Сормово вместо Страсбурга

Роль уполномоченного РФ в Европейском суде состоит не в том, чтобы отбивать претензии своих соотечественников

staczek.com
Обычный районный суд вполне способен заменить Европейский суд по правам человека, если при рассмотрении исков граждан судьи не будут априори защищать власть и ее представителей.

Виктор Евтухов, единоросс и депутат Законодательного собрания Санкт-Петербурга, вот-вот займет место уполномоченного РФ в Европейском суде по правам человека. Он сменит проработавшую в Страсбурге немногим более года Веронику Милинчук. В одном из первых интервью в новом качестве будущий уполномоченный объяснил, что

жители России подают много жалоб в Европейский суд потому, что их подначивают и используют враги. Роль же уполномоченного состоит в том, чтобы отбивать претензии, которые россияне предъявляют своей родине в страсбургском Суде.

Хочется надеяться, что это видение роли уполномоченного — следствие того, что Евтухов только начал знакомиться с возможной новой должностью и просто не успел вникнуть во все вопросы и проблемы.

Дело в том, что роль уполномоченного не сводится к представлению интересов российского государства в происходящих в Страсбурге судебных процессах. Указ президента говорит о том, что уполномоченный должен участвовать в исполнении решений Европейского суда по правам человека, а также разрабатывать рекомендации по развитию российского законодательства и правоприменительной практики в соответствии с решениями этого суда. Эти требования вряд ли появились бы в президентском указе, если бы вал российских жалоб в Европейский суд был вызван кознями врагов, подначивающих наивных россиян писать в Страсбург. Очень сложно заподозрить, что Владимир Путин, корректировавший указ в марте и мае 2007 года, был согласен на изменения правовой системы страны в угоду внешним врагам.

В действительности, требования президентского указа о совершенствовании российского законодательства и правоприменительной практики связаны с тем, что

основная роль Европейского суда — выявлять те правовые проблемы, которых по каким-то причинам не замечает или не решает само государство.

Суд в Страсбурге не рассматривает те дела, которые жалобщик не попытался решить внутри своей собственной страны. И значительная доля жалоб, поданных против России, отклоняется им именно по этой причине.

Тем не менее, даже после отсева массы необоснованных обращений число российских жалоб в Страсбург остается большим. В течение последних двух лет Европейский суд в месяц выносил по 10—20 решений в отношении России. К настоящему моменту число решений по российским делам приближается к 500 (больше решений только в отношении Турции, Италии, Польши и Франции), причем основная часть решений констатирует, что российские власти не обеспечили защиту прав и свобод жителей своей страны.

Разумеется, такая ситуация не может не вызывать озабоченность и стремление уменьшить как поток жалоб, так и число негативных решений Европейского суда. Однако для того, чтобы найти действительно эффективные методы ее решения, необходимо понять истинные причины, порождающие обращения в Страсбург.

Основной объем подаваемых жалоб касается неисполнения решений российских судов. Их чаще всего подают пенсионеры, добившиеся в судах пересчета своих пенсий, женщины, взыскавшие по суду невыплаченные в срок пособия по уходу за ребенком, ветераны и офицеры вооруженных сил, МВД и ФСБ, выигравшие иски о выплате «боевых», «командировочных» и пр. Сложно поверить, что этих людей кто-то подстрекал или провоцировал жаловаться в Страсбург. Скорее основным побудительным мотивом для них было стремление добиться от государства тех денег, которые оно само же пообещало им выплатить. Существенная часть прочих дел, доходящих до рассмотрения Европейского суда, связана с неисполнением российских же законов.

Председатель Конституционного суда Валерий Зорькин объясняет сложившуюся ситуацию тем, что «существуют серьезные изъяны в российской судебной системе, в деятельности правоохранительных органов, власти в целом».

Из-за этих изъянов граждане не всегда могут найти защиту внутри страны и вынуждены прибегать к международным институтам. По мнению Зорькина, основной способ сокращения числа жалоб в Европейский суд — правовая реформа и защита прав и свобод россиян в России.

Уполномоченный РФ в Европейском суде по правам человека, несомненно, может и должен внести свой вклад в решение этих задач. Кроме того, что на него возложена функция разработки рекомендаций, необходимых для правовой реформы,

президентский указ присваивает уполномоченному функцию по досудебному урегулированию дел, возбужденных против Российской Федерации в Европейском суде, что предполагает, что права и свободы гражданина, обратившегося в Страсбург, будут восстановлены усилиями российских государственных органов.

В то время как совершенствование законов и повышение качества работы российских судов и правоохранительных органов приведут к сокращению числа жалоб в Страсбург в долгосрочной перспективе, мирное урегулирование — эффективный способ уже сейчас уменьшить число решений, выносимых Европейским судом в отношении России. Это подтверждается случаями, когда слаженная работа местных судов и других органов власти помогла справиться с проблемой, не дожидаясь решения из Страсбурга.

Недавний пример такого рода — дело бывшего военного летчика и пенсионера МВД Сергея Санкина. Весной 2000 года нижегородец Санкин был необоснованно задержан и избит сотрудниками милиции. В течение нескольких лет Санкин при поддержке МРОО «Комитет против пыток» пытался добиться, чтобы нижегородская прокуратура наказала обидчиков. Через три года, перестав надеяться на справедливость российских властей, Санкин подал жалобу в Страсбург.

Уже после того, как Европейский суд приступил к рассмотрению жалобы Санкина, нижегородские правоохранительные и судебные органы, наконец, решили, что должны справиться с этим делом сами, и им это удалось. В декабре 2004 года следователь прокуратуры Нижегородской области Ключников предъявил обвинение двум сотрудникам милиции, избившим Санкина. В декабре 2005 года Сормовский районный суд признал милиционеров виновными в превышении должностных полномочий и приговорил их к 5 годам лишения свободы. Нижегородский областной суд наказание сотрудникам милиции снизил до трех лет, в остальном оставил приговор без изменения.

Однако осуждения виновных в применении пыток еще не достаточно, чтобы восстановить нарушенные права. Жертве нарушения нужно предоставить компенсацию. Это сделала судья Сормовского районного суда Лидия Клепцова, 17 июня 2008 года рассмотревшая иск Сергея Санкина. Потерпевшему были назначены 137 млн рублей в качестве компенсации вреда здоровью и 2 млн рублей компенсации морального вреда, а также ежемесячные выплаты за утраченную трудоспособность. Санкин и помогавшие ему юристы МРОО «Комитет против пыток» говорят, что если Нижегородский областной суд утвердит решение Сормовского районного суда, жалобу в Европейский суд они отзовут. То есть на одну жалобу там станет меньше.

История с Санкиным показывает, что обычный районный суд, если захочет, вполне способен заменить суд в Страсбурге.

Так что если уполномоченный захочет уменьшить число жалоб в Европейский суд, ему следует почаще напоминать об этом российским судьям, прокурорам, следователям. Тем более что в его должностные обязанности входит координация действий с органами власти разного уровня для достижения мирного урегулирования по жалобам россиян.

Автор — сотрудник Института «Право общественных интересов»