Крыша для Чавеса

Внимательное рассмотрение российско-венесуэльских проектов заставляет усомниться в их выгоде для нашей страны

Евгений Трифонов 25.09.2008, 10:31
ИТАР-ТАСС

Основа власти венесуэльского президента — поддержка бедняков — начинает шататься. И он готов принимать у себя российские военные корабли и боевые самолеты, чтобы обезопасить себя от внешнего вмешательства на случай массовых беспорядков в стране.

Российско-венесуэльская дружба набирает обороты. Наши стратегические бомбардировщики уже побывали в Венесуэле, теперь к карибским берегам двинулось соединение Военно-морского флота РФ. На прошлой неделе вице-премьер России Игорь Сечин обсуждал в Каракасе сотрудничество в военно-технической сфере, энергетике и машиностроении. На этой неделе Уго Чавес посещает Россию.

«ЛУКойл», «Роснефть» и «Сургутнефтегаз» готовятся разрабатывать месторождения в венесуэльской Оринокии, «Газпром» получил долю в первом зарубежном проекте по производству сжиженного природного газа. Газовый гигант также создает СП для геологоразведки и добычи газа в патронируемой Чавесом Боливии. Планируется участие российских компаний в энергетическом консорциуме, который будет работать в Венесуэле и других странах Южной Америки. «АвтоВАЗ» и Sollers начали переговоры о строительстве в Венесуэле автозавода, который будет собирать модели Lada и UAZ.

Российская экономическая экспансия в Южной Америке подается как благо: Россия возвращается в Латинскую Америку!

Но внимательное рассмотрение российско-венесуэльских проектов заставляет усомниться в их выгоде для нашей страны.

«Газпром» и Total должны вложить в боливийский проект $4,5 млрд, хотя работать им придется в охваченных волнениями восточных провинциях. Кроме того, боливийский газ для Аргентины и Бразилии стоит почти вдвое дешевле, чем российский для Евросоюза.

Эксперт Ernst&Young Иван Бончев считает, что автомобильный рынок Венесуэлы также малопривлекателен для российских компаний. В 2007 году на нем было продано не более 280 тыс. новых легковых автомобилей (в России в первые полгода 2008 года — 1,4 млн машин), и этот рынок сейчас падает. Рассчитывать на массовую продажу «жигулей» и «уазиков» в других странах континента также не приходится – единственным крупным рынком региона является Бразилия (2 млн автомобилей в год). Но там существует собственная мощная автопромышленность, производящая более 3 млн только легковых машин. Аналитик Банка Москвы Михаил Лямин прямо указывает, что проект «АвтоВАЗа» и Sollers во многом политический.

По поводу выгоды вложений в венесуэльскую экономику в интернете гуляет остроумное стихотворение Григория Остера: «Себе завод в Венесуэле у Уго Чавеса купи, и ты такой получишь опыт, что после этого тебе вести в родной России бизнес приятно будет и легко».

Российско-венесуэльское партнерство с нашей стороны – PR: мы изо всех сил демонстрируем США наличие союзников в Латинской Америке, радуя сердце отечественных ультрапатриотов. Тот факт, что венесуэльский лидер приглашен на военные учения российских войск на Северном Кавказе, снимает все сомнения по поводу направленности дружбы двух стран.

Президент Чавес любит Россию – за дешевое оружие и антиамериканскую риторику. Наши бомбардировщики и боевые корабли нужны Чавесу не только для демонстрации дружбы с нашей страной. Они для него – нечто вроде «крыши». А «крыша», то есть защита, ему все более нужна.

Президент Венесуэлы ведет страну по кубинскому пути. Национализированы нефть и газ, черная и цветная металлургия, телекоммуникации, торговые компании и бензозаправки, цены регулируются правительством. Создается «боливарианская милиция» – ополчение, подчиненное непосредственно президенту. Ее необходимость Чавес обосновывает тем, что страна должна готовиться к «возможному вторжению империалистических сил». На самом деле функция милиции – физическое недопущение оппозиции к власти.

Представьте себе «свободные выборы», когда избирательные участки окружены агрессивными юнцами с «калашниковыми» в руках. Они Чавесу понадобятся: 83% венесуэльцев категорически не желают, чтобы их страна стала подобием Кубы.

