Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Наш чемпион

25.05.2011, 12:51

Игорь Свинаренко об Анатолии Карпове

Я перестал брать в руки фигуры после того, как меня стали обыгрывать мои малые дети, играючи. Я не по этим гайкам. Далек от этого бизнеса. Но Анатолий Карпов, чемпион, с которым я совершенно случайно познакомился и иногда вижусь, тем не менее, меня впечатляет в полный рост при всем моем глубоком и счастливом равнодушии к спорту. Тут дело не в спорте, но в человеке.

У него давно уже все есть. Еще при советской власти он ездил на «мерсе», какой кроме него был только у Брежнева и — бери выше — лично Владимира Семеныча Высоцкого! Путешествия — тоже с советских времен. Сейчас он проводит дома три месяца в году и хотел бы мотаться по глобусу меньше, и много бы за это отдал, но не получается! Черная икра — он рассказывал, как в молодости в Питере покупал ее килограммами, чтоб отметить спортивную победу; ничего особенного. Икра — это скучно, друзья.

И вот ему стукнуло 60. Он молодой муж, молодой отец, полон сил и продолжает работать. Не за деньги — какие деньги, сколько ж можно! За деньги работают только несчастные люди. Счастливые делают что хотят, что им в голову взбредет. Самые счастливые для души делают то, что другие называют работой, то, что страшно нужно людям. Из всего, что делает Карпов, долго перечислять, не буду — скажу только про такую великую вещь, как соревнования по шахматам среди зеков. Чемпион добился того, что они стали обязательными. Сидельцы выезжают на соревнования, хоть и под конвоем, но это ж настоящая, почти вольная жизнь! Как у людей! Пропащие души получают шанс.

А вот он еще что делает, и про это мало кто знает: пытается наладить в Туле выпуск авто для инвалидов. Для которых давно уже ничего не делается! Забыли. Коммерчески это невыгодно, сами понимаете. Легко догадаться. Карпов — ну больше ж некому — вложил в это дело 180 млн рублей. Надо еще 250 млн. Не в подарок, не чтоб дербанить — на условиях коммерческого кредита! С возвратом! Но банки не дают без залога. Как-то это немного слишком уже. Мы понимаем, какая у нас в стране жизнь и какие люди нами командуют, взять хоть ту же, извините за выражение, Думу — но всему ж должны быть пределы.

Карпову кажется важным, что продажная цена его машины — от 170000 до 190000. Он подробно рассказывает про то, что его авто подойдет не только для инвалидов, но и для малого бизнеса. Удобно перевозить грузы. Пиццу доставлять. Вполне государственный подход — это я про Карпова, не про власти.

Ну вот что теперь делать Карпову — еще 8 с хвостиком миллионов долларов отдать на государственное дело, на инвалидов? Если даст — никто не заметит и не вспомнит. Как всегда в таких случаях. Мы с чемпионом, встретившись в конце апреля, когда шел юбилей чернобыльской аварии, вспомнили — кажется, только мы, а больше никто — про то, как он и Каспаров отдали на устранение последствий катастрофы весь призовой фонд Лондонского матча. А это, чтоб вы знали, ни много ни мало 650000. Не рублей. Не долларов даже, но полновесных фунтов стерлингов, друзья. Кому это сегодня интересно? Конечно, никому. Не только не интересно, но, думаю, даже и непонятно. Так мы живем!

Карпову просто повезло, что у него все так сложилось и складывается. Да пусть ему и дальше везет! Мои и наши поздравления. Я бы поздравил в прошлой колонке, но заранее — это ж плохая примета. Лучше поздно, чем плохо.

Следующий юбилей Анатолий Карпов готовится отметить в следующем году — 45-летие трудовой деятельности: «В 1967-м, еще школьником, я стал инструктором второй категории по спорту».

Может, это главное, что можно о нем сказать, — что он работяга. А что, это звучит!