Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Сенатские бани с тренажером

Нарастание энтропии в градостроительстве отражает хаос, который побеждает в государстве

Николай Климонтович 25.08.2006, 11:29

Нарастание энтропии в градостроительстве отражает хаос, который побеждает в государстве.

В Москве вышла из печати книга с воистину трагическим названием «Хроника уничтожения старой Москвы». В ней приводятся такие данные: за последние полтора десятка лет в Москве уничтожалось по пятьдесят исторических зданий в год. А статус памятника архитектуры присвоен лишь нескольким сотням столичных зданий, но и статус этот отнюдь не препятствует тому, что они будут проданы с молотка. Когда держишь в руках этот том, то на память приходит давний альбом, вышедший за рубежом в начале 80-х, «Сорок сороков». Это было воспроизведенная в документах и снимках хроника уничтожения храма Христа Спасителя в 30-е. Снимки были сделаны официальными сталинскими хроникерами и отправлены на спецхранение, под многие замки. Тогда еще стеснялись собственного вандализма, все-таки Сталин был семинаристом при царе-батюшке. И, кроме того, этот был жест большевистской веры — ведь материализм с атеизмом тоже своего рода вера, как ни крути. А религия — не нами сказано — опиум для народа.

Сейчас ничего не стесняются, только крестятся перед телекамерами, стараясь встать поближе к патриарху. Более того, когда слушаешь торжественные реляции властей о разрушении старых московских зданий, складывается впечатление, что своей разрушительной деятельностью они гордятся. Быть может, они уверены, что, отказываясь от старого, созидают новую жизнь. Этот большевистский взгляд по-своему логичен: легче и приятнее, как в анекдоте про цыгана, новых детей сделать, чем этих помыть. Похоже, новые хозяева города искренне и наивно полагают, что особняки позапрошлого века, чудом уцелевшие после наполеоновского нашествия и московского пожара, куда меньше красят город, чем новорусские красного кирпича башни и бетонно-стеклянные офисы. Ведь, будь иначе, следовало бы констатировать, что против исторической Москвы развязан настоящий геноцид. Но основан он не на слепой ненависти, хочется все-таки думать, а на грубой и неприкрытой корысти.

Об уничтожении памятников — от дворянской Москвы до зданий времен модерна — говорить уже скучно, так много об этом написано и произнесено гневных слов. Причем сплошь и рядом монструозный новодел — имитация и подражательство. Чего стоит, например, здание на Соколе, заделанное под сталинскую высотку. Но общественность у нас авторитетом не пользуется, пресловутое гражданское общество какое-то худосочное. Хотя отдельные манифестации граждан подчас все-таки приносят плоды — скажем, спасти от Церетели Александровский сад не удалось, но вырубка Нескучного сада, кажется, остановлена.

Но, разумеется, никакие идеалистические поползновения не могут преградить дорогу бездумной алчности. Представьте себе, если некто хочет ограбить музей или библиотеку, хоть Эрмитаж, хоть московский архив, и толкнуть драгоценные вещички в ломбард, не будешь же ему втолковывать, что, де, творения человеческого духа бесценны и не могут принадлежать одному, поскольку принадлежат всем. Грабитель посмотрит на такого морализатора как на идиота. Скорее всего, у него язва и давно не стоит, подумает разбойник, коли он не понимает, что ресторан и девочки значительно интереснее, чем пылящиеся безо всякого толка музейные и архивные пыльные раритеты.

Именно такая психология у нынешних преобразователей наших городов. Какой-нибудь «Военторг», будь он хоть трижды памятник архитектуры, построен неграмотно, тесен, бестолков, поскольку не приносит должной прибыли. А если подойти с умом, то на его месте можно запузырить такой торговый центр с подземными гаражами, что на бабки от натыканных там бутиков круглый год можно будет безбедно жить в Акапулько всему аппарату мэрии.

Да что говорить о диковатых представителях торгового разнузданного нашего бизнеса, если совсем недавно замечательный пример примата личного комфорта над любыми гуманитарными приличиями продемонстрировал не кто иной, как российский Конституционный суд. Это, в общем-то, вполне декоративное учреждение, судя по его последним вердиктам, перебирается от Кремля подальше — в Санкт-Петербург. Но не в новострой какой-нибудь, а в знаменитое здание Сената постройки Карло Росси. Историческое здание по требованию судейских будет перестроено. Причем мало того, что в Сенате не оказалось достойных нынешних вершителей права залов для заседаний. Умиляет другое — тяга к спорту и личная чистоплотность государственных мужей: они категорически не хотят переезжать в колыбель революции, пока им не построят в Сенате тренажерный зал и сауну. Росси, конечно, ничего о саунах не знал и на тренажерах не занимался, а царские сенаторы, тоже, скорее всего, не чуждые личной гигиены, мылись все-таки дома, а не по месту службы.

Это нарастание энтропии в градостроительном бизнесе, когда никакие законы и постановления не могут предотвратить активность новых застройщиков, конечно же, отражает хаос, который стремительно на наших глазах побеждает в государстве,

где все падает, рушится, разливается, обваливается, отравляется, взрывается и горит синим пламенем. Если уж в двух столицах при всем честном народе творятся такие безобразия, то о том, что делается в провинции, в регионах, как говорят в Кремле, и подумать страшно. И, надо сказать, нас об этом старательно не уведомляют. Так что всякая честная публикация, подобная этой книге, с которой мы начали, начинает походить на чудо.