Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Русский характер: пьянство

22.08.2006, 16:39
Кирилл Харатьян

Современное безудержное русское пьянство, думаю я совершенно серьезно, отнюдь не продукт какого-то особого склада души, которая будто бы не может существовать в трезвости и оттого требует непрерывного затуманивания — ничего подобного! Это было бы слишком простым объяснением сложной взаимосвязи русского и алкоголя.

На самом деле с момента прихода безбожников к власти, а может, даже и с более ранних времен существования России русскому человеку не хватает некоторых необходимых для жизни вещей, можно сказать, радикально необходимых, а именно: возможности свободно формулировать и пропагандировать взгляды; чувствовать себя защищенным от превратностей судьбы; собирать вокруг себя компанию единомышленников — пожалуй, этого уже и достаточно.

Вот, например, что касается взглядов. Русский всегда имеет собственную версию происходящих в стране и мире событий. Часто это очень простые, незамысловатые идеи, типа такой: Лужков получает деньги от кавказцев, чтобы они имели возможность торговать и расселяться в Москве, а русские отказываются ему платить, вот и вымирают. Или про евреев что-нибудь коварное.

Но встречаются и настоящие шедевры типа такого: мир котировок товаров и ценных бумаг — не что иное, как новая среда, точно такая же, как водная или воздушная, и следовательно, она подчиняется простым физическим законам, надо только понять, как их правильно применить.

На Западе, наполненном корыстолюбием, такая теория наверняка нашла бы массу последователей. Даже, я думаю, какой-нибудь непременно фонд инвестиционный под это дело зарегистрировали бы и деньги привлекли. В России ничего такого не получается — люди глухи, когда фундаментальные вещи говорят по трезвости. Мы вообще побаиваемся фундаментальных вещей: безбожники отбили у нас к ним вкус. А если видно, что человек несет это спьяну, т. е. будучи расслаблен и благодушен, и откровенен, как не выслушать? А поскольку нетрезвый ум настроен на дискуссию, теоретик получает замечательных оппонентов, пусть и настроенных юмористически.

И что еще важно: товарищи по пьянке, подискутировав, начинают гордиться умным собутыльником и пересказывать его идеи в других компаниях — поскольку свежо! и остро! Происходит пропаганда и распространение нового фундаментального знания, причем в обстановке уважения и доверия. Конечно, все это носит мифологический характер (у нас во дворе один умный мужик есть, так вот он говорил, что все эти, ..., акции,..., — как воздух, понимаш?), но как раз история показывает, что миф укореняется в народном сознании лучше всего прочего.

Теперь что касается защиты от неприятностей. В так называемых развитых обществах существует развитая сеть институтов превратностей судьбы — от фондов помощи наркоманам и бездетным парам до полиции, и еще надо не забыть психоаналитиков. В России всего этого тоже в последнее время появилось довольно много, особенно внимательных, даже дотошных правоохранителей, вот только веры им никому нет. Русскому человеку во всем этом видится — и не без оснований — желание заработать на его беде.

А зато есть вера товарищескому звукоизлиянию. Вот страшноватая история, как один друг пошел к другому с нольседьмой банкой водки и жалобой, что баба совсем отбилась от рук и с кем-то на стороне вступила в связь; друг сразу же после того, как сходили еще за нольседьмой, признался, что он знает этого кого-то; рогоносец потребовал сатисфакции и немедленно; друг стал биться головой о стену; рогоносец все понял. Тогда они поехали домой к рогоносцу и стали требовать от его жены правды,
и чтобы она выбрала, кто ей больше мил, а после того, как она выбрала (мужа, конечно), подрались с применением предметов и физических явлений. Рогоносец победил и получил три года «химии», его доверенное лицо и одновременно обидчик — множественные травмы, в том числе отвращение к женщинам, а их жена и любовница — одинокую старость. Никто, можно
сказать, не остался неудовлетворенным. Такая как бы справедливость.

Наконец, что касается компании. Вообще-то всякая качественная пьянка представляет собой собрание единомышленников. Стоит только поглядеть, как горят глаза и спорится дело у соображающих выпить, как становится очевидна неразрывная их и крепкая связь. Это наша форма подлинной общественной жизни — типа первичной партийной организации. Так мы
обсуждаем самые острые вопросы современности и вырабатываем общую позицию: правы ли, например, американы, вероломно напавшие на наши Афган и Иран, хороший ли из Путина вождь, и сможет ли он дорасти до Сталина...

Докучливое время бежит мимо нас, как дворовая собака; водка или там дефицитное французское красное делают свое пьяное дело: мы соловеем, озарения вспыхивают все чаще, и все сложней понять их смысл; но нам-то важно, что мы противостоим всему плохому на свете, и что мы — ох! — сила!

А что будет завтра — будет завтра.