Встреча ПБОЮЛов с Участковым

Фото: AP
Главный приз, леденец, так сказать, государственного масштаба — землю, говорит, под предприятиями не надо выкупать. Достаточно, значит, двух слов не говорить.

Странная вещь, непонятная вещь — смыслы. Они живут сами, действуют сами, как трава и как запахи, как какой-то эфир, невидимый и неслышимый, чье влияние узнается только в последствиях. Говорили два года назад — нельзя принимать сталинский гимн, проклятье коммунизма будет жить. Нет, говорят, что вы! Какая разница, мы с вами современные люди, лишь бы народу нравилось....

Или вот на ту же тему пример попроще. О превращениях. Промышленники и предприниматели, они же олигархи и работодатели, в конце прошлой недели проводили свой съезд. Долго консультировались — узнавали, можно ли им вообще его проводить. Руку, как всегда, протянул Кремль. Сказано было так: все будет хорошо, Сам приедет, но только вы за это должны не говорить двух слов — ЮКОС и Ходорковский — и все. — Только двух слов? — изумились. — И все? — И все.

Стали, значит, проводить съезд, не произнося двух слов. Вот председатель Вольский открывает собрание, всех приветствует, про какие-то задачи там из бумажки зачитывает. Все слушают его напряженно — следят, то есть, как он двух слов не произнесет. Потом Сам слово взял. И вроде как говорит про удвоение и общенациональные программы. На самом-то деле все знают, что смысл другой — что это он им просто напоминает, что присутствует тут, чтоб видеть, как они двух слов произносить не будут. Ну, следующий оратор, уже ничего не боясь, прямо и твердо не произносил двух слов. Отчеканивал промышленник, а зал следил затаенно: как чешет лихач — как будто двух слов отродясь не знал вовсе.

И так всю дорогу. Вот, вроде, Сам опять слово взял. Говорит, возврата не будет (хотя на самом деле уже непонятно, про что это он). Говорит, партнерство. То есть, значит, показывает, что заметил, как они двух слов не произносили. Не надо, говорит, только огульно, а то хуже будет. Видно, еще какие-то слова есть, которые не надо было произносить, но о них раньше не предупредили. Ну, это ничего, навык уже есть. Никакой, говорит, избирательности. И потом главный приз, леденец, так сказать, государственного масштаба — землю, говорит, под предприятиями не надо выкупать. Достаточно, значит, двух слов не говорить.

И ведь как старались потом, комментировали, что не в том, мол, дело, что мы двух слов не говорили, как нам велели, а в принципе — диалог не прерван, взаимопонимание есть. Мы двух слов не говорим, и Он, надо отдать Ему должное, это сразу замечает, реагирует, не сердится нисколько и показывает себя реформатором. И овация эта, когда чуть ладошки не отбили, — ведь хотели просто показать и ему, и всей стране, что не потому мы хлопаем, что благодарны, что заметил, как мы два слова не говорили, а по иным, государственным, надличностным, так сказать, соображениям...

Один только был момент, когда екнуло. Это когда Он сам вдруг эти слова сказал. Никакой, говорит, избирательности в деле ЮКОСа нет, надо привыкать к правовой культуре. Тут холонуло, конечно. Вроде и не говорили же запретные два слова, а вот сумел, значит, все-таки напомнить большей части зала, что

КАК ПОСЛЕДНИЕ ЛОХИ, В 99-М ОФОРМИЛИ СЕБЕ НАЛОГИ ЧЕРЕЗ ПБОЮЛы, И ВОТ ТЕПЕРЬ СИДИ С ПОДВЯЗАННЫМИ ЯЙ...

Ой. В общем, общее чувство высказал один нефтяной ПБОЮЛ журналистам. Дело, говорит, Ходорковского, знаете, я лично рассматриваю как его личную трагедию. Точнее не скажешь. Все под Богом ходим.

Ну, собственно, и все. Одно тут только еще... Вот, теперь так часто говорят, что пересмотра итогов приватизации не будет. И Путин говорит, и Колесников его слова подтверждает — не будет. И тут вдруг понимаешь силу классики. Как Бродский говорил, что если Евтушенко против колхозов, то я за. Вот и я думаю. А может уже пора результаты пересмотреть? Кому они теперь на фиг нужны?

А ПБОЮЛы, кстати, кажется, не поняли развития темы — то есть чего он им на самом деле про землю сказал. Обрадовались, что денег платить не надо. Смешные.

Вы же уже однажды не платили!!

Ведь оно, конечно, неприятно, если в течение нескольких лет в рассрочку эту землю выкупать, на которой уже и так вроде сидишь. Жалко вроде денег, которые вроде можно бы и не платить, а договориться по-хорошему. Правда вот только, что человек, который ее так несколько лет выкупал, напрягался, он, когда к нему вдруг очередная хрюша в погонах подкатит с какими-то своими юридическими измышлениями и подсчетами, ведь он и АКМ может в конце концов достать из-под полы. В порядке крайнего неудовольствия. И совсем другое дело, если человеку эту землю когда-то подарили за то, что он на съезде двух слов не сказал. Такой человек, он как был ПБОЮЛом, так навсегда ПБОЮЛом и останется.

Так что предложение президента Путина о бесплатной передаче земли под приватизированными предприятиями предлагаю считать вредным для экономического и исторического будущего России, а также позорными для русского бизнеса. И то ведь непонятно: нам же месяц битый уже на пальцах объясняют, что итоги приватизации власть считает неизменными, но несущественными. Тут бы, казалось, хороший повод и подтвердить их в виде прав на землю, и собрать в казну компенсацию за «бесплатную раздачу общенародной собственности». Что, не чувствуете противоречия? Нет, ПБОЮЛы не чувствуют. Нет, говорят, никакого противоречия, личная, говорят, есть только трагедия.