Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Простые чудеса

28.12.2011, 17:22

Игорь Свинаренко о чудесах, сотворенных поясом Пресвятой Богородицы

Немало было, если кто помнит, бодрых, не слишком политкорректных атеистических заметок про пояс Богородицы, что вот какое ж мракобесие имеет место в XXI веке в таком гламурном городе, как Москва. Сколько по меньшей мере жалости было выплеснуто из СМИ на «безумцев», которые на морозе стояли по 15 часов, от Воробьевых до самого храма, чтоб поклониться своей святыне. Причем им за это никто не платил — прикиньте! Разве это не странно, в самом деле, что для кого-то нематериальные ценности оказались важней комфорта? Ну хотя бы на полдня, но тем не менее? Как многомиллионному русскому телезрителю в такое поверить?

Я в дискуссию не встревал по ряду причин — да хоть из уважения к идеалистам, которые никого силой под свою идею не загоняют. И пытаются по мере сил помогать другим. Я не только не теолог, но даже и не аккредитован при патриархии, мои измышления носят сугубо частный светский характер.

И вот! Случилось мне залечь, буквально в день прибытия пояса в Москву, что, конечно, является чистой случайностью, в медицинское учреждение. И вскоре мне туда передают с оказией посылку от моего старого знакомого — отца Михаила, настоятеля храма под Нижним. Мы с ним познакомились в какой-то из тюрем, по которым ездили по работе. Он по своим профессиональным делам, я по своим: писал книгу «Русские сидят». Название я поставил такое, потому что оно мне казалось смешным — черный, типа, юмор. И стали мы с о. Михаилом приятельствовать. Притом что человек я хоть и крещеный, но воцерковленным меня не назовешь. Я не раз уже писал про этого своего товарища и часто о нем думал, особенно в рамках дискуссии, которая еще совсем недавно была модной: «Валить или не валить»? А там же какая история? Еще будучи светским советским сочинителем, с публикациями в больших журналах и членством в СП, наш персонаж с семьей уехал на ПМЖ в Германию. В 90-м, что ли, году. И там вдруг в какой-то момент ему стало стыдно: он красиво живет в сытой Европе, а Россия страдает. Короче, он с женой и детьми все бросил, вернулся в Россию, из писателя переквалифицировался в батюшки, то есть, грубо говоря, из одной духовности переместился в другую. В общем, о. Михаил, как видите, человек незаурядный, откуда на него ни глянь. Застольная с ним беседа — это роскошь, скажу я вам. И огромное удовольствие. Причем он меня не воспитывает, а я с ним не спорю, просто мы говорим «за жизнь».

И вот мой товарищ прислал мне ни много ни мало «Честной пояс Пресвятой Богородицы». Не оригинал, конечно, а как бы модель его, какая в ходу в церковных лавках. Отец Михаил еще и позвонил мне, чтоб объяснить, что поясок не из Москвы, а с самого Афона, где он лично побывал. Я поблагодарил и в шутку добавил, что вот-де страдаю за свои грехи. В шутку, поскольку вообще редко что говорю всерьез, ну и к тому же клерикальной лексикой не пользуюсь. Отец Михаил меня поправил: не столько, может, за грехи, просто мне дается возможность подумать о жизни. Кроме того, по его версии, болезнь еще и очищает человека.

Мысль эта для меня слишком сложна, не знаю даже, как мне, простому человеку, к ней подступиться. Но, с другой стороны, кто нам обещал легкую жизнь? Но по-любому я благодарен человеку за то, что он думает обо мне. У него и без меня забот хватает, он вон зэками занимается, разъясняет им, что к чему, а это, скажу вам, не самая симпатичная публика. Что двигает отцом Михаилом — какая разница? Интересней то, что он реально помогает людям. Может, вы назовете более достойную цель, более высокую задачу в жизни?

Прошло какое-то время после описанного случая… И я встречаюсь с человеком, слишком известным на маленьком «пятачке» вокруг Старой площади, чтобы всуе называть его имя. Между делом он вручает мне небольшой пакетик, объяснив, что это для меня от его жены. Она, будучи из очень продвинутой семьи, настолько вовлеченной в светскую культур-мультур, что просто не дай, как говорится бог, лет 10 назад окрестилась и сделалась активной прихожанкой одного храма. И вот она лично (без мужа, он еще более светский, чем я, персонаж) отстояла в мороз 15 часов, чтобы добраться до своей святыни! Как вы уже догадались, в пакетике был пояс. Муж дарительницы прокомментировал вручение мне этого подарка старой историей про Нильса Бора, у которого над дверью висела подкова, потому что она приносит удачу. «Да как же вы верите в такие предрассудки?» — спросили ученого. «Понимаете, подкова помогает даже тем, кто в нее не верит», — ответил физик. Не то чтобы человек оправдывался, но все же считал нужным объяснить, почему он принимает участие в такой неожиданной акции, как вручение пояса.

Впрочем, я даже и без этого пояснения был вполне растроган. Но тут что самое, может, важное? Что пропасть между культурами возможна, и она есть, но можно делать вид, что ее нет. Это спокойствие, этот могучий артистизм, эта снисходительность, когда никто никого не обзывает ни фанатиком, ни дурой, ни сволочью (конечно, у нас считается хорошим тоном, когда человек говорит что думает, но не так ли ведут себя и пациенты дурдомов?), а с подчеркнутым уважением фильтрует базар, хотя уже язык чешется. Какая в этом цивилизованность, какая могучая красота! И какая, если уж на то пошло, надежда на спасение.

Когда материал готовился в печать, стало известно: настоятель афонского Ватопедского монастыря архимандрит Ефрем — тот самый, что был во главе делегации, которая привозила в Россию пояс Богородицы, — арестован…

Отчего, почему? Наиболее комплиментарной версией кажется мне та, которую в своем комментарии по поводу ареста Ефрема озвучил заместитель секретаря президиума генсовета партии «Единая Россия», председатель Российского социально-консервативного союза Юрий Шувалов: «Сегодня самые разные поводы используются для того, чтобы нанести точечные удары по нашей стране, по нашим духовным основам, по православию…»

Когда уже проклятая закулиса успокоится и возьмет себя в руки, в самом-то деле!

А недолго ей осталось зверствовать. Нашлась, как сообщил Роман Супер, молодой дотошный телевизионщик с РЕН, и на нее управа: «…Самое большое откровение для меня случилось недавно, когда в Москву привозили пояс Богородицы. Я решил, что лучший способ понять эту бесконечную очередь за святыней — отстоять вместе со всеми этими людьми 15—20 часов. Без телевизионных на**ок, без этих тупых синхронов, вырванных из контекста, без постановочных стендапов и так далее. Хороший сюжет получился, живой. И, главное, я впервые за 27 лет жизни так сильно по-настоящему полюбил наш народ, спрятавшийся от собственного государства в этой очереди. Люди, которые во всех других многочисленных русских очередях ведут себя как свиньи, в этой очереди превратились в приятных, интересных, светлых, хорошо пахнущих и хорошо формулирующих ребят. Это крутой феномен, который я и пытался изучить».

Так-то! С наступающим вас Новым годом, в ожидании красивых поступков, которые совершите вы и ваши близкие, с пожеланием приятных неожиданностей.