Проигрыш «красного каудильо» на референдуме в декабре 2007 года, когда венесуэльцы отвергли проект социалистической конституции, показал: демократическим путем «социализм XXI века» не построишь. Поначалу казалось, что чавесовский «социализм» — что-то вроде социал-демократии, но теперь ясно, что это не так. Венесуэла Чавеса идет в прошлое. В 1976 году нефтяная промышленность Венесуэлы уже была национализирована. Тем не менее, так и не удалось эффективно использовать поступления от экспорта нефти для увеличения нефтедобычи, развития обрабатывающей промышленности, создания многоотраслевого хозяйства. Нефтяная госкомпания PDVSA оказалась неэффективной, ее менеджмент – ленивым, некомпетентным и вороватым. Так же работали государственные сталелитейные и алюминиевые заводы. Все это вызвало экономическую катастрофу конца 80-х годов, которая вынудила тогдашние власти провести приватизацию, чтобы хоть как-то спасти положение. Теперь Венесуэла возвращается к 70-м годам, и нет причин надеяться, что результат будет другим.

То же и в аграрном секторе. Чавес ликвидирует латифундии и раздает землю крестьянам. Но ведь латифундии в Венесуэле ликвидировали еще в 60-е годы, откуда же они взялись? Все просто: недостаток средств сделал мелкотоварное производство нерентабельным, и крестьяне продавали землю эффективным собственникам. Вот и появились новые латифундии, с которыми Чавес борется так же, как его незадачливые предшественники. Крестьянам невыгодно вкалывать на полях при низких и жестко фиксированных ценах. Кроме того, Венесуэла в рамках пакта «Боливарианская альтернатива для Америк» (АЛБА) в обмен на нефть получает сельхозпродукцию из Боливии, Никарагуа, Эквадора и Гондураса. А там производят то же самое, что и венесуэльские крестьяне, – кофе, какао, бананы, кукурузу. То есть Чавес создает для «облагодетельствованных» им крестьян конкуренцию ради «антиимпериалистической солидарности». Сельскохозяйственное машиностроение, для развития которого у Венесуэлы есть все возможности, подрывается ввозом подержанных тракторов, комбайнов и сеялок из Аргентины — в обмен на нефть…

Экономическую целесообразность Уго Чавес приносит в жертву политике. Вместо автомобилей и тракторов западных моделей в Венесуэле собирают их некачественные иранские клоны. Теперь президент-десантник планирует собирать и не слишком жалуемые и российским потребителем «жигули»

Забавно читать о том, что Венесуэла хочет получить доступ к неработающей системе ГЛОНАСС, а также закупать не производящиеся и не до конца прошедшие испытания истребители Су-35.

Нефтяные доходы все с большим трудом позволяют решать экономические и социальные проблемы. Рост инфляции (33% за полгода), «черного» рынка и преступности, дефицит товаров, коррупция и некомпетентность руководства подрывают авторитет Чавеса. Да, простые венесуэльцы получают социальные выплаты, дешевое жилье, бесплатную медицинскую помощь. Однако количество бедных все годы правления Чавеса остается на уровне 45–48% населения. Согласно данным МВФ, реальные доходы на душу населения в Венесуэле с 1998-го по 2005-й годы выросли всего на 1%. Снижается экономический рост: в 2008 году он ожидается на уровне 6%. Это значит, что инфляция сожрет прибавку к доходам малооплачиваемых слоев населения. А

«новые венесуэльцы» не отличаются от пресловутых «новых русских». «Они разъезжают на автомобилях Hummer и Audi; носят часы Cartier и сумки Mont Blanc. Они покупают роскошные квартиры и летают в Майами на частных самолетах», — пишет издаваемая во Флориде El Nuevo Herald.

«Свободное использование правительством огромных нефтяных доходов привело к появлению класса богатых «революционеров» — новой буржуазии... Предметы роскоши и дорогие товары, включая автомобили и даже частные самолеты, покупаются в невиданных количествах... Даже поверхностное исследование случаев приобретения недвижимости в американском штате Флорида выдает имена, которые хорошо известны в бюрократических кругах Венесуэлы», — уверяет Густаво Коронель, эксперт Института Катона, бывший член совета директоров PDVSA.

Уго Чавес ломает многопартийную систему, создает ручной парламент и формирует боливарианскую милицию потому, что чувствует: основа его власти — поддержка бедняков — начинает шататься. Поэтому он готов принимать у себя российские военные корабли и боевые самолеты – а вдруг в случае массовых беспорядков американцы захотят повторить что-то вроде высадки в заливе Кочинос на Кубе?

Резоны Чавеса, по которым он вдруг принялся крепить дружбу с Москвой, понятны и прозрачны. Пылкая же готовность российских руководителей к дружбе, не сулящей серьезных экономических выгод и лишь сомнительные внешнеполитические дивиденды, кажется, по меньшей мере, странной.