрецы, которые заговорили о том, что совмещение постов государственного руководителя и президента спортивной федерации недопустимо. Такого, мол, нет ни в одной стране мира… А чтобы ведущими компаниями страны руководили члены правительства?! Если быть последовательным, то нужно чистить огромный кусок отечественной экономики, поскольку везде в компаниях на денежные потоки посажены «свои люди». Поэтому

«спортивное дело» задевает болевую точку — ставит под сомнение всю систему государственного управления экономикой, а точнее, ее пользования в частных интересах бюрократии!

Напомним, что борьба с двусмысленным положением высокопоставленных чиновников началась не со спорта: еще 2 июля на заседании совета законодателей по вопросам законодательного обеспечения противодействия коррупции президент России выдвинул предложение освободить советы директоров компаний с государственным участием от чиновников, которые, по словам Медведева, занимаются в этих органах или лоббизмом, или кормлением. И заменить их нужно нанятыми специалистами, независимыми членами советов директоров. Однако, уж если спорт «должны возглавлять профессионалы», то экономику, стратегические компании страны – тем более!

Бедным госчиновникам от спорта злопамятные люди припомнили даже итоги прошлогодней пекинской Олимпиады, когда возглавляемые ими федерации принесли сборной России 2 золотые награды из 23. Как-то буквально за несколько дней до того и про госкомпании Медведев вдруг заговорил как о не слишком эффективном детище экономической политики последних лет, заявив на встрече с представителями крупного российского бизнеса: «В конечном счете встанет вопрос: или акционерное общество — или ликвидация деятельности». Или все это не более чем случайное совпадение?

Действительно, вместо доверительного управления топ-менеджерами по контракту с правительством во главе компаний оказались их же контролеры «от государства»… Получилось ни рыба ни мясо: такие чиновники и не предприниматели в полной мере, и не представители государства. Сложилась ситуация, когда у чиновника произошло раздвоение сознания, когда он не может определиться, кто он все-таки — предприниматель или непредвзятый в своем мнении представитель государства, который этого предпринимателя контролирует?! Жизнь по Жванецкому, когда «что охраняешь, то имеешь».

Ведь на самом деле чиновник-предприниматель – это и не предприниматель вовсе. Или уж точно предприниматель-временщик: завтра уволили — и компания стала ему чужой, а потому надо урвать все здесь и сейчас. Но он и не чиновник, поскольку резать себя по живому и отдавать на заклание общественным интересам «свои» компании способны только герои-единицы. Следовательно, политика «государственного усиления роли в экономике» на самом деле подрывает и бизнес, и власть. И кризис показал это со всей очевидностью. По сути,

в то время как во всех вменяемых странах идет активная борьба с так называемым конфликтом интересов, который рассматривается как элемент коррупции, в России как раз на конфликте интересов оказалась выстроена вся вертикаль корпоративного управления экономикой.

После этого за прогнозом относительно результата титанических усилий можно было к гадалке не ходить…

Ради любимчиков властей – государственных и частных – была разрушена бизнес-среда, а конкуренция на рынке свелась к подчинению частного бизнеса государственным, полугосударственным и совсем не государственным «национальным чемпионам». При этом ФАС была уготована роль ОБХСС времен СССР: можно сколь угодно энергично бороться с торговлей из-под полы и с заднего входа в стране тотального дефицита, который такую форму торговли автоматически воспроизводит…

Таким образом, потребовав смены руководства федерациями, Дмитрий Медведев сделал заявление, которое может повлечь за собой серьезные перемены не только в системе управления российским спортом. Так ведь можно далеко зайти, если вдруг сгоряча распространить этот принцип на всех. Напомним, что бывший председатель совета директоров «Газпрома» уже стал президентом страны, а бывший премьер сменил его в совете директоров главной компании страны, т. е. должность председателя совета директоров «Газпрома» – где-то между «бывшим премьером» и «будущим президентом».

Впрочем, государственным чиновникам вместо спортивных вотчин в виде федераций посулили руководство попечительскими советами.

Интересно будет посмотреть, не станут ли отныне именно руководители попечительских советов настоящими, а не формальными руководителями федераций? Как говорится, не должность красит человека. Есть такие премьеры, которые вполне себе продолжают ощущать себя президентами.

Прецедент создан, и им позволительно пользоваться всем. Или никому?

Правда, Медведев говорил об избыточности в компаниях государственных «клерков среднего звена» — жена Цезаря по-прежнему вне подозрений. Более того, в госкорпорациях, как правило, вообще нет советов директоров, а их место занимают наблюдательные советы. В такие советы как раз и входят высокопоставленные чиновники. Вот и думай: то ли это госчиновников от спорта «попросили на выход», то ли и спорт будет отныне построен как единая госкорпорация, а попечительские советы станут в нем руководящими и направляющими органами.

Кроме того, при попечительских советах – по аналогии с наблюдательными советами при госкорпорациях – могут быть созданы еще и некие комитеты, где у профессионалов будет голос. Скорее никакой, чем какой. Вот, например, при «Российских технологиях» при наблюдательном совете создан комитет по стратегическому планированию, который возглавила министр Эльвира Набиуллина. Говорят, что кроме чиновников и сотрудников самой госкорпорации в комитете, численность которого составляет 15 человек, будут работать аж 5 (пять) независимых членов, т. е. соотношение 2:1. Все под контролем. И «независимые» тоже. Теперь, конечно, за судьбу «АвтоВАЗа», авиаперевозчиков, судоремонтных заводов и ракет нового поколения можно быть спокойным.

Спорт часто используется в политике как пробный шар: достаточно вспомнить роль всего лишь одной федерации пинг-понга в налаживании отношений между Китаем и США.

Как известно, после того как в 1968 году Ричард Никсон был избран президентом США, он начал процесс урегулирования отношений с КНР, подорванных войной во Вьетнаме. Начатая с 1971 года «пинг-понговая дипломатия» между КНР и США и тайная поездка Генри Киссинджера в Китай послужили прологом к новым отношениям.

Уже в 1972 году визит Никсона в КНР завершился подписанием Шанхайского коммюнике, а после прихода к власти Джимми Картера в декабре 1978 года было заключено Коммюнике об установлении дипломатических отношений. И наконец 1 января 1979 года китайско-американские отношения были официально нормализованы. Вот так «на все про все» потребовалось каких-то 10 лет… И начало процессу тогда положил маленький целлулоидный шарик. Ну еще и Форрест Гамп, конечно.

Может, и в экономике России «по сигналу сверху» начнется очистительное избавление во всех сферах деятельности от пресловутого конфликта интересов? Ведь тут, как мы видим, дело приняло куда более серьезный оборот: это вам не ракеткой махать – на кону оказался сразу весь отечественный спорт…

Автор — старший научный сотрудник ИМЭМО РАН.