Слушать новости
Телеграм: @gazetaru
Три года до финиша

Власти обещают управиться с кризисом к очередным президентским выборам

ИТАР-ТАСС
Власти обещают управиться с кризисом к очередным президентским выборам. Этих трех лет как раз хватит, чтобы подготовиться к очередному переделу активов, назначению новых собственников и объявлению имени победителя кризиса, который и станет новым президентом России.

За последние дни российской властью стремительно овладел тезис о том, что кризис продлится три года. Иначе говоря, он должен закончиться к 2012 году – по счастливому совпадению ровно к тому моменту, когда гражданам России предстоит идти на избирательные участки и выбирать президента страны. Причем выбирать будущее и дорогим россиянам, и самой власти нужно будет уже не на 4 года, а на 6 лет.

Впрочем, речь идет вовсе не о совпадении сроков кризиса и электорального цикла. С экономической точки зрения временную границу постигшего всех «идеального шторма» (несколько месяцев подряд во всех официальных речах фигурировали другие сроки – «через годик все как-то выправится») можно было пересчитать с одинаковым успехом как на три года, так и на два или на четыре. Сейчас все экономисты признают, что кризис по-своему беспрецедентен. Что точно будет дальше и когда, с гарантией не говорит никто – с определенностью экономических прогнозов дела обстоят не очень хорошо. Поэтому

если срок кризиса начинает отмеряться с такой точностью и подчеркнутой публичностью, да еще прямо объявляется не только бизнесменам, но и депутатам Госдумы, то это решение политическое.

В сознании власти план преодоления кризиса из набора антикризисных экономических мер и программ начинает достраиваться до политического проекта. По мере развития событий и приближения объявленного «финиша кризиса» расчеты параметров «посткризисного периода» будут все очевиднее выходить на первый план и определять ситуацию в политике и экономике.

В чем заключался до кризиса центральный вопрос развития политической ситуации с точки зрения элитной расстановки сил? Было ясно, что по мере того как будет худеть календарь медведевского президентства, все громче будет щелкать механизм обратного отсчета времени до события «следующие президентские выборы, где Владимир Владимирович снова может участвовать». Предпринятая частичная конституционная реформа, связанная с увеличением сроков полномочий президента и Госдумы, сути дела никак не поменяла, а только несколько усилила звук часового механизма. А вот приход экономического кризиса привнес в «проблему-2012» новые обстоятельства, которые уже довольно скоро начнут (если уже не начали) влиять на поведение основных групп интересов и самих политических лидеров. Первое, что сделал

кризис, – поставил в центр будущих выборов 2012 года вопрос о том, кто его победил.

Раньше стратегии потенциальных участников могли строиться на кажущихся сейчас незначительными идеях «стабильности», «продолжения уверенного развития», «повышения уровня и качества», «укрепления позиций в мире» и т. д. Теперь же не только на логику действий, но и на психологию поведения политических лидеров будет влиять то, что человек, выигравший президентские выборы в 2012 году, одновременно выиграет и звание «победитель кризиса». И не только звание, но и связанный с этим политический капитал и ресурс для дальнейших действий.

Последний момент крайне важен, поскольку вторая новая и существенная «политическая вводная» кризиса состоит в том, что ключевой «политэкономический» процесс ближайших лет сводится к изменению расстановки сил в экономике, частичному переделу собственности и обновлению клуба «капитанов народного хозяйства». Вслед за «выкупом» государством банковской системы последует и все остальное, включая новые идеи и лица (для начала в советах директоров) в управлении госкомпаниями и госкорпорациями, сделки слияния и поглощения под крылом государства в отдельных отраслях, проекты новых «национальных чемпионов» и их временной национализации.

Вся эта кухня оздоровления и рекапитализации стратегических активов национальной экономики займет известное время, которое вполне можно соотнести с анонсированным трехлетним сроком окончания кризиса.

А вот потом, на выходе из кризиса и «на шестилетний период до 2017 года», уже возникнет новая «повестка дня», связанная в том числе и с новой приватизацией, и с формированием новой структуры собственности в экономике и ее нового лица (то есть коллективного портрета лиц).

Станут ли эти две «новые вводные» кризиса в течение ближайших года-полутора основным нервом российской политики? Это и станет важным и зримым критерием того, начнется ли качественный модернизационный переход не только в нашей экономической, но и в политической системе. И как с этой точки зрения можно будет оценить результаты выхода из объявленного трехлетнего кризиса.

Автор — заместитель директора НИИ социальных систем при МГУ им. М. В. Ломоносова