Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Два журнала: «Медведь» и «Путь»

04.06.2009, 17:02

Забавно, когда голливудская стандартная схема — два парня соревнуются, кто круче, а победителю достается писаная красавица, на которой тот даже (по не подтвердившимся слухам) женится — примеряется на первых лиц страны. Но как еще говорить о главном, то есть о главных? Люди не приучены к иному. Они еще не знают, как про что положено думать. Не привыкли пока.

Меня как-то спросили:
— А что ты думаешь о президенте Путине? Как он тебе?
Это еще, когда он им числился.

Я удивился вопросу. Где он — и где я? Какая ему разница, думаю я о нем или не думаю? Я его не выбирал, выборов же не было. (И долго еще не будет никаких, до тех пор, пока в следующий раз в Москву не приедет Евровидение: вот уж люди обголосуются). Командуя страной, Путин не подавал мне никаких сигналов — в смысле мне и таким, как я. Он смотрел на нас в упор, смотрел сквозь или через голову — нас просто не было для него. У него и без нас хватало фанатов. Он разговаривал с ними в наше как бы отсутствие, и я перестал его слушать, потому что это смахивало на подслушивание, а зачем же лезть в чужую беседу.

Да я и сам на его месте вел бы себя так же: вряд ли я стал бы заигрывать с чекистами и улыбаться им, вот еще! И если б они ко мне приходили с вопросами и пожеланиями, я б смотрел им в переносицу, делая каменное лицо, и молча спрашивал бы: как, вы еще здесь?

Но у него были хорошие шутки! «Мочить в сортире» — признайтесь, это было сильно сказано. Насчет обрезания — не так универсально, шутка для своих, не такая смешная, но убедительная. Ну и потом, чтоб вести авто куда надо, главное — оставаться за рулем. Мы как-то не любим вспоминать про регента Березовского, который прежде рулил страной и стягивал в один кулак руководителей субъектов федерации, включая, пардон, Москву, ха-ха. Или э-хе-хе. Мы понимаем, чего уж там — у Путина были заботы поважней национального согласия.

В-общем, я на те расспросы пожимал плечами.

Прошли, как говорится, годы. И меня спросили про первый год Медведева. Как я оцениваю? Я по привычке пожал было плечами, но после-таки почесал репу и задумался. О, как! Конечно, мы на стихию влиять, по-прежнему, не можем — кто ж нам даст? — но небесные знамения-то кто ж нам мешает толковать! И я вдруг с удивлением осознал, что от Медведева мне шли сигналы! Это меня потрясло, и я даже стал снова иногда листать газеты (нельзя ли что-то сделать с мерзкой черной типографской краской, которая так пачкает руки?), и даже порой включать ненавистный ящик (в котором, как ни странно, обнаружились настоящие новости — это я про питерский канал, про Рен-ТВ и про передачи не для идиотов и не для пэтэушниц, то есть в стороне от столбовой дороги русского ящика — на «Культуре»).

Что б про Медведева ни говорили, а, как сказал по похожему поводу (про начало правления Путина) один знакомый госчиновник, публично «удивляюсь, как много он успел сделать».

Итак, знаки, поданные мне Медведевым.

1. Уволил московского милицейского начальника Пронина. То есть что, теперь всякий начальник будет нести ответственность за содеянное его ведомством и его людьми? Значит если, к примеру, прокуроры где-то на процессе будут жульничать, то генпрокурор поимеет бледный вид? Или, к примеру, дембеля убили молодого бойца — так что, с комполка сорвут погоны и выгонят в отставку рядовым? Круто. Господа, да это же революция!

2. Ввел — ну, не лично, но ведь при нем же это случилось, а не, к примеру, при Брежневе — тысячные штрафы за «зебру». Москва, где «золотая дремотная Азия опочила на куполах» (поскольку сейчас никто ничего не читает и не помнит, сообщу, что это, кажется, Есенин), тут же стала сдвигаться в сторону Парижа или Одессы, где по-европейски тормозят перед пешеходом и его пропускают. Русские простые люди потрясены: так что, оказывается, можно навести порядок и без Сталина? Что, для соблюдения правил дорожного движения не обязательно устраивать голодомор? Можно обойтись? Фантастика…

3. Выпустили Бахмину! Я вот из недавнего интервью писательницы Дашковой узнал, что в Новой Зеландии запрещено слово «каннибализм», потому что в свое время приехавшие на остров индейцы съели всех аборигенов и поселились в их недвижимости. К чему это я? К тому, что после новые новозеландцы таки зажили прилично! Такое бывает. В этом легко убедиться, слетав в Новую Зеландию: туристов по прибытии не отправляют на мясокомбинат! Там теперь едят не двуногих, а все больше баранов. Ну, вот и у нас, может, настанет когда-нибудь счастье. Может, оно уже и настает.

4. Ходорковского привезли в Москву! А то могли б по-прежнему его прятать во глубине сибирских руд, и пусть туда к нему в глубину заныривают желающие написать репортажик из зала суда. Ну и Ходор таки жив, и это тоже новость неожиданная, животрепещущая! Оптимистическая. А то ведь знаете, как оно бывает и бывало, — ну, если кто знаком с русской историей немного. «Железная маска» — это все ж таки не очень русский сюжет, он так больше европейский как-то. (Справедливости ради я благодарю и Путина: за то что со знаменитым узником не «решили вопрос», хотя, догадываюсь, ВВП одолевали соответствующими просьбами.)

5. И еще Медведев дал интервью оппозиционной газете. Это круто, друзья! Это и по-христиански, и по-пацански, и по пиару хорошо. И креативно! Когда человек обозначает интеллект, то некоторым это нравится.

Я, может, не все тут перечислил, поскольку не слежу за новостями, так уж всё бросив, — но и этого немало! Может, он и еще какие сигналы подал, а я их просто пропустил по невнимательности. Вдруг я прозевал президентский указ «О введении в России всеобщих демократических выборов»? Или, на худой конец, «О разрешении полной свободы слова и политических дискуссий в прямом эфире на Первом канале»? Не везде, а только тут, в порядке эксперимента — как, помните, для пробы проводили лет 20 назад выборы директора на, кажется, автозаводе РАФ в Латвии. Но даже и без этого ясно: прошлый президент за два срока мне столько хорошего не сказал, как теперешний за год. Вот интересно — почему так? Неужели из-за того только, что я работаю в журнале «Медведь»? Так может, надо было давно уже переименовать его в журнал «Путь»? (Неплохое, кстати, название, оно мне все больше нравится.)

Да может, еще и не поздно.