Слушать новости
Телеграм: @gazetaru
Опасайтесь подделок!

Длительное потребление политических суррогатов может оказаться смертельным для страны

Фото: VE
Длительное потребление политических суррогатов может оказаться смертельным для страны.

Не только сердце красавицы склонно к измене. Сердца избирателей тоже отличаются удивительным непостоянством. К примеру, Владимира Жириновского, уже почти два десятка лет развлекающего почтеннейшую публику сальто-мортале на политической арене, сегодня удостаивают постоянным вниманием менее трети россиян. Геннадием Зюгановым, уже лет пятнадцать неутомимо бьющимся за народное счастье то с одним, то с другим «преступным режимом», интересуются еще меньше сограждан — всего 16%.

Взглянув на свои портреты кисти экспертов ВЦИОМа, политические старожилы должны загрустить. Дмитрий Медведев и Сергей Иванов, в общем-то новички в политике, люди, оказавшиеся на политических подмостках случайно на подтанцовках у Путина, который в свою очередь тоже «попал в случай», в одночасье превратившись из ничем не выделявшегося серого чиновника в суперпопулярного президента, обходят ветеранов сцены по многим показателям. И хотя знают о президентских протеже меньше граждан и следят за их плодотворной работой немногим более пристально, чем за бесплодными борениями Зюганова, об их взглядах имеют и вовсе смутное представление, зато доверяют им существенно больше.

Взять, к примеру, Иванова и Зюганова. К министру обороны с доверием относятся 61% граждан, четверть ему не доверяет. У лидера коммунистов обратная пропорция: 25% россиян к нему, как говорится, с распахнутой душой, а 61% — с сомнением. Приблизительно такая же зеркальная картина и у Жириновского с Медведевым. 26% все еще доверчиво внемлют экспансивному либерал-демократу, 59% не поддаются его красноречию. Не сильно речистый, не особо выразительный и не слишком представительный Медведев уже сумел расположить к себе более половины россиян — 55%. Хотя пятая часть граждан ему все же не доверяет. Но и к всенародно обожаемому президенту Путину примерно 15% граждан относятся со скепсисом!

Да и не в этом дело. Ни Зюганов, ни Жириновский никогда не могли похвастаться высокими рейтингами доверия. Что не мешало им из раза в раз, на протяжении 13 лет возглавляя избирательные списки на думских выборах, получать достаточную для победы поддержку избирателей. Неприятно другое: и те, кто верит в искренность и благородство этих политических мужей, и те, кто в них не верит, одинаково считают Жириновского и Зюганова людьми, у которых пик карьеры пройден и все в прошлом. Напротив, и у Медведева, и у Иванова, убеждены более половины россиян, лучшее, конечно, впереди.

Впрочем, и Зюганов, и Жириновский вряд ли когда-либо еще примут участие в индивидуальном политическом забеге. Бессмысленность подобных состязаний была очевидна для них, как и для других политических звезд начала 90-х (например, Явлинского), уже в 2004 году.

Катастрофически низкая оценка потенциала политика со стороны избирателей чревата самыми печальными последствиями для возглавляемой им организации.

Какой смысл голосовать за партию, которой руководит политический аутсайдер? И это настроение уже сказывается на электоральных рейтингах и КПРФ, и ЛДПР. По данным того же ВЦИОМа, на конец ноября они составляли всего 6 и 5% соответственно.

Это вовсе не означает, что коммунистам и жириновцам не удастся проскочить в следующую Думу. Если их фанаты будут верны и дисциплинированны и будет на то воля Кремля, КПРФ и ЛДПР получат по несколько штук (может, по два-три десятка) мандатов. Но такими результатами их незавидное положение героев «давно минувших дней» лишь усугубится. Уже в нынешней Думе, полностью контролируемой Кремлем, и Геннадий Андреевич со своими стертыми до дыр словами о народных нуждах, и Владимир Вольфович с его известным до тошноты набором эпатажных приемов и псевдопатриотических лозунгов напоминают пушкинскую Пиковую даму, которая, несмотря на прогрессирующую дряхлость, таскается по балам с энтузиазмом давно ушедшей молодости.

Уцелев в эпоху зрелого Путина, и Жириновский и Зюганов, по сути, остались политиками ельцинского времени.

Впрочем, ни у того, ни у другого не осталось, кажется, уже и энтузиазма. Как и возможностей для ребрендинга стремительно изживающих себя партий. Поворот, на котором старым лидерам надо было соскочить, дав шанс иным вожакам обновить партийные лозунги, идеи и ряды в соответствии с запросами времени, давно и безнадежно пройден. Вероятно, поэтому отток кадров из КПРФ начался еще в прошлом избирательном цикле (даже раньше, весной 2002 года), а из ЛДПР сейчас стали уходить уже не просто рядовые, но самые близкие соратники вождя. Недавно из фракции вышел первый заместитель руководителя Егор Соломатин, проработавший с Жириновским 11 лет. К весне, по словам самого лидера ЛДПР, фракцию покинут еще двое — Сергей Абельцев и Максим Рохмистров. Еще раньше из думских рядов ЛДПР «за нарушение партийной дисциплины» был исключен один из организаторов «Русского марша» Николай Курьянович. Возможно, после выборов-2007 оставит пост лидера и Владимир Жириновский. Геннадий Зюганов в лучших традициях коммунистических вождей, очевидно, будет цепляться за партийный руль до последнего, до очередного закрытия очередного коммунистического партпроекта.

Мечутся и политические старейшины на правом фланге. С одной стороны, лидер «Яблока» Григорий Явлинский заявляет о возможном бойкоте выборов 2007-2008 года в силу бессмысленности участия в этом фарсе. С другой — его соратники Сергей Иваненко и Сергей Митрохин тут же дезавуируют слова своего лидера, говоря о готовности партии бороться до конца.

Хотя конец на самом деле давно настал. Просто в лихорадке политических будней ни левые, ни правые не заметили, что их формат, такой новый в начале 90-х, в XXI веке безнадежно устарел.

Не исключено, что и по этой причине так легко набирают голоса любые политики формально нового призыва, те же Медведев или Иванов. А рейтинг «Единой России» составляет 48%. Можно сколько угодно говорить о волшебной силе телеэкрана, монополизированного Кремлем, его людьми и партиями, о бесстыдно используемом административном ресурсе, о заточенном под интересы партии власти избирательном законодательстве. Все это, вместе взятое, не только причина того, что КПРФ, «Яблоко», СПС или ЛДПР стремительно теряют популярность у граждан. Это и следствие того, что ни одна из старых партий не провела своевременную реновацию.

Что ни один из лидеров не ушел вовремя и красиво, уступив место новому политическому поколению.

Самое печальное для граждан, большинству которых нет никакого дела ни до будущего партий, от «Едра» до КПРФ включительно, ни до судьбы их лидеров, в том, что на смену старым кумирам, идеям, организациям не приходят новые. Можно по-разному оценивать Явлинского, Жириновского или Зюганова, но нельзя отрицать того, что они сами выстроили и свои политические карьеры, и свои партии. Они были настоящими.

Политики и партии, к которым за неимением не просто лучшего, но альтернативного вдруг воспылали доверием граждане, являются искусственно созданными продуктами, суррогатами.

Потребление суррогатов, например паленой водки, опасно для жизни людей. Длительное потребление политических суррогатов может оказаться смертельным для страны. Хотя люди, готовые голосовать за Медведева, о котором они ничего не знают, или за «Единую Россию» только потому, что им благоволит Путин, этой опасности не чувствуют — как не ощущает ее человек, за компанию распивающий дешевый омыватель для стекол. Счастливы те, кому после потребления суррогата удается очнуться.