Пенсионный советник

Защита веры на всех уровнях

Борис Фаликов 14.01.2008, 13:14

Отмены древнего британского закона против богохульства требуют верующие и неверующие. Зато в России многие не прочь поборотся с богохульниками в законодательном порядке.

На днях депутат британского парламента от Либерал-демократической партии Эван Хэррис предложил внести поправку об отмене закона против богохульства. Поправка была отклонена, но правительство дало понять, что в принципе не возражает против отмены устаревшего закона, однако прежде должно проконсультироваться с Англиканской церковью. Дело в том, что принятый в XVII веке закон с 1839 года защищает от поругания лишь верования этой церкви, которая по сей день является государственной. В свою очередь, представители церкви дали понять, что бороться за него не будут, поскольку в нем не нуждаются. Похоже, древний закон доживает последние месяцы.

Основные аргументы за его отмену были выдвинуты в письме известных британских интеллектуалов в газету «Дэйли Телеграф». Примечательно, что среди авторов не только знаменитые борцы с религией — профессор Ричард Докинс и писатель Филип Пульман, но и бывшие глава Англиканской церкви и епископ Оксфордский — лорды Кэри и Хэррис.

Верующие и неверующие подписанты сошлись на том, что закон не только не защищает порядок, но вредит общественной солидарности.

Ведь под его действие подпадают лишь нападки на англиканские верования, а это вызывает недовольство представиетелей других религий и конфессий. Не имеет закон и никакого практического смысла, так как противоречит международным нормам защиты прав человека. Поэтому он не применяется с 1977 года, а недавняя попытка использовать его в иске против «Би-Би-Си», выпустившей на экран антирелигиозный мюзикл «Джерри Спрингер. Опера», была отклонена Верховным судом.

Под закон копают давно. Еще в 1985 году специальная юридическая комиссия рекомендовала его отменить. Чем же вызвана новая и, видимо, финальная волна протестов? Ларчик открывается просто. В конце прошлого года вся Британия была потрясена, когда власти Судана обвинили в богохульстве скромную английскую учительницу, которая позволила своим ученикам-мусульманам присвоить плюшевому мишке имя пророка Мухаммеда. С огромным трудом немолодую леди удалось вырвать из цепких рук суданского правосудия. Тут-то британская публика и вспомнила о собственном законе. Еще бы. Мы тратим неимоверные усилия на защиту соотечественницы от африканских фанатиков, а у нас под носом сохраняются собственные очаги средневекового мракобесия. Какое же имеем право обвинять в нем далеких суданцев? Под влиянием этих настроений и зашатался древний закон.

В России приступы гнева против богохульников, которые время от времени сотрясают исламское население планеты, нередко вызывают противоположную реакцию — зависть.

Особенно ярко это чувство проявляется в рядах православной общественности. Разгромив очередную выставку, обижающую ее религиозные чувства, общественность негодует на избирательную наглость художников: попробовали бы они надсмеяться над мусульманскими святынями — тогда бы получили по полной, а нас сирых и убогих каждый обидеть может. Именно эта зависть вылилась в инициативу депутата Думы прошлого созыва Александра Чуева, который сразу вслед за скандалом с датскими карикатурами на пророка Мухаммеда предложил ввести в отечественное законодательство специальную статью, осуждающую богохульство. Инициатива была на ура встречена многочисленными единомышленниками депутата, но не получила дальнейшего развития.

Не менее прямолинейно откликается на религиозные обиды и отечественная интеллигенция, настроенная по большей части антиклерикально. Ее негодование сводится к тому, что на насмешки над бабушкиными сказками могут обижаться лишь дети и слабоумные.

Защитники святыни и свободы слова привычно ходят друг на друга стенкой, проявляя полную глухоту к чужому мнению.

Напомню, что против британского закона, осуждающего богохульство, совместно выступили верующие и неверующие. Не защищает его и церковь, чьи интересы он призван охранять. Объясняется это тем, что закон раздражает не по существу, а по форме. Он слишком архаичен и неуклюж. Англиканская церковь отвернулась от него так легко, потому что рассчитывает на современные меры защиты от оскорбительных нападок. Одна из них — закон против возбуждения религиозной ненависти. В Британии он сформулирован очень аккуратно: с одной стороны, требует уважения к религиозным взглядам, с другой — допускает их критику в пристойной форме.

Не надо думать, что в британском обществе нет скандальных выяснений мировоззренческих разногласий. Редакция «Дэйли Телеграф», напечатавшая письмо, призывающее к отмене закона против богохульства, предложила своим читателям высказаться по его поводу. И те высказались. Атеисты и антиклерикалы измывались над наивностью верующих. Те требовали заткнуть рот распоясавшимся безбожникам. Все это до боли напоминало отечественные споры по тому же поводу. Иногда начинало казаться, что читаешь плохой перевод с русского.

Так в чем же, спрашивается, разница? А вот в чем.

В Британии простецким выяснением отношений занимаются на уровне толпы, а у нас на всех уровнях без разбору.

Именно в этом духе и действовал наш депутат Думы, предлагая малограмотное и агрессивное решение проблемы, которое отсылало в имперское прошлое России. Их член парламента смотрит в будущее, очищая правовое пространство от архаики, чтобы проблема могла решиться в современном ключе. В первом случае все закончилось пустой демагогией, во втором побеждают здравый смысл и способность к компромиссу.

Дон Хоррокс, лидер Евангелического союза, который проиграл дело о запрете «Джерри Спрингера» в Верховном суде, заявил, что отказ от закона против богохульства развяжет руки врагам христианства в Великобритании. Однако признал, что у него нет практических доводов для того, чтобы бороться за его сохранение.