article
Слушать новости

Ошибка [п]резидента

Путин вряд ли сохранит прежнее влияние, прежде всего, потому, что не сумеет обмануть элиту

Когда в твоих руках главные телевизионные кнопки, несложно убедить широкие народные массы в том, что всё хорошее в стране – это твоя, начальника всея Руси, заслуга. На новом посту премьера Владимиру Путину придется подтверждать свои способности незаурядного государственного деятеля уже не народу, а элите.

То, что Владимир Путин теперь уже точно остается во власти в качестве премьер-министра, да ещё и лидера партии, имеющей в парламенте конституционное большинство, означает, что он таки принял за чистую монету всё, о чём на протяжении восьми лет изо дня в день трубили придворные телеканалы.

Он поверил, что действительно спас Россию – вытащил её из «трясины 90-х», «поднял с колен» и т.п.; что именно его молитвами и заботами экономика бурно развивалась, благосостояние граждан росло, а цены на энергоносители побивали рекорд за рекордом.

Разумеется, любая власть собирается жить вечно. Режимы попроще и погрубее не делают из этого тайны, режимы погибче и потоньше маскируют данное стремление разного рода софизмами. Но все без исключения понимают –

чтобы сохранить систему в целом, нужно периодически жертвовать отдельными её деталями.

Деспоты и тираны тасуют визирей и министров как колоду карт; авторитарные режимы дописывают и переписывают конституции; демократия и вовсе предусматривает регулярную смену государственного курса и правящих команд.

Политическая система Мексики, на которую, похоже, ориентируются нынешние правители России, в течение большей части ХХ столетия использовала доминирующую партию как инструмент передачи власти от действующего президента к преемнику. При этом глава государства избирался только на один срок и по истечении полномочий фактически покидал большую политику. Последнее условие соблюдалось неукоснительно – ведь попробуй президент задержаться, система рухнула бы, взорванная изнутри яростной междоусобной борьбой.

Установившийся в нашей стране политический режим, скопировав мексиканскую модель, этого главного условия не выполнил. В результате возникла ситуация, когда малейшее напряжение в отношениях между двумя центрами власти чревато развалом всей системы.

Почему же Путин пошёл на такой риск? Очевидно, он искренне уверовал, что его рейтинг зависит не от благоприятного стечения внешних обстоятельств, т.е. от элементарного везения, что он сосредоточил в своих руках огромную власть не столько благодаря случаю, сколько силою собственных талантов и харизмы. И убежден, что занимая «расстрельный» пост главного завхоза страны, он сохранит былое влияние.

Выходит,

Путин и впрямь возомнил себя творцом истории, отцом народов и создателем нового государства – кем-то вроде Дэн Сяопина в Китае или Салазара в Португалии, государственных деятелей, влияние которых никак не было связано с их формальным статусом.

Первый вообще не занимал никаких официальных постов; второй был председателем правительства, министром финансов, министром иностранных дел, но в соответствии с конституцией в любой момент мог быть отправлен в отставку одним росчерком президентского пера – и, тем не менее, с обоими не просто считались, им смотрели в рот, ловили каждое их слово.

В глазах не только напичканного пропагандой населения, но и пропитанной цинизмом элиты Дэн Сяопин и Салазар были Гераклами, сумевшими свернуть горы. Дэн Сяопин – признанный отец китайских реформ, расчистивший авгиевы конюшни последствий социалистического эксперимента. Салазар, добившийся для себя экстраординарных полномочий по контролю за исполнением бюджета, за два года, с 1928-го по 1930-й, вытащил экономику Португалии из глубочайшего кризиса – и это тогда, когда в мировых масштабах этот кризис только набирал размах.

А какие подвиги числятся за Путиным? Профанация выборов, уничтожение политической конкуренции, удушение оппозиции и региональной фронды etc? Но всё это служило исключительно усилению его личной власти и не имело никакого отношения к благополучию страны в целом.

Экономический подъём в России начался ещё до Путина – при Примакове. Из программы реформ, разработанных в начале путинского правления Центром стратегических разработок (т.н. «программы Грефа»), Путин, как изюм из булки, выковыривал самое вкусное – вроде введения плоской шкалы подоходного налога – и оставил «на когда-нибудь» самое неудобоваримое. Из непопулярных мер он решился разве что на монетизацию льгот, но мало у кого повернётся язык назвать её результаты успешной.

Путин вряд ли сохранит прежнее влияние, прежде всего потому, что не сумеет обмануть элиту.

Население труднее построить, но легче обвести вокруг пальца. Когда в твоих руках главные телевизионные кнопки, несложно убедить широкие народные массы в том, что всё хорошее в стране – это твоя, начальника всея Руси, заслуга. Но скормить то же самое элите невозможно. Она согнулась ниже травы, но не разучилась соображать что к чему. Она знает цену этим «подвигам» и ведёт строгий счёт пережитым унижениям. Она ничего не забыла и при первой же возможности всё припомнит.

Чтобы доминировать над элитой, не имея такой опоры, как пост главы государства, необходимо обладать поистине незаурядными способностями государственного деятеля. А есть ли они у Путина – больший вопрос.

Так или иначе, ему придётся доказать их наличие – и в первую очередь элите. Причём пробовать на зуб его начнут если не сегодня, то завтра. Не выяснилось бы тогда, что новый председатель правительства совершил ошибку, которую по аналогии с известным фильмом можно квалифицировать как «ошибку резидента».

Памятуя опыт прежней службы, Путин должен знать: хороший резидент всегда готов к провалу. В случае опасности он обязан без промедления оборвать «рабочие» контакты и лечь на дно, спасая тем самым агентурную сеть. Если резиденту начинает казаться, что он в полной безопасности, вероятность его провала многократно возрастает – хотя бы из-за тех неосторожных движений, которые неизбежно допускает человек, переставший следить за каждым своим шагом. Если же резидент обзаводится недвижимостью в престижных районах страны внедрения и устраивает корпоративные вечеринки, это означает, что его покинуло не только чувство опасности, но и чувство реальности.

Автор --главный редактор бюллетеня «Партинформ»

Поделиться:
Mail.ru
Gmail
Отправить письмо
Подписывайтесь на наш канал @gazeta.ru в Telegram
Подписаться
Новости и материалы
Все новости
Найдена ошибка?
Закрыть