Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Рамзан forever

11.10.2011, 20:30

Слава Тарощина об исполинах отечественной политики

Приятно корректировать классиков. Гоголь полагал, что Пушкин — это русский (по-нынешнему, российский) человек в его развитии, каким он явится через 200 лет, а выяснилось – Рамзан Кадыров.

Именно он назначен исполином отечественной политики, которому подвластно все: прекратить войну, сделать счастливыми подданных, построить на пепелище город Солнца, устраивать праздники с размахом то ли московского купца, то ли арабского шейха, переместить на время Голливуд в Грозный. Сам Владимир Владимирович бледнеет на столь богатом информационном фоне. Путинский день рождения отмечался в основном в сети, телевизора это судьбоносное событие почти не коснулось. Зато 35-летие главы Чечни, удачно совпавшее с Днем города, торжественно транслировал в вечерний прайм государственный канал. (В скобках заметим, что подобных счастливых совпадений не позволял себе даже опальный ныне творец столичного капитализма Лужков, родившийся, как и Москва, в сентябре.)

Примечательно, что данная трансляция вытеснила из эфира программу «Исторический процесс». Акт почти символический. Кадыров – это отдельная ветвь современного исторического процесса, которую, как и Россию, умом не понять и аршином общим не измерить.

С концертом явно спешили. Он прошел в небрежном виде, наспех смонтированный, плохо снятый. В подобном урезанном виде концерт производил странное впечатление. Поднадоевшая Ванесса Мэй вызывала гораздо меньшее одобрение зрителей по обе стороны экрана, чем молодеющая с каждым годом София Ротару с ее страстным обращением к Кадырову: «Я назову планету именем твоим». А пустившийся в пляс прямо на сцене глава Чечни (и весело подтанцовывающий ему в первом ряду партера Хлопонин) вмиг затмил всех летающих акробатов оптом и в розницу. Отдельный сюжет – лейтмотив концерта. Сногсшибательная панорама «Грозного-сити» на фоне фейерверков и салютов подавалась под тревожную музыку, подозрительно похожую, как мне показалось, на ту, которая сопровождала известный бандитский сериал «Бригада». Наверное, это дань не столько традиции, сколько Безрукову, лично осветившему своей улыбкой высокое торжество. Но не будем останавливаться на форме, поскольку в данном случае важна не она, а содержание самого события.

Торжества совпали по времени с акцией в центре Москвы под названием «Хватит кормить Кавказ!». Зачем нужно было столь откровенно дополнительно дразнить неуклонно впадающий в национализм электорат – непонятно. День города наверняка есть и в Тюмени, и в Пензе, но нам его еще ни разу не показывали. Да и день рождения Москвы даже при Лужкове не становился крупным телевизионным событием. Зато дорогостоящие грозненские понты с мертвыми небоскребами, гигантскими часами и тоннами мрамора демонстрировались на экранах целый день.

Впрочем, какими бы мотивами ни был обусловлен «День Рамзана» на российском телевидении, в нем есть как минимум один положительный момент. В программе «Женский взгляд» Оксаны Пушкиной прозвучали удивительные откровения. Нет, я не об источниках финансирования Чечни – тут уже ясно, что деньги республике дает не кто иной, как Аллах. Я другом – о природе несменяемости власти. Путину для того, чтобы пойти на очередной срок, нужно прикрываться Столыпиным с его хрестоматийным «вам нужны великие потрясения, нам нужна великая Россия». Кадыров не нуждается в идеологическом обеспечении. О своем президентстве он говорит с простодушием, вызывающим восхищение. «Мне никто не верит, — рассказывает Рамзан Оксане Пушкиной, — но у меня есть мечта, клянусь Аллахом, уйти красиво. Думаю об этом и днем, и ночью. Когда я говорю своему окружению, что хочу уйти, они начинают плакать. Я боюсь поломать систему». Путин тоже боится «поломать систему», только вряд ли он когда-нибудь в этом признается. Зато Кадыров легко подводит под собственный пьедестал убедительную теоретическую базу насчет плачущего окружения.

В жизни и политической судьбе обоих гарантов стабильности можно отыскать немало общего. И Путин, и Кадыров явно стремятся к политическому долгожительству. Но если Владимир Владимирович вынужден играть в «рокировочки», то Рамзан Ахметович с неизменной 100-процентной поддержкой чеченского народа еще долго может позволить себе свободное плавание. Человек, достигший в 35 лет столь значительных успехов во всем, к чему ни прикоснется, достоин слогана «Рамзан forever